Багира

Понедельник, 10 23rd

Последнее обновлениеВс, 22 Окт 2017 6pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Ориентируясь на Европу, Пётр I взялся преобразовывать Россию с невиданной до тех пор решимостью. За несколько лет он изменил практически всё — начиная от календаря и заканчивая стилем одежды. Многие задаются вопросом, зачем Петру понадобилось ломать Россию.

Почему Пётр I пошёл на европеизацию Руси?

Журнал: История от «Русской Семёрки», Альманах №3, осень 2017 года
Рубрика: Загадки Российской империи
Текст: Русская Семёрка

Противоречивые реформы

Фото: реформы Петра 1Часть исследователей считает, что петровские реформы — своеобразная борьба с боярством, представлявшим ненавистный царю патриархальный уклад, другие видят в этом желание поставить Россию в один ряд с ведущими западными державами.
По-разному историки оценивают и суть реформ. Так, Василий Ключевский полагал, что Пётр в своих реформах продолжил начатое его отцом Алексеем Михайловичем, Сергей Соловьёв, напротив, подчёркивал революционный характер преобразований Петра.
«Западники» в России были и до Петра, однако, по мнению академика Александра Панченко, «европейская ориентация Петра была иной, нежели у «латинствующих». Они были гуманитариями, он — практиком; они культивировали Слово, Пётр культивировал Вещь».
Действенность и решительность петровских реформ была достаточно высоко оценена советской историографией. В Петре усматривают едва ли не первого революционера, рискнувшего пойти на ломку старых, тормозивших развитие страны порядков. У современных российских исследователей всё чаще можно встретить критику начинаний Петра.
Публицист Александр Никонов считает, что Пётр, не обладая системным образованием и будучи человеком «не шибко умным, перенимал в Европе только внешнюю канву, поверхностные порядки, не замечая и не понимая глубинных основ европейского устройства и причин европейского цивилизационного отрыва».
Одной из задач петровских реформ было стремление выйти в Балтийское море. Но для историка и доктора философии Андрея Буровского это был совершенно ненужный шаг, ведь существовал Архангельск. «Но он Петра не устраивал — там жили свободные русские люди, а не холуи московские, — замечает Буровский. — Ему нужны были слуги, рабски преданные государству и лично ему».
Прошлись историки и по гордости петровской «европеизации» — российскому флоту Буровский с возмущением относится к указу Петра об уничтожении Холмогорского флота из 600 судов, который не соответствовал голландским стандартам. Историк и лауреат Анциферовской премии Евгений Анисимов и вовсе замечает, что военные корабли, построенные Петром, «были весьма разнотипны, строились из сырого леса (и потому оказались недолговечны), плохо маневрировали, экипажи были слабо подготовлены».

Безнадёжно отстали

Теория развитой Европы и варварской Московии наиболее популярна при оценке петровских реформ. Согласно этой точке зрения, Россия конца XVII столетия — это огромные незаселённые пространства с практически полным отсутствием сообщения и промышленности. Страна, ориентирующаяся исключительно на аграрный сектор, без надлежащих реформ имела мизерные шансы встать вровень с европейскими государствами, — считают эксперты.
По мнению историков, Петру, чтобы преодолеть полную экономическую отсталость и сопротивление населения такой огромной страны, как России, потребовались радикальные преобразования, побочным эффектом которых стали многочисленные человеческие жертвы и заметное снижение уровня жизни.
Писатель Михаил Веллер пишет: «Если бы Пётр своими ужасными, волюнтаристскими, самодержавными методами не начал бы пытаться вернуть Россию на тот путь, с которого она сошла в XIII веке, став вассалом Золотой Орды, то к XX веку наша страна была бы подобна Китаю 1900 года. А Китай, напомню, тогда являл собой печальное зрелище: распавшийся, бессильный, отсталый, его рвали на части европейские державы».
Впрочем, ряд российских экономистов считают, что Пётр отбросил Россию назад. С их точки зрения основанная на рабском, крепостном труде петровская промышленность обусловила позднейшее отставание России в XVIII-XIX веках.
Так или иначе, Пётр, перешагнув один раз порог Немецкой слободы, на всю жизнь заболел идеей европейского пути России. Знакомясь с разными людьми, с тенденциями и новшествами Европы, удовлетворяя своё любопытство, он был обречён встряхнуть находившуюся в полудрёме Русь. Именно там он понял, что без науки, которая в России фактически отсутствовала, страна обречена прозябать на задворках Европы.
По мнению Михаила Веллера, Пётр не просто внимательно изучал европейский опыт, он принципиально ориентировался на протестантские страны — Данию, Германию, Голландию, Англию, которые сумели поставить религию на службу интересам государства.

Быть конкурентными

В условиях, когда Россию окружали сильные противники — Польша, Швеция, Турция, Персия, Крымское ханство, многочисленные кочевники Востока, страна нуждалась в мощной боеспособной армии. Да, в победоносной Русско-польской войне (1654-1667 гг.) российская армия заставила с собой считаться, но на рубеже XVII-XVIII веков её конкурентоспособность стала снижаться.
Публицист Валентин Жаронкин пишет, что в стране попросту не было средств, чтобы содержать регулярную армию. Россия испытывала дефицит практически во всём: в элементарных военных, юридических, технических знаниях, в инженерных кадрах, квалифицированных военачальниках, современном вооружении.
В 1630-х годах уже была попытка создать регулярную армию по западным образцам, однако оказалось некому воплотить эту идею в жизнь. Даже во второй половине XVII века русские регулярные полки учились по устаревшим западным уставам — где, к примеру, процесс заряжания мушкета был разбит на целых 94 приёма. На Западе в это время такой же мушкет учили заряжать в 12 «темпов». По свидетельству русского изобретателя Ивана Посошкова, в бою русские солдаты больше надеялись на бердыш.
На Западе мысль об экономической й военной отсталости России висела в воздухе. Даже такой далёкий от политики человек, как немецкий учёный Иоганн Готфрид Лейбниц, в 1670 году заметил, что будущее России — это стать колонией Швеции.
Пётр, часто общавшийся с иностранными послами, всё это прекрасно знал, и поэтому реорганизация армии для него стала самой насущной потребностью. И начал он свои военные реформы с того, что значительно увеличил расходы на содержание вооружённых сил. Если его предшественник Фёдор Алексеевич тратил из казны на военные нужды 46%, то при Петре расходы возросли до 80%. Пётр готовился к затяжным войнам. Неслучайно из 43 лет петровского царствования 26 пришлись на войны с Турцией и Швецией.

Царь не настоящий

Дмитрий Мережковский в своей работе «Антихрист» одним из первых выдвинул версию о подложном царе, обратив внимание, что после возвращения из «земель немецких» у Петра полностью изменились внешность и характер.
Среди сторонников теории о подмене царя во время Великого посольства были публицист Николай Левашов, кандидат физико-математических наук Сергей Салль, её выдвигали соавторы «Новой хронологии» Анатолий Фоменко и Глеб Носовский.
Согласно наиболее популярной версии, подмена Петра была организована некими влиятельными силами в Европе с целью ослабления России. В качестве доказательств приводится не только различие портретов Петра до поездки и после, но и отсутствие в составе вернувшейся делегации тех, кто отправился с царём в поездку, за исключением Ментикова.
Конспирологи утверждают, что приехавший в Россию царь плохо говорил по-русски и ненавидел всё русское. Если до поездки Пётр ставил целью расширение России в сторону Чёрного и Средиземного морей, то по возвращении его стало интересовать только Балтийское побережье.
По мнению сторонников конспирологической версии, всё это делалась для того, чтобы руками России сокрушить набирающую мощь Швецию. В этом якобы были заинтересованы Польша, Дания и Саксония, не имеющие возможности противостоять Карлу XII.
Исследователь Евгений Байда организатором подмены Петра называет французское правительство. Перенаправив интересы России на север, они отводили угрозу от Турции, союзника Франции. Однако, согласно Байде, первоначально заговорщики не пытались убить Петра, намереваясь использовать его в качестве объекта шантажа.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Почему Пётр I пошёл на европеизацию Руси?