Багира

Воскресенье, 04 22nd

Последнее обновлениеВс, 22 Апр 2018 2am

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Служил в конце XIX века в Румянцевской библиотеке удивительный старичок, которого многие русские философы и писатели того времени — Толстой, Достоевский, Соловьёв — считали своим учителем.

Николай Фёдоров: Русский Сократ

Журнал: Наша история №1, апрель 2018 года
Рубрика: Уникум
Автор: Валерий Сафронов

Фото: Николай ФёдоровМосквичи называли его «русский Сократ», дивились его чудачествам, рассматривая как что-то вроде городской достопримечательности. Знаний он был самых обширных — говорили, за 25 лет службы прочёл и запомнил едва ли не все книги библиотеки и был поистине ходячей энциклопедией. Что же он был за человек, если даже сам Лев Толстой сказал: «Я горжусь, что жил в одно время с ним»?

Аскет

Он вёл чуть ли не монашеский образ жизни: никогда не имел своего жилья, снимал углы, спал на голом сундуке, ходил круглый год в стареньком пальтишке на рыбьем меху. «Я харчами не затрудняюсь», — говаривал он, усмехаясь, поскольку обычным пропитанием для него были чай и баранки. Всё своё жалованье он раздавал нуждающимся, практически не имел никакой собственности, считая это грехом, и при жизни ничего не опубликовал под своей фамилией. Это потом ученики соберут его разрозненные записи и издадут знаменитый труд — «Философию общего дела», а историки назовут отцом русского космизма и великим мыслителем России.
Из скромности в соответствии со своими принципами он никогда не фотографировался. Вот что пишет автор его единственного натурного портрета Леонид Пастернак: «Маленький согбенный старичок с седой бородкой и усами, с жиденькими волосами на почти лысом черепе, очень бедно и странно одетый в какую-то старую женскую кофту-кацавейку; руки его были всегда засунуты в рукава, словно он ёжился от холода. С зеленовато-жёлтого, бледно-смуглого худощавого старческого лица живо и остро пронизывал вас горящий взгляд чёрных запавших глаз. В нём было что-то очень странное, оригинальное, что-то от аскетических монахов, которых изображали итальянские художники. С него можно было писать Франциска Ассизского. Как я потом узнал, это и был своего рода святой — по высоким нравственным принципам и по аскетическому образу жизни».

Книжный червь

Этого человека звали Николай Фёдорович Фёдоров. Предположительно он родился 26 мая по старому стилю 1829 года в селе Ключи Елатомского округа Тамбовской губернии. Его отцом был князь Павел Гагарин, а матерью — дворовая девица Елизавета Иванова. Отчество и фамилия Николая были позаимствованы от имени крёстного отца. Позже факт «незаконно-рождения» оказал сильнейшее влияние на формирование мировоззрения философа, неслучайно в сочинениях Фёдорова впоследствии часто появляется весомая, литая фраза—»чувство смертности и стыд рождения».
В 1849 году он окончил Тамбовскую гимназию, в 1851-м ушёл из Ришельевского лицея в Одессе, учительствуя, скитался 14 лет по уездным училищам. С 1874 года трудился библиотекарем Румянцевской библиотеки в Москве, а последние годы жизни работал в читальном зале архива Министерства иностранных дел. За это время Фёдоров внёс большой вклад в развитие русского книговедения, первым составил систематический каталог книг Румянцевского музея, выдвинул идею о международном книгообмене. К книгам у него вообще было особое отношение — он их почти одушевлял. По его мнению, библиотека хранит в себе память каждой эпохи и память о людях, эту эпоху созидавших. Он считал, что «книги — не друзья друг другу, книги — враги. Потому что каждая из книг несёт свою идею, часто отвергая или критикуя другую».

Воскрешение из мёртвых

Главное призвание своей жизни Фёдоров видел в создании «Философии общего дела». В его учении ключевую роль играла идея преодоления смерти и воскрешения умерших. В отличие от ортодоксальных христианских верований воскрешение человека, по его мнению, должно произойти не в потустороннем мире, а в посюстороннем и не духовно, а физически. Причём воскрешение, по Фёдорову, это не единичный акт, не удел избранных, а призвание и достояние всех людей, независимо от их звания и сословной принадлежности, то есть общенародное, всемирное дело. Воскрешение не означает ожидания чуда, а предполагает активную человеческую деятельность в этом направлении.
Фёдоровская концепция воскрешения охватывает два аспекта. Первый предполагает оживление в прямом смысле этого слова. Второй аспект — идея «оживления» живых, то есть раскрытия и использования их творческого потенциала, воодушевление на «общее дело» жизнеутверждения и жизнетворчества.

Санитарный вопрос и не только

В комплекс идей, охваченных проблемой воскрешения, входил, по Фёдорову, и «санитарный вопрос»: экологические мероприятия, направленные на оздоровление Земли, сохранение существующей на ней жизни (устранение заболеваний, эпидемий, голода, старческого одряхления).
Давление грозных и смертоносных сил природы на человека приводит к тому, что он становится одержим стремлением к самосохранению, а это является причиной враждебного отношения людей и народов друг к другу. Из-за всеобщей недоброжелательности люди разобщены, и поэтому силы их недостаточны для разрешения великой проблемы господства человека над природой. Счастье же, по Фёдорову, невозможно до тех пор, пока в мире царят разрушительные процессы и люди разобщены друг с другом.
Смерть — высшее проявление разрушения. Частая смена поколений не позволяет в полной мере освоить знания предков, и поэтому нужно добиться бессмертия. Устранив смерть, человек победит зло и станет спасителем мира.
«Философия общего дела» предлагала систему достижения бессмертия человека через регуляцию природы силами науки и техники, развитие познания и самосовершенствование. В процессе регуляции должен измениться и сам физический организм человека. Мы не можем стать бессмертными, сохранив старый тип жизнедеятельности, который мыслитель считал принципиально конечным. Поэтому главная цель — добиться преображения органов нашего организма, чтобы человек сам мог летать, видеть далеко и глубоко и т.д. В этой связи Фёдоров, например, призывал глубоко исследовать механизм питания растений, потопу которого возможна перестройка человеческого организма.

Встретились два одиночества

Кстати, идея о неизбежности выхода человека в космос на самом деле принадлежит не Циолковскому, как считают многие, а Фёдорову. Философ был убеждён, что регуляция природы невозможна в пределах Земли, поскольку наша планета является частью Вселенной. Кроме того, мириады воскресших поколений могут разместиться только в бесконечных космических просторах. Наконец, над человечеством всегда будут довлеть проблемы истощения земных ресурсов, умножения численности населения и опасность космических катастроф. Поэтому, по мнению философа, учёные должны всерьёз озаботиться созданием специальных летательных аппаратов, позволяющих переселяться на другие планеты. Об этой идее он поведал молодому Циолковскому, который часто занимался в Румянцевской библиотеке. На протяжении 2 лет библиотекарь и будущий основоположник космонавтики общались практически ежедневно. В результате Циолковский отправился в родную Вятку, вооружённый хорошо проработанной теорией космизма. Позже он занялся исследованием отдельных положений учения Фёдорова: организации межпланетных сообщений, создания спутников Земли, космических станций, городов и поселений на других планетах. Иными словами, перевёл чисто философскую теорию своего учителя в практическую плоскость, детально проработав многие вопросы освоения космоса. Правда, почему-то всю свою жизнь замалчивал роль своего наставника…

Дело его живёт и побеждает?

Скончался Н.Ф. Фёдоров в декабре 1903 года от двухстороннего воспаления лёгких. О кончине «русского Сократа» ходило немало легенд. Одна из них такая: его последователи, среди которых был отец Даниила Хармса, скинулись на шубу для своего чудаковатого учителя. Чуть ли не насильно его в неё обрядили и с трудом посадили на извозчика. От непривычного тепла старик покрылся испариной, простудился и умер. Хоронил знаменитого библиотекаря весь город. Однако могила его не сохранилась.
…Идеи Фёдорова о «воскрешении отцов» 100 лет назад казались утопическими мечтаниями, фантасмагорическими видениями одержимого человека. В наш век дело обстоит по-иному: покорение космоса, открытие генома человека, новейшие исследования в области генной инженерии, в частности феномен клонирования, делают эту казавшуюся фантастической задачу вполне достижимой.

Кстати

После полёта Юрия Алексеевича Гагарина в космос в западной прессе появились статьи под характерными заголовками — «Два Гагарина». Журналисты подчёркивали знаменательную символику: один из потомков князя Гагарина — Николай Фёдорович Фёдоров — стал проектантом космического будущего, а другой славный Гагарин меньше века спустя пошёл по этому пути и первым из смертных преодолел земное притяжение.


Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Русский Сократ