Багира

Воскресенье, 10 22nd

Последнее обновлениеВс, 22 Окт 2017 6pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Старообрядцы, благодаря своему трудолюбию, честности и бережливости, сыграли огромную роль в становлении русского бизнеса.

Поборники «старой» морали

Журнал: Дилетант №018, июнь 2017 года
Рубрика: История русского бизнеса
Автор: Ирина Самсонова

Фото: купцы старообрядцыНа Московском соборе 1656 года старообрядцев предали анафеме. Примерно с этих пор как-то исподволь внушалось, что староверы — эдакие чуть ли не еретики, которые неправильно крестятся, молятся по каким-то странным книгам и представляют собой фактически незаконную секту.
На самом деле изначально целью реформы православия, проведённой патриархом Никоном в XVII веке, было приведение богослужебных книг и обрядов в соответствие с греческими… В церкви произошёл раскол, и староверы, то есть те, кто не принял новых обрядов, оказались в меньшинстве.
Как впоследствии стало понятно, старообрядчество не было чем-то насквозь тёмным и дремучим. После ослабления гонений приверженцы старой веры блестяще себя проявили в предпринимательстве. Именно религиозные принципы сформировали в них трудолюбие и верность данному слову.
В 1914 году активы староверов Морозовых оценивали в сорок миллионов золотых рублей. Рябушинские «стоили» примерно миллионов тридцать.
Иногда дискриминация стимулирует развитие. Во многом поэтому староверы дорожили своей репутацией. Во всяком случае искренне считали обман страшным грехом. В «честном купеческом», данном старовером, можно было не сомневаться.
В определённом смысле прежние раскольники сыграли прогрессивную роль, как и протестанты в Западной Европе. Они, в отличие от дворян, не считали зазорным заниматься предпринимательством. Одновременно они резко отличались от массы простых крестьян тем, что крайне негативно относились к пьянству и почитали праздность и безделье грехом.
Бурный рост бизнеса, хозяевами которого были старообрядцы, пришёлся на вторую половину XIX века. Освобождение миллионов крестьян от прежнего рабства создало огромный рынок рабочих рук. И это позволило бережливым и трудолюбивым людям стремительно богатеть, создавая новые предприятия и расширяя старые.
Бытовой аскетизм староверов также способствовал накоплению капиталов. Младшие Рябушинские, правда, были замечены в купеческих загулах. Но это считали исключением из правила.
Староверы были уверены: богатство дано Богом, и оно налагает определённую ответственность. Они исповедовали то, что сегодня называется «социальной ответственностью бизнеса»: строили больницы и школы для рабочих и их детей. Так было, к примеру, на Трёхгорной мануфактуре.
Бизнесмены-старообрядцы во времена дореволюционных общественных потрясении занимали не свойственную предпринимателям позицию радикалов: многие из них поддерживали свержение строя. Но не из «коммунистических», а, скорей, из «патриотических» соображений. Перед революцией русский бизнес переживал сильное наступление иностранного капитала. Староверы были ярыми протекционистами и хотели, чтобы российскими предприятиями распоряжались в первую очередь русские.

Старообрядцы никогда не были единым сообществом

В отличие от официального православия, с его чёткой системой централизованного управления во главе с Синодом (по сути, государственным министерством), староверы — это множество больших и маленьких общин со своими уникальными особенностями отправления культа. Как ни странно, объединяла этих людей вовсе не приверженность патриархальным религиозным традициям, а скорее «протестантская этика». То есть искреннее уважение к труду и неприятие праздности. И, что ещё более невероятно для специфических условий российской действительности, почти абсолютное трезвенничество. То есть купец-старовер, в отличие от своих коллег-торговцев, исповедующих официально одобренную версию православия, по определению не мог пропить и прогулять нажитые барыши.

Вот что писал в ноябре 1916 года банкир Михаил Павлович Рябушинский: «Мы переживаем падение Европы и возвышение Соединённых Штатов. Американцы взяли наши деньги, опутали нас колоссальными долгами, несметно обогатились; расчётный центр перейдёт из Лондона в Нью-Йорк. У них нет науки, искусства, культуры в европейском смысле. Они купят у побеждённых стран их национальные музеи, за громадный оклад они сманят к себе художников, учёных, деловых людей и создадут себе то, чего им не хватало.
Наша задача — сделать из России вторые США. Для создания Русской Америки у нас есть максимум 20 лет — иначе Россию сомнут сателлиты Америки первой».
После революции 1917 года все бизнесмены — и староверы, и не староверы — на долгое время оказались в числе изгоев. Большинство успешных предпринимателей эмигрировало из страны — как Рябушинские. Николай Прохоров (владелец «Трехгорки») и Кузьма Солдатенков «успели» умереть до революции.

Знаете ли вы что…

Историк Николай Костомаров критически относился к реформатору православия Никону, считая, что патриарху «негде было приобрести и усвоить ясных и сильных убеждений о необходимости просвещения, о научном образовании». Он полагал: «Пробывши десять лет приходским священником, Никон, поневоле, усвоил себе всю грубость окружавшей его среды и перенёс её с собою даже на патриарший престол. …у Никона благочестие не шло далеко за пределы обрядности. Буква богослужения приводит к спасению, следовательно, необходимо, чтобы эта буква была выражена как можно правильнее».

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Поборники «старой» морали