Багира

Суббота, 11 18th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

В 1930-х годах большевики отменили политическую ссылку как слишком мягкое наказание. Они на собственном опыте знали, что такое жизнь в ссылке. Например, Владимир Ленин провёл в селе Шушенском Енисейской губернии целых три года.

Сибирский санаторий Ильича

Журнал: Тайны 20-го века №45/С (Русская история №1), 2017 год
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Андрей Лешуконский

Из тюрьмы — в ссылку

Фото: Ленин в ссылкеЛенин был арестован вместе с соратниками по «Союзу борьбы за освобождение рабочего класса» в декабре 1895 года. В тюрьме, пока шло следствие, он провёл больше года. Конечно, жизнь в камере — не сахар, но Ленин ел особый платный обед и пил молоко. У него больной желудок, поэтому из аптеки ему доставляли минеральную воду.
Тюремная диета пошла на пользу. Сестра Ленина, Анна Ульянова, признавала, что желудок Ильича «был за год сиденья в тюрьме в лучшем состоянии, чем в предыдущий год на воле». За 14 месяцев, что он провёл в заключении, Владимир Ильич вообще окреп (он ежедневно занимался гимнастикой) и прочитал гору литературы. Но затем — безо всякого судебного решения, в административном порядке — Ленина, как и многих его товарищей, отправили в ссылку. Срок — три года — тогда считался не самым суровым, но и не мягким.
Из царской казны ссыльным полагались денежные выплаты. Владимир Ильич получал восемь рублей в месяц. Для города — не бог весть что, но в отдалённом сибирском селе — вполне достаточно. «Дешевизна в этом Шушенском была поразительная, — вспоминала Крупская. — Например, Владимир Ильич за своё «жалованье» — восьмирублёвое пособие — имел чистую комнату, кормёжку, стирку и чинку белья, и то считалось, что дорого платит».
Если товарищи Ленина вынуждены были работать (некоторые должности ссыльные занимать не имели права, но в общем и целом власти не препятствовали им устраиваться на службу), то сам Владимир Ильич мог позволить себе жить в своё удовольствие. Не слишком богатая, но вполне обеспеченная мать высылала ему довольно крупные суммы.
Правда, поначалу, пока деньги ещё не дошли до Шушенского, Ленину пришлось некоторое время питаться «довольно бедно» (как позже отмечала приехавшая к нему Крупская). Для него резали «всего лишь» одного барана на неделю. На следующую неделю покупали мясо, из которого работница хозяина дома — крестьянина Зыкова — делала котлеты. Их подавали с «жалким гарниром» — свёклой, горохом, кислой капустой, солёными огурцами и репой. Надо сказать, что подавляющее большинство населения Российском империи питалось гораздо хуже.

«Эк вас разнесло!»

Вскоре в ссылку отправилась и Надежда Константиновна. Правда, не по своей воле, а также в качестве осуждённой за политику. Крупская ехала в Уфимскую губернию, однако подала прошение о том, чтобы отбывать наказание в Шушенском. Надежде Константиновне было присуще своеобразное чувство юмора. Ленин точно не знал, когда она приедет. Так что, вернувшись с очередной охоты и увидев у себя в комнате свет, он поинтересовался у хозяина дома, в чём дело. Зыков — по просьбе Крупской — сказал, что к Владимиру Ильичу пришёл пьяный товарищ по ссылке, набедокурил, разбросал все его книги и заснул за столом. Разъярённый Ленин ворвался в комнату, а там его встречала невеста.
Вскоре, однако, пару чуть не разлучили. Исправник, узнав, что Ленин и Крупская не венчаны, потребовал, чтобы они оформили отношения. Официально тогда признавались лишь церковные браки, а оба революционера были атеистами. Тем не менее, чтобы не разлучаться, они поступились принципами. Один из товарищей смастерил жениху и невесте кольца из медных пятаков (достать золотые украшения им не удалось), а 10 мая 1898 года местный батюшка Иоанн Орестов совершил таинство венчания, о чём и сделана запись в церковной книге.
Вместе с Надеждой Константиновной в Шушенское приехала и её мать. Увидев Ленина, она воскликнула: «Эк вас разнесло!». Видимо, баранина и котлеты сказались на фигуре Ильича.
В избе у Зыкова было тесно, поэтому они за четыре рубля сняли часть дома у местной вдовы. Молодые разбили огород, а в помощь дамам наняли девочку-прислугу, которая выполняла большую часть непривычной для них работы.

Любимая собака Крупской

Чем же занимался в ссылке Владимир Ильич, который жил вместе с семьёй, имел прислугу и был материально независим? Конечно, самообразованием: очень много времени он уделял чтению книг и газет, которые, хоть и поступали с задержкой, но всё-таки приходили. За время ссылки Ленин написал более 30 трудов. Прибыв в Шушенское, Владимир Ильич даже пытался заниматься стихотворчеством, но сумел выдать лишь: «В Шуше, у подножия Саяна…» Дальше одной строчки, как он с юмором писал близким, дело не пошло.
Но главным увлечением Ленина стала охота. Владимир Ильич приобрёл ружьё и с удовольствием бродил по окрестным лесам. Со стола у молодой семьи, как вспоминала Крупская, не сходила дичь — зайцы, тетерева, куропатки… Письма Ленина близким полны восторженными описаниями охоты.
Ради охоты Владимир Ильич завёл щенка по кличке Пегас. Он много времени тратил на обучение пса, но тот почему-то умер. Тогда Ленин завёл себе породистого сеттера, которого назвал Дженни. Сам он этой собакой был не слишком доволен — она плохо делала стойку на куропаток. Зато Дженни стала любимицей его жены. К слову, близкие, узнав о том, что у Ленина проблемы с собаками, готовы были прислать ему чистокровного охотничьего пса. Но он отказался. Решил, что пересылка собаки за тысячи километров «дорога невероятно».
Но, как ни люби охоту, сутками напролёт с ружьём бродить не будешь. Ленин очень много читал и писал, но и свободного времени у него, в отличие от вынужденных зарабатывать на жизнь товарищей, оставалось масса.
Летом он по несколько раз в день купался в Енисее. Зимой Владимир Ильич вместе с Надеждой Константиновной и её матерью ходили на замёрзшую реку кататься на коньках. Со временем Ленин освоил резьбу по дереву. По воспоминаниям Крупской, он постоянно вырезал шахматные фигуры и время от времени спрашивал её советов. Правда, Надежда Константиновна совсем не разбиралась в шахматах и могла посоветовать, например, вырезать на голове у слона корону. Владимир Ильич только посмеивался.

Запевала с гитарой

Биографы Ленина нередко писали, что он в Шушенском очень часто общался с крестьянами. Якобы от них он набирался народной мудрости. На самом деле, по воспоминаниям товарищей, будущий вождь революции не любил общаться с дремучими сибиряками. Об этом говорит хотя бы тот факт, что в письмах к близким Ленин ни разу не назвал девочку-подростка (на тот момент ей было 15 лет), которую семья взяла в качестве прислуги, по имени. Общение с крестьянами он старался свести к минимуму, ограничиваясь бытовыми вопросами. Иногда, впрочем, мог одолжиться. Так, Владимир Ильич время от времени брал у соседа гитару, на которой, к слову, играл весьма неплохо.
А вот в пении Ленин не преуспел. Время от времени он вместе с Крупской ездил в Минусинск, где встречался с другими ссыльными и участвовал (помимо партийных дискуссий) в музыкальных вечерах. Позже его товарищи в мемуарах отмечали, что Ленин нередко фальшивил, а на высоких нотах «совсем погибал», срывая голос. Что, однако, не мешало ему с удовольствием выступать в роли запевалы.
Как ни странно, но Ленин оказался одним из немногих руководителей революции, чью биографию не украсил побег из ссылки. Неоднократно сбегал Сталин, дважды умудрился бежать Троцкий. Благо, в те годы это было не так сложно — за ссыльными следили не строго, и, пока товарищи покрывали их отсутствие, они уже оказывались где-нибудь в Петербурге. Или за границей, как Троцкий, который умудрился в спальном вагоне поезда пересечь всю страну, при этом жандармы ни разу не проверили у него документы. Наивные были времена!
Ленин же, как вспоминали близкие, через два года ссылки загрустил, жаловался на то, что его лишили свободы, но попыток побега не предпринимал. Отбыл он срок, как говорится, от звонка до звонка. На прощание подарил повзрослевшей девушке-прислуге новые сапоги, а из ссылки увёз с собой 15 пудов (!) книг.
Если говорить словами Крупской, ссылка в Сибирь превратилась для главной четы революционеров в «дачную жизнь, полную всяких приятностей». И, видимо, прекрасно помня об этом, в конце 1930-х годов большевики перестали ссылать противников «во глубину сибирских руд». 10 лет без права переписки были куда более действенным наказанием.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Сибирский санаторий Ильича