Багира

Пятница, 12 15th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Казалось бы, мы детально знаем события Октябрьской революции 1917 года. Но если глубоко вникать в хронику тех дней, получается, что мы знаем мифы, и складывается впечатление, что правды не знает никто. Сейчас говорят, что была не революция, а переворот, что штурм Зимнего — выдумка. И даже договариваются до того, что и Октябрьского переворота не существовало в природе. Мол, просто Временное правительство, пав духом от «пробуксовки» реформ, передало власть большевикам, что называется, «по соглашению сторон». Но так ли это?

Октябрьская революция — вымысел

Журнал: Загадки истории №9-С, ноябрь 2011 года
Рубрика: Государственный архив
Автор: Олег Логинов

Министры-капиталисты Временного правительства продались большевикам?

Фото: Октябрьская революцияСобрание мифов о событиях октября 1917 года образно воплотил Владимир Маяковский в поэме «Хорошо». Её нерв, рваный ритм передают пусть не факты, но настроение людей, считавших свержение Временного правительства величайшим благом. И во многом по ней советские школьники получали представление об октябре 17-го года. Нынешние историки не рубят рукой воздух, стараются оперировать фактами, а оттого все становится чрезвычайно запутанным и непонятным. Всё же в советских мифах была какая-то романтика, идея о справедливости. В реальных же событиях — только грязная подковёрная борьба за власть, интриги, продажность политиков и судьбоносное влияние на историю России западных банкиров и спецслужб.

От мифа к правде

Говорят, что СССР разрушило ЦРУ. Из этой же оперы версия, что крушение самодержавия в России профинансировал Ротшильд, а Октябрьский переворот — немецко-американская банкирская клика во главе с Яковом Шиффом. Но очень похоже, что революцию в России устраивал не «проклятьем заклеймённый» трудовой народ, а западные банкиры. Антанта платила председателю Временного правительства Александру Керенскому, чтобы Россия не выходила из участия в 1-й Мировой войне, Германия платила Владимиру Ленину, чтобы Россия вышла из войны. В протоколах конгресса Соединённых Штатов сохранились записи, что принадлежащая Якову Шиффу фирма «Кюн, Лёб и Компания» совместно с банкирским домом Варбургов организовали возвращение Льва Троцкого в Россию и финансировали его через банк «Ниа Банкен» в Стокгольме. Не случайно, вернувшись в июле 1917 года в Россию из США через Канаду, Троцкий с ходу становится председателем Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. В отличие от других кандидатов на этот пост у него имелась солидная финансовая поддержка, из которой, вероятно, и финансировалось содержание отрядов Красной гвардии.
В этот период времени уже развернулась нешуточная борьба за власть. Идеалы, на которых строилась Февральская революция, изрядно поблёкли. Яркие дореволюционные лидеры политических партий — Львов, Милюков, Гучков, Родзянко вышли из состава Временного правительства, и теперь в нём заседали люди в целом неплохие, но не имеющие ни широкой известности, ни авторитета в стране. И главное, они не были героями. Теми, кто, рискуя сложить голову на плахе, поднимают народ на борьбу. Состав правительства менялся почти каждый месяц, и с каждым разом он «мельчал». Фактически в коалиционном правительстве третьего состава осталась лишь одна ключевая фигура — его председатель Керенский.
Но он тоже — революционер, может быть, менее радикальный, чем Троцкий и Ленин, однако близкий им по духу. Не случайно эсер Керенский деловито сотрудничал с главой Петроградского совета меньшевиком-межрайонцем («межрайонцы» — социал-демократическая группа, пытавшаяся примирить большевиков с меньшевиками) Львом Троцким. Да и ещё через общего знакомого предупреждал Ленина о предстоящем аресте, тем самым позволяя Владимиру Ильичу скрыться то ли в Разливе, то ли в Швейцарии.
Ленин вернулся в Петрорад только в 20-х числах октября 1917 года и сразу начал призывать соратников к вооружённому восстанию. Но большевики мялись, считая, что их немногочисленная партия ещё не готова взять власть в стране, а Троцкий не горел желанием делить с ними личную власть. В программе Николая Сванидзе «Штурм Зимнего. Опровержение» рассказывается, что Ленин «сразил» Троцкого козырями в виде информации о том, что у него, кроме германской финансовой поддержки, за плечами имеется и реальная сила в виде прибывшего из Финляндии сторожевого судна «Ястреб» с оружием на борту и готовых к выступлению германских и австрийских военнопленных в лагерях под Петроградом. Якобы после этого у Троцкого случился нервный припадок. Он понял, что против опытных иноземных вояк его красногвардейцы, основу которых составляли дезертиры и уголовники, не выстоят. Лев Давидович уступил лидерство Владимиру Ильичу и «перековался» из меньшевиков в большевики.

Встречи и расставания

Говорят, что 20 октября 1917 года в Петрограде состоялась тайная встреча с участием главы английской военной миссии генерал-майора Альфреда Нокса, главы французской военной миссии генерала Нисселя, американского кадрового разведчика Рэймонда Робинса и банкира Вильяма Томпсона из США, на которой было принято решение отстранить от власти над Россией Керенского. На этом совещании от Временного правительства присутствовали генерал Неслуховский и секретарь Керенского Соскис. Неслуховский был в хороших отношениях с Лениным, когда-то он даже предоставлял ему свою квартиру. Поэтому дружелюбно настроенный генерал вполне мог проинформировать Владимира Ильича о грядущей смене власти. А Соскис вполне мог сообщить своему патрону Керенскому об «утрате доверия» у союзников по коалиции.
Если это так, то многое становится понятным. Ленин «через колено» ломает своих соратников, буквально заставляя их начинать вооружённое восстание. Керенский, не оставив инструкций Временному правительству, бросает всё и уезжает из Петрограда на автомобиле американского посольства. Оставшись без руководителя, члены Временного правительства ведут себя безвольно.
Они не смогли организовать на свою защиту ни одной воинской части, не сумели договориться с казаками, а потому фактически министров защищали лишь безусые юнкера да ударницы женского Добровольческого батальона. Да и этих своих защитников штаб Временного правительства не сумел даже покормить и не удосужился выдать им патроны. И смех, и грех. И эти люди должны были управлять огромной Россией.
По легенде, большевики, следуя инструкциям Ленина, блестяще осуществили первоочередные мероприятия по захвату телефона, телеграфа, вокзалов и мостов. Но и это миф. Традиционный российский бардак, помноженный на революционную неразбериху, просто не мог не сказаться.
Претворением ленинской идеи о вооружённом восстании непосредственно занимались Подвойский, Антонов-Овсеенко, Чуднов-ский. Троцкий восторженно отозвался: «Люди героического склада». Но что же происходило на самом деле? Ленин появился в Смольном в ночь накануне 24 октября. Позже Подвойский писал о том, что они делали в это время: «Мы ставим последние кресты на план города — знаки тех ударов, которые в первую, вторую и третью очередь должны быть нанесены по силам контрреволюции. Мы были так поглощены установкой флажков, что не заметили, как в нашу комнату вошёл Ленин». Получается, что за 12 часов до начала восстания его план ещё не был готов, а руководители рисовали флажки и крестики на карте. Как готовились, так и осуществляли.
Руководитель отделения Секретариата ЦК в Смольном С.С. Пестковский писал: «В 4 часа пополудни 24 октября ко мне подбежал т. Дзержинский с бумажкой в руках. «Вам вместе с т. Ю.М. Лещинским предписывается занять главный телеграф. Вот мандат Военно-революционного комитета, которым вы назначаетесь комиссаром телеграфа». Однако, кроме мандата, Пестковский не получил от Дзержинского ничего. Пришлось ему договариваться со знакомым командиром Кексгольмского полка, чтобы тот дал солдат для захвата телеграфа.
Впрочем, мешать большевикам никто и не собирался. Почты и телеграфы отдались им без всякого сопротивления. Из-за этого смену власти в Петрограде фактически за половину дня 25 октября 1917 года, по словам Троцкого, обыватель даже не заметил. Оставалось только окончательно закрепить её взятием Зимнего дворца.
Складывается впечатление, что министров Временного правительства большевики не рассматривали как врагов. Разве что как идейных противников, с которыми можно договариваться. Говорят, что обер-прокурора Священного синода Антона Карташева красногвардейцы задержали на улице утром 25 октября и доставили его в Смольный. Оттуда он вскоре был отпущен и присоединился к другим членам Временного правительства в Зимнем дворце.
Ближе к вечеру в Зимний приехали парламентёры большевиков во главе с Григорием Чудновским. Он передал Временному правительству ультиматум о капитуляции, обещая в противном случае через двадцать минут, в 19 часов 10 минут, открыть по дворцу артиллерийский огонь.

Кто защищал Зимний?

В то время большую часть Зимнего дворца занимал госпиталь, устроенный ещё в 1915 году по приказу императора Николая II и рассчитанный на 1000 коек. Так что палить из орудий по раненым даже для большевиков было кощунственно. Впрочем, они и не стреляли после истечения срока ультиматума. Но и Временное правительство ничего не делало. Проливать кровь явно никто не хотел. Замёрзшие в оцеплении вокруг дворца красногвардейцы расходились по домам. На глазах таяли и ряды защитников Зимнего. Ушли те немногие казаки, что прибыли на его защиту. Их смутило, что вся пехота правительства оказалась «бабами с ружьями». Ушли юнкера Михайловского артиллерийского училища — защитники Зимнего лишились последней артиллерии. Маяковский в поэме «Хорошо» писал: «Первым, боязнью одолён, снялся бабий батальон». Однако женщины, которых он назвал «бочкарёвскими дурами», на самом деле оказались самыми доблестными защитниками государства Российского в октябре 1917 года. Все они были добровольцами и оставались на защите Зимнего до самого конца. Другое дело, что воевать им не пришлось. По легенде, они из-за баррикад перед дворцом отстреливались от лавины пошедших на приступ красногвардейцев. Но как не было баррикад, а имелись лишь поленницы дров, так не было и штурма. Получается, что единственное, что в мифах соответствует истине, так это судьбоносный выстрел «Авроры». В 21 час 40 минут из кормового орудия крейсера «Аврора» был произведён холостой выстрел. А окончательно деморализовал защитников обстрел Зимнего дворца из орудий Петропавловской крепости шрапнелью.
Под грохот канонады через незапертые задние двери со стороны Невы в цитадель Временного правительства проникли то ли балтийские матросы, то ли финские егеря, на этот счёт есть разные версии. Одну из них писатель Борис Алмазов озвучил в фильме «Штурм Зимнего. Опровержение» так: «Вот эта странная воинская часть, говоря сегодняшним языком — спецназ, и вошла бесшумно в Зимний дворец, который был погружён во тьму. Отряд встретили и повели по тёмным залам те, кто заходили ранее с Чудновским. «Спецназовцы» обезоруживают оставшихся во дворце юнкеров и «ударниц», а затем, пройдя Малахитовый зал, заходят в малую столовую, где находились министры Временного правительства. Вслед за ними туда уже в третий раз входит Чудновский и с ним Антонов-Овсеенко. Оба — люди Троцкого. Им тихо говорят: «Всё в порядке. Наши договорились с вашими». В 1 час 50 минут ночи 26 октября по старому стилю (8 ноября — по новому) Антонов-Овсеенко именем ВРК объявляет Временное правительство низложенным».
Впрочем, остаётся загадкой, кто были «наши» и «ваши», которые «договорились». Однако в пользу версии о том, что договорённость всё же имела место, говорит то, что вскоре всех арестованных министров Временного правительства большевики из Петропавловской крепости выпустили. Причём многие из них потом трудились на руководящих постах в Советской республике или становились резидентами нашей разведки.
Нет, не случайно большевики были так милостивы к министрам-капиталистам. Они же с ними договорились, и те без боя отдали власть.
Но почему министры, успешные, состоятельные люди, продались большевикам? Причин много. Внутренняя борьба и противоречия среди членов Временного правительства дошли до предела, не зря же за восемь месяцев были распущены два состава кабинета министров, так что в октябре с большевиками договариваюсь министры уже третьего созыва. Возможно, главным врагом для некоторых из них был Керенский, а не Ленин. К тому же члены кабинета (собственно, как и немало министров предыдущих созывов) имели дружеско-деловые отношения с лидерами «команды Ленина», как говорится, ещё с, царских времён. Не забывайте, что тогда они были по одну сторону баррикад в борьбе за свержение царизма. Да и в период мировой войны, разрухи и беспредела стране была нужна сильная рука. Но ненадолго. До февраля 1918 года, когда Учредительное собрание должно было решить будущую судьбу России. Поэтому приходилось выбирать между царским генералом Корниловым или бывшим политэмигрантом Лениным. Вот и выбрали. Вот только «команда Ленина» не отдача власть Учредительному собранию. Но это уже другая история.
Хотя, многое в событиях Великой Октябрьской революции ещё до сих пор неясно, радует, что с каждым днём место исторических мифов занимает правда.

Каждый третий «временщик» пошёл служить советской власти!

Из министров Временного правительства всех трёх созывов на сотрудничество с большевиками пошли 15 человек. Это практически каждый третий!
Многие из них сделали неплохую карьеру. Например, министр юстиции Александр Зарудный стал членом Президиума коллегии адвокатов в Ленинграде, министр народного просвещения Сергей Ольденбург — директором Института востоковедения АН СССР, министр земледелия Семён Маслов — проректором Высшего кооперативного института в Москве.
В ночь с 25 на 26 октября 1917 года в Зимнем дворце были арестованы министры третьего Временного правительства. Впрочем, под стражей они находились недолго и были отпущены на свободу уже через день.
Дальнейшая судьба семнадцати «министров-капиталистов» сложилась по-разному. Девять из них без проблем эмигрировали за границу и умерли там своей смертью (за исключением одного, о котором речь пойдёт ниже).
Остальные восемь — половина кабинета министров — остались в Советской России и пользовались доверием большевиков. Последний состав Временного правительства оказался самым «просоветским». Впрочем, многие из экс-министров в середине 30-х угодили в жернова НКВД и были расстреляны вместе с «пламенными» революционерами, с которыми договаривались о капитуляции в далёком октябре1917года.
Бот судьба некоторых министров третьего Временного правительства, пошедших на службу советской власти.

Министр юстиции Павел Николаевич Малянтович

В прошлом бывший адвокат, защищавший участников морозовской стачки 1899 года, участник политического процесса по делу Николая Баумана и Елень Стасовой. Малянтович был опытным адвокатом. Он сумел выиграть гражданский процесс у наследников знаменитого миллионера Саввы Морозова, которые оспаривали завещание фабриканта, покончившего жизнь самоубийством (по другой версии — убитого). Сумма была немалая — 100 тысяч рублей. Эти деньги Савва Морозов завещал Марии Андреевой (гражданской жене Горького) для передачи партии большевиков. Малянтович получил эти деньги по доверенности и передал их одному из лидеров большевиков Леониду Красину.
В 1915 году Малянтович взял к себе помощником меньшевика Андрея Вышинского, ставшего позднее прокурором СССР. Как министр юстиции и одновременно Верховный прокурор России Малянтович, следуя букве тогдашних законов, в октябре 1917 г. подписал приказ об аресте В.И. Ленина «в качестве обвиняемого по делу о вооружённом выступлении 3-5 июля в Петрограде». Среди тех, кто заботился о выполнении этого приказа и был председатель Якиманской районной управы в Москве меньшевик Андрей Вышинский. Со временем тот отплатил за услугу «чёрной» неблагодарностью,
В сентябре 1921 года он поступил юрисконсультом в президиум Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ). Вскоре вступил в Московскую коллегию защитников, которую некоторое время возглавлял, был членом первого состава президиума Всероссийской коллегии адвокатов. Участвовал в деятельности Комитета помощи политическим заключённым.
В ноябре 1937года арестован по стандартному обвинению тех лет в шпионаже. Не помогло даже заступничество старых большевиков и Вышинского — в январе 1940 года Военная коллегия Верховного суда приговорила его к расстрелу.

Министр путей сообщения Александр Васильевич Ливеровский

Опытный инженер-путеец, в сентябре 1917 года стал министром путей сообщения. После революции по предложению шефа ВЧК-ОГПУ Дзержинского переехал в Москву. Был техническим экспертом и членом плановой комиссии Наркомата путей сообщения. В 1924 году вернулся в Ленинград, где преподавал в Институте инженеров путей сообщения. В 30-х годах Ливеровского несколько раз арестовывало ОГПУ. Но улик против него не было, и бывшего министра Временного правительства отпускали. После начала Великой Отечественной войны Ливеровский остался в блокадном Ленинграде, где участвовал в проектировании ледовой Дороги жизни. Был награждён медалью «За оборону Ленинграда», орденами Ленина, Трудового Красного Знамени и Красной Звезды. А.В. Ливеровский умер в 1951 году.

Министр народного просвещения Сергей Сергеевич Салазкин

В 20-х годах Салазкин работал профессором и ректором Крымского университета. С1925 года преподавал в Ленинградском медицинском институте. В 1927-1931 годах занимал должность директора Всесоюзного института экспериментальной медицины. Умер в 1932 году.

Председатель Экономического совета Временного правительства Сергей Николаевич Третьяков

В 1901-1905 годах учился на физико-математическом факультете Московского университета. После окончания учёбы женился на Наталье Мамонтовой, представительнице богатейшего московского рода, и занялся бизнесом. С февраля 1917 года — заместитель председателя Всероссийского союза торговли и промышленности. В июне того же года по списку кадетской партии был избран гласным Московской городской думы. А 25 сентября вошёл в состав третьего коалиционного правительства Керенского в качестве председателя Высшего экономического совета. После Октябрьской революции Третьяков направился в Сибирь. В правительстве адмирала Колчака был заместителем председателя совета министров и министром иностранных дел. В 1920 году Третьяков эмигрировал в Китай, потом перебрался во Францию, став одним из организаторов и заместителем председателя Российского торгово-промышленного и финансового союза. Но при этом он тесно сотрудничал с ОГПУ.
На средства советских спецслужбой снял три квартиры в Париже — в здании, где располагалась штаб-квартира РОВС, организации диверсантов-белогвардейцев. Позднее Третьяков сдал часть помещений этой организации и установил там прослушивающую аппаратуру. В 1937 году Третьяков помог скрыться от ареста агенту НКВД генералу Скоблину, организатору похищения двух председателей РОВСа генералов Кутепова и Миллера. Во время оккупации Франции нацистами Третьяков продолжил работу на советскую разведку. В 1942 году его арестовало гестапо. Расстрелян 16 апреля 1944 года.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Октябрьская революция — вымысел