Багира

Воскресенье, 05 20th

Последнее обновлениеВс, 20 Май 2018 4pm

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Сто лет назад имя булочников Филипповых было известно, наверное, каждому россиянину. Славились они не только удивительно вкусным хлебом из своих пекарен и оригинальными кулинарными изобретениями, но и тяжким проклятием, что навлёк на семью «булочных королей» глава рода своими любовными похождениями.

Проклятие «булочных королей»

Журнал: Тайны 20-го века №11, март 2017 года
Рубрика: Забытые имена
Автор: Елена Лякина

Купеческая династия

Фото: купцы ФилипповыВ течение всего XIX столетия имя купцов Филипповых произносили с глубоким уважением представители всех сословий Российской империи. Эта известнейшая во всём мире хлебная династия была основана в начале XIX века простым крепостным крестьянином из села Кобелево Калужской губернии Максимом Филипповым. Обладая хорошей деловой хваткой, он сумел скопить достаточную сумму, после чего купил вольную себе и своему семейству, а затем перебрался в Москву.
В Первопрестольной Максим открыл небольшую пекарню, где выпекал калачи и пироги с начинкой, которые продавал с лотка на улицах. Выпечка Филиппова сразу пришлась по вкусу москвичам, и калачник обзавёлся постоянной клиентурой, что позволило ему скопить приличный капитал. На эти деньги после смерти отца старший сын Максима Иван открыл три хлебопекарных заведения — калачное, булочное и бараночное. Но особый успех бизнесу молодого купца принесло невиданное ранее новшество — хлебный магазин, открытый прямо при пекарне. Булочная, где покупатели могли купить хлеб с пылу с жару, тут же стала самым популярным местом в Москве, сделав знаменитым имя её владельца.

Хлебушко заботу любит!

Надо сказать, что прославили младшего Филиппова не только грамотный «маркетинговый ход», но и удивительный вкус и «гарантия качества» его хлеба. Иван Максимович строго следил за тем, какая мука использовалась для выпечки, предпочитая «свою» рожь, а при необходимости покупки столь важного ингредиента отправлял людей на мельницы. Они следили, чтобы ни одна пылинка не попала в мешки, приготовленные для пекарен Филиппова.
Не менее строгие требования были и к воде для филипповских калачей. Так, Иван Максимович долго не решался открыть пекарню в Санкт-Петербурге, зная, что «вода в Неве затхлая — калач испортит». Однако назначение поставщиком двора его императорского величества в 1855 году заставило московского булочника расширить производство. Чтобы завоевать столичного потребителя, Иван Максимович распорядился на курьерском поезде доставлять на питерское производство дубовые бочки с водой из Яузы, использовать же местную воду хозяин категорически запрещал.
Прежде чем попасть на прилавок, каждый каравай Филиппова проходил строгую приёмку. Готовую продукцию приказчик выкладывал на чистый стол и с силой придавливал хлеб ладонью. Если через несколько секунд каравай приобретал прежнюю форму — его пускали в продажу. А бракованную продукцию раздавали нищим или же отпускали беднякам за символическую цену.
Созданию обширной хлебной империи Филипповых способствовали и придуманные его работниками почти фантастические в те годы технологии. Трудно представить, но при отсутствии современного сверхскоростного транспорта калачи, сайки и булочки из столичных пекарен продавали и в городах Сибири, и они пользовались там огромным спросом. Калачи и булки, доставая из печи, замораживали особым способом, после чего они пускались в дальнюю дорогу, а по прибытии на место хлебушко оттаивали в сыром полотенце и разогревали на углях, после чего он поступал в продажу. Надо сказать, что, несмотря на заморозку-разморозку, лакомства Филиппова, купленные в Иркутске или Омске, ничем не отличались от горячих калачей, приобретённых в Москве или Петербурге.

Знаете ли вы что…

В XIX веке самым известным трактиром Москвы было питейное заведение «У Арсентьича», славившееся своей ветчиной и осетриной. К водке с хреном там подавали щи с головизной, считавшиеся самой лучшей закуской.

«Изюм» с ножками

Злые языки поговаривали, что добиться успеха в высшем свете и стать поставщиком двора Филиппову помог самый обыкновенный… таракан. Как-то генерал-губернатор Москвы Арсений Закревский, завтракая филипповской сайкой, обнаружил в ней рыжее насекомое. Гнев градоначальника был страшен, а потому слуги, зная крутой нрав своего господина, поспешили доставить к нему булочника для расправы. Генерал размахивал злополучной сайкой перед носом Ивана Максимовича, но тот, не растерявшись, выхватил у Закревского булочку и поспешно сунул её в рот. Проглотив «добычу», купец заверил губернатора, что тот принял за таракана обыкновенную изюминку. Мол, раньше таковых-то и не выпекали, а вот на его пекарнях сей продукт имеется. Дабы окончательно реабилитироваться в глазах градоначальника, Филиппов поспешил в пекарню и, несмотря на протесты поваров, высыпал в саечное тесто решето с изюмом, а через час угощал Закревского лакомством, заслужив тем самым его полное прощение. На следующий день сливки московского общества осаждали булочные Филиппова, требуя у продавцов новомодное лакомство.
Спустя несколько лет историк Святослав Коновцев, проведя основательное исследование данного случая, документально доказал, что таракан в филипповской сайке не что иное, как городская байка. И это, скорее всего, так, учитывая контроль за качеством продукции, введённый на производстве Ивана Максимовича.

Дворец для любимой

Достойным преемником Ивана Максимовича стал его старший сын Дмитрий. Как только отец отошёл от дел, Дмитрий выкупил у шести своих братьев доставшиеся им в наследство пекарни и основательно расширил производство. Дмитрием Ивановичем были открыты кондитерские фабрики, выпускавшие конфеты, мармелад и прохладительные напитки, и знаменитые филипповские кофейни, изготавливавшие лакомства для свадеб и балов.
Булочные и кофейни Филиппова можно было назвать самыми «демократическими заведениями» в царской России. Там были одинаково рады представителям разных сословий. В конце XIX — начале XX века простые работницы, гимназисты, заслуженные чиновники и нарядные дамы приходили сюда, чтобы полакомиться известными на всю Россию «пятачковыми» (за пять копеек) жареными пирожками с мясом: съев один, можно было на полдня забыть о голоде. Однако славился
Дмитрий Иванович не только процветающим бизнесом, но и своими любовными похождениями. Однажды на весёлой дружеской пирушке он увидел среди приглашённых цыган красивую девушку Азу и тут же влюбился в неё. Стараясь покорить сердце цыганочки, Филиппов не жалел ни сил, ни средств и, добившись победы, задумал построить для возлюбленной настоящий дворец в Подмосковье.
Возвести свой сказочный особняк Дмитрий решил на месте древнего города-форпоста Перемышля Московского, что некогда охранял западные границы Московского княжества. Здесь на крутом берегу реки Мочи, посреди полуосыпавшихся крепостных валов, архитектор Николай Эйхенвальд создал настоящее чудо. Вскоре на заброшенном пустыре, купленном купцом за бесценок, вырос величественный бело-голубой особняк с просторными балконами, широкими лестницами, затейливыми барельефами и декоративной смотровой башней, поражавший даже искушённых людей своей великолепной отделкой и шикарным парком.
Когда в 1904 году постройка дворца была закончена, Дмитрий забрал Азу из цыганского хора и поселил её в своих новых владениях. Но счастье влюблённых было недолгим. Вскоре Филиппов завёл себе новую содержанку, а Аза, не сумев пережить измену, покончила с собой — женщина бросилась вниз со смотровой башни дворца, построенного для неё, прокляв перед смертью предателя и весь его род.

Крах предприятия

Конечно, трудно поверить в силу проклятия погибшей цыганки, однако очень скоро дела «булочных королей» пошли на спад. Во время революции 1905 года на производстве Филипповых начались массовые забастовки рабочих. Некоторое время искусный переговорщик Дмитрий Иванович пытался уговорить бастующих вернуться на рабочие места, но все его красноречие оказалось бессильным. Более года пекарни Филиппова работали с перебоями, принося своему владельцу страшные убытки, а когда схлынула революционная волна, он оказался должен кредиторам баснословную сумму — три миллиона рублей. Чтобы спасти семейное дело, Дмитрий Иванович объявил себя банкротом и, передав бизнес сыновьям, уехал за границу, где вскоре скончался.
Наследникам Филиппова пришлось потратить несколько лет, чтобы разобраться с кредиторами и наладить работу пекарен, но октябрь 1917 года свёл на нет все их старания. В 1918 году предприятия Филипповых были национализированы, а его сыновья отправились в эмиграцию без гроша в кармане.
Говорят, что призрак цыганки Азы до сих пор бродит по аллеям бывшего парка у особняка Филиппова. Считается, что встреча с ним не сулит ничего хорошего представителям мужского пола, а вот женщинам призрак приносит счастье в любви.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Проклятие «булочных королей»