Багира

Воскресенье, 12 17th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Бескрайние просторы России всегда заселяли множество народов. Воинственным и непокорным, им тяжело было уживаться рядом. Отвоёвывая друг у друга земли, они оттачивали свои боевые качества.

Самые воинственные народы в истории России

Журнал: История «Русская Семёрка» №4, июнь 2016 года
Рубрика: Народы
Текст: Тарас Репин

Русские

Воинственность русскихСуровый климат, обширные территории и бесконечная череда завоевателей выковали у русских огромную силу воли и упорство в достижении побед.
«Русские часто шли в атаку на наши пулемёты и артиллерию, даже когда их атака была обречена на поражение. Они не обращали внимания ни на силу нашего огня, ни на свои потери», — вспоминал немецкий генерал Первой мировой войны Антон фон Позек.
Четверть века спустя другой немецкий генерал Гюнтер Блюментрит дополнил своего соотечественника: «Русский солдат предпочитает рукопашную схватку. Его способность, не дрогнув, выносить лишения вызывает истинное удивление. Таков русский солдат, которого мы узнали и к которому прониклись уважением».
Писатель Николай Шефов в своей книге «Битвы России» приводит статистику войн с XVIII по XX столетие, в которых участвовала Россия. Согласно автору, за 250 лет русская регулярная армия из 34 войн выиграла 31, из 392 сражений победила в 279. В подавляющем большинстве сражений русские войска уступали своим противникам в численности.

Варяги

Варяги не были единым народом. Однако эти пёстрые в этническом плане группы, населявшие, в том числе, северные земли Древней Руси, отличались сплоченностью и воинственным нравом. С ними можно было или воевать, или договариваться.
У Европы не получилось ни то, ни другое. По рекам варяги проникли вглубь континента, опустошив Кёльн, Трир, Бордо, Париж.
«От свирепости норманнов избави нас, Господи!» — доносилось из многих церквей Западной Европы.
По Днепру варяги добрались и до Чёрного моря, откуда они совершали свои разорительные походы на Царьград.
Развитая техника обработки железа позволяла варягам создавать высококачественное оружие и доспехи, практически не имевшие аналогов. Историк Александр Хлевов отмечает, что ни Европа, ни Азия в то время не смогли создать равных по боеспособности варягам воинских формирований.
Византийские императоры и русские князья предпочитали иметь варягов в качестве наёмников. Когда новгородский князь Владимир Святославич с помощью варяжской дружины в 979 году захватил киевский престол, он попытался избавиться от своенравных соратников, но в ответ услышал: «Это наш город, мы его захватили, — хотим взять выкуп с горожан по две гривны с человека».

Балтийские немцы

В XII веке вслед за ганзейскими купцами на восточный берег Балтики пришли крестоносцы. Главная цель экспансии — завоевание и крещение языческих народов. В 1224 году немцы захватили основанный Ярославом Мудрым Юрьев, а созданный вскоре ими Ливонский орден на долгое время станет одной из главных угроз для западных рубежей Руси.
Потомки ливонских пленников Ивана Грозного с начала XVII века активно привлекались для формирования «полков иноземного строя».
В конце XVIII века вместе с остзейскими дворянами в русскую армию пришла прусская дисциплина, вышколенность и доведённая до автоматизма боевая выучка — то, что вдохновило Павла I на военные реформы.
Многие из остзейских немцев на русской военной службе достигли карьерных высот. Например, выходец из старинного эстляндского рода Карл фон Толь. Этому талантливому штабному генералу принадлежит план войны с Наполеоном, именно он разработал оперативный план Бородинского сражения. Позднее Карл фон Толь руководил успешными операциями в ходе русско-турецкой войны 1828-1829 годов.
Ещё одним знаменитым остзейцем был Барклай-де-Толли. «Тактика выжженной земли», которая использовалась генералом во время войны с Наполеоном, вызывала протест у русского поместного дворянства, но именно она во многом предрешила исход военной кампании.
Перед русско-японской войной доля генералов немецкого происхождения в генералитете русской армии составляла 21,6%. На 15 апреля 1914 года среди 169 «полных генералов» было 48 немцев (28,4%), среди 371 генерал-лейтенанта — 73 немца (19,7%), среди 1034 генерал-майоров — 196 немцев (19%).
Большой процент офицеров немецкого происхождения был в Лейб-гвардии Конном полку, в который, по традиции, набирались в основном прибалтийские (остзейские) немцы.
Другими известными балтийскими немцами в русской армии и флоте были Павел Карлович Ренненкампф, Евгений Карлович Миллер, адмирал Михаил Оттович фон Эссен, барон Алексей Павлович фон Будберг, генерал Николай Эмильевич Бредов.
Особняком в ряду балтийских немцев стоит барон Унгерн фон Штурнберг. Исключительно решительный, пренебрегающий опасностями, ещё на фронтах Первой мировой войны он снискал себе славу героя. Во время Гражданской войны армия под командованием генерала Унгерна стала одной из главных угроз для Советской России. Имя барона Унгерна особо памятно в Монголии: во многом благодаря полководческому таланту генерала эта страна смогла отстоять свою независимость от Китая.

Шляхтичи

Шляхта Речи Посполитой не раз доставляли проблемы Русскому государству, не только посягая на территории восточного соседа, но и владея московским престолом. Английский историк Норман Дэвис так характеризует «гоноровых шляхтичей»: «Они не занимались никаким ремеслом или торговлей, но могли лишь поступать на военную службу или управлять поместьем».
Шляхта изначально была военно-рыцарским сословием. Львиную долю жизненного уклада шляхтича занимали охота, фехтование, скачки и стрельба. В коллегиумах Великого княжества Литовского практиковались военно-спортивные игры, например, бои на «пальцатах», которые имитировали сабельные поединки.
«Это боевое начало являлось проекцией шляхетских поединков, дуэлей — игр со смертью в реальной жизни», — отмечает историк Игорь Углик.
Много шума в Европе наделали «крылатые гусары» — элитная конница Речи Посполитой, неоднократно побеждавшая русских, шведов, турок и немцев. Успех гусарии приносила её излюбленная тактика: нарастающий темп атаки и уплотнённый фронт хоругви, позволявшие при столкновении нанести максимальный урон противнику.
С XVI столетия шляхтичи стали пополнять ряды Запорожского казачества, привнеся в него рыцарский лоск и военную демократию. Для обедневшей или провинившейся части польско-литовской шляхты казачество воспринималось как восстановление чести — «или пасть со славою, или воротиться с военною добычею».
После Переяславской рады часть так называемой русской шляхты из Левобережной Украины добровольно присягнули московскому царю. Шляхтичи не
раз имели возможность проявить себя в ратных делах. Так, в 1676 году, когда башкиры и киргизы осадили Мензепинскую крепость, шляхтичи храбро сражались и в течение долгого времени удерживали город, вплоть до прихода подкрепления.

Казаки

Этот вольный народ зачастую находился в авангарде тех, кто поднимал восстания и бунты, был он и в рядах первопроходцев, отвоевывавших для империи новые земли.
Исключительные воинские качества казаков — результат многоэтапной боевой подготовки. Например, длительный процесс обучения казака-пластуна позволял развивать разные навыки: «выстрел на хруст» — способность поражать при плохой видимости любую цель, «волчья пасть» — умение провести молниеносную разящую атаку или «лисий хвост» — искусство заметать свои следы при возвращении с задания.
Яркой страницей в летопись казачества вплетается подвиг донского казака Козьмы Коючкова — Георгиевского орденоносца Первой мировой войны. В августе 1914 года небольшой разъезд казаков атаковал пару германских кавалерийских дозоров. «Меня окружили одиннадцать человек. Не чая быть живым, я решил дорого продать свою жизнь», — вспоминал герой. Несмотря на 16 колотых ран, которые получил казак, ни один из одиннадцати немцев не остался в этот день живым.

Черкесы

Уже самоназвание черкеса — «адыг» — означает «воин». Весь уклад жизни адыгов был пронизан военным бытом. Как отмечает писатель Асланбек Султанович Марзей, «такое состояние их жизни в постоянной готовности к защите и бою, выбор менее уязвимого места для поселений и временных стоянок, мобильность в сборах и передвижении, умеренность и неприхотливость в пище, развитое чувство солидарности и долга, вели, конечно, к милитаризации».
Наряду с другими закубанцами черкесы оказывали самое ожесточённое сопротивление русской армии в период Кавказских войн. Только спустя столетие ценою более миллиона жизней солдат Россия смогла покорить этот гордый и воинственный народ. С пленением Шамиля смиряется и самое могущественное племя западной Черкесии — абадзехи.
На протяжении столетий черкесы создали особую военную культуру — «Уорк Хабзэ», выделявшую их среди соседей. Неотъемлемой её чертой было почтительное отношение к противнику.
Черкесы не жгли дома, не топтали нив, не ломали виноградников. Восхищения заслуживает и забота черкесов о раненых или павших товарищах. Несмотря на опасность, они среди боя мчались к погибшему, только чтобы вынести его тело.
Придерживаясь рыцарского кодекса чести, черкесы всегда вели открытую войну. Сдаче в плен они предпочитали смерть в бою. «Одно могу похвалить в черкесах, — сообщал Петру I астраханский губернатор, — что все они — такие воины, каких в здешних странах не обретается, ибо, что татар или кумыков тысяча, тут черкесов довольно двухсот».

Вайнахи

Существует гипотеза, согласно которой древние вайнахские народы заложили основы сарматского и аланского этноса. Нам вайнахи известны в первую очередь как чеченцы и ингуши, которые оставили в истории не менее яркий след, чем их грозные предки.
Во время нашествия орд сначала Чингисхана, а затем Тимура отошедшие в горы вайнахи сумели оказать им героическое сопротивление.
В этот период вайнахи довели до совершенства свою оборонительную архитектуру. Высящиеся сегодня в горах Кавказа сторожевые башни и крепости — лучшее тому подтверждение.
Интересное описание вайнаха встречается в дневнике русского солдата, попавшего в плен к горцам во время Кавказской войны: «Это поистине зверь, отлично оснащённый всяким боевым оружием, острыми когтями, могучими зубами, прыгающий как резина, как резина увертливый, уносящийся с быстротою молнии, с быстротою молнии настигающий и разящий».

Осетины

В пёстрой этнической родословной осетин отчётливо вырисовываются воинственные ираноязычные племена Северного Кавказа: скифы, сарматы и аланы. В отличие от других кавказских народов, осетины довольно рано налаживают отношения с Россией. Уже в середине XVIII века руководитель осетинского посольства в Петербурге Зураб Магкаев заявил о готовности выставить армию численностью в 30 тыс. человек для участия в военных действиях против Ирана и Турции. Преданность, отвага и доблесть — черты, которые наиболее точно характеризуют осетинских воинов.
«Осетины особенно бесстрашны и закалены, как спартанцы. Договариваться с ними — политическая необходимость», — пишет в своих записках русский драматург Михаил Владыкин. Генерал Михаил Скобелев отмечал, что если осетины и бывают последними, то только при отступлении.

Ногайцы

Золотоордынский беклярбек Ногай дал начало этнониму, с которым связан один из самых грозных и воинственных народов Евразии. Уже при своём основателе Ногайская Орда распространила влияние на огромные территории от Дона до Дуная, вассальную зависимость от неё признавали владения Византии, Сербии, Болгарии и многие юго-восточные земли Руси.
Ногайцы, которые к середине XVI века могли выставить 300-тысячную армию, были силой, с которой мало кто осмеливался соперничать. Московские цари предпочитали выстраивать добрососедские отношения с Ордой. Взамен на экономическую помощь ногайцы несли кордонную службу на юге Руси, а их конные полки помогали русским войскам в Ливонской войне.

Татары

Татарская конница со времён первых завоевательных походов Чингисхана представляла собой грозную силу.
На поле боя татарские лучники использовали доведённую до совершенства тактику манёврирования и засыпания противника стрелами. Военное искусство татар также славилось разведкой, благодаря которой небольшие отряды могли устраивать засады и совершать молниеносные нападения.
В середине XV столетия у московских царей появилась идея подчинить татарскую воинственность своим интересам.
Так на территории Русского государства возникли татарские анклавы, члены которых обязывались нести воинскую повинность в обмен на неприкосновенность территории и религии.
Для решения политических задач татарские войска активно использовали Василий II и Иван III. Иван Грозный положился на татар при взятии Казани и Астрахани, в Ливонской войне и в опричнине.

Калмыки

Неотъемлемой частью жизни калмыка была его физическая подготовка. Национальная борьба «ноолдан» тренировала у молодёжи силу, выносливость и несгибаемую волю к победе.
Во время праздника Цаган Сар калмыцкие юноши сходились друг с другом в настоящей «рубке», правда, используя вместо сабель плетки. Такие забавы впоследствии делали калмыцких воинов непревзойдёнными «рубаками».
Особое место у калмыков занимало умение контролировать отрицательные эмоции, что позволяло им накапливать физические и моральные силы.
Во время боя воин-калмык входил в особое состояние духа, при котором не чувствовал ни боли, ни усталости, а силы его словно удесятерялись.
С XVII века калмыки демонстрировали своё воинское искусство, защищая рубежи Русского царства: кавалерия Калмыцкого ханства принимала участие во многих войнах, которые вела Россия на протяжении XVIII столетия.

Манси

Облюбовавшие суровый северный край вогулы (или манси) в совершенстве овладели искусством выживания. Отличные охотники и бесстрашные воины, они заставляли считаться с собой соседей: сибирских татар, ненцев и зырян.
Дружину мансийского хана составлял отряд профессиональных воинов — «косатых отыров». Залогом их успеха было скрытое передвижение и незаметное выслеживание противника.
В разное время на земли вогулов пытались проникнуть орды Батыя и отряды новгородцев — всё безуспешно. Только потерпев болезненное поражение от казаков Ермака, манси отступили дальше на Север.

Тувинцы

Этот немногочисленный скотоводческий народ во время Великой Отечественной войны демонстрировал чудеса стойкости и храбрости. Неслучайно немцы называли тувинцев der schwarze Tod — «чёрная смерть». Из 80-тысячного населения Тувы 8 тыс. человек сражались в рядах Красной Армии.
Воевавшая в Галиции и Волыни Тувинская кавалерия без преувеличения произвела неизгладимое впечатление на немецкие войска.
Пленный офицер вермахта на допросе признавался, что его подчинённые «подсознательно восприняли этих варваров как полчища Аттилы и потеряли всякую боеспособность».
Нужно отметить, что тувинским кавалеристам воинственности добавлял их внешний вид: на маленьких лохматых лошадях, одетые в национальные костюмы с диковинными амулетами, они бесстрашно неслись на немецкие части. Ужас немцев усиливал и тот факт, что тувинцы принципиально не брали противника в плен, а при явном превосходстве врага стояли насмерть.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Самые воинственные народы в истории России