Багира

Суббота, 11 18th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

11 сентября 1899 года в Москве случилось событие, из ряда вон выходящее. Один из столпов московского делового мира, коммерции советник, потомственный почётный гражданин, купец 1-й гильдии, кавалер ордена Святого Владимира Савва Мамонтов был арестован в собственном особняке и пешком, под конвоем отправлен в Таганскую тюрьму.

Охота на Мамонтова

Журнал: Загадки истории №40, октябрь 2017 года
Рубрика: Дворцовые тайны
Автор: Глеб Сташков

Знаменитого мецената довёл до тюрьмы Сергей Витте

Фото: Савва МамонтовСавва Мамонтов — не просто купец. И даже не просто меценат. Он режиссёр, драматург, певец, скульптор. Владелец Частной оперы, которая сделала Фёдора Шаляпина великим артистом. В домашнем театре Мамонтова играл молодой купец Константин Алексеев, взявший впоследствии псевдоним Станиславский.

Железнодорожный магнат

«Он не меценат, а друг художников», — говорил о Савве Ивановиче знаменитый живописец Виктор Васнецов. Абрамцево, усадьба Мамонтова, — настоящий центр русской художественной культуры. Здесь жили и работали Репин, Поленов, Левитан, Нестеров, Коровин, Антокольский. Серов писал свою хрестоматийную «Девочку с персиками» тоже в Абрамцеве — с дочери Мамонтова.
Савва Иванович жил в мире искусства, но не забывал и о бизнесе. Как коммерсанта Мамонтова отличала тяга к масштабным и несколько рискованным проектам. В особенности это касалось железнодорожного строительства.
Железные дороги играли исключительную роль в российской экономике того времени. Тогдашних железнодорожных магнатов можно сравнить разве что с теперешними нефтегазовыми олигархами. Неудивительно, что с конца XIX века государство стремилось прибрать этот бизнес к своим рукам.
Но начинал Савва Иванович ещё во времена Александра II, когда правительство, наоборот, стремилось передать дороги в частные руки. В 1870-х годах он строит Донецкую железную дорогу. В то время Донбасс ещё не был крупнейшим промышленным центром. Многие сомневались в рентабельности мероприятия, называли Мамонтова авантюристом. Однако проект был успешно доведён до конца.
Затем Мамонтов загорелся идеей устройства концерна, чтобы объединить в одних руках весь цикл: от производства техники и рельсов до строительства собственно дороги. С этой целью он учредил паевое «Товарищество Невского механического завода».
На его последний проект Мамонтова подвигло путешествие по северному побережью России. Для освоения тамошних богатств он решил строить железную дорогу до Архангельска. Идея была встречена скептически. Но у неё нашёлся могущественный покровитель — министр финансов Сергей Витте. Он видел в этой магистрали важное стратегическое значение и передал концессию на строительство дороги «Акционерному обществу Московско-Ярославской железной дороги», контроль над которым принадлежал Мамонтову.

Предсмертная записка

Закипела работа. По словам современников, Мамонтов не искал лёгкой прибыли, не экономил на качестве. Для этого требовалась реконструкция Невского завода, переживавшего, мягко говоря, не лучшие времена. А Мамонтов мечтал, чтобы паровозы для русских железных дорог производились не за границей, а в России. То есть вёл политику импортозамещения, которую, увы, в те времена не смогли оценить.
Савва Иванович с компаньонами совершили весьма опрометчивый поступок: перевели деньги из «Акционерного общества Московско-Ярославской железной дороги» в «Товарищество Невского механического завода». На 6 миллионов рублей больше, чем можно было по закону. В принципе, оба предприятия контролировал Мамонтов. Но всё же они были акционерными. Получалось, что Савва Иванович переводил в том числе деньги акционеров, поставив их интересы под угрозу. Ведь в кассе железной дороги образовался огромный дефицит.
В дело вмешался министр финансов, который, зная о не вполне законных операциях с деньгами, продолжал поддерживать Савву Ивановича. Или делал вид, что поддерживает. Витте передал Мамонтову концессию на строительство Северной железной дороги Санкт-Петербург — Вятка, которая должна была принести быструю прибыль и поправить дела. Тот же Витте присоветовал оказавшемуся в тяжёлой ситуации предпринимателю взять значительный кредит у банкира Ротштейна, своего доверенного лица.
Кредит был взят, но тут Витте неожиданно отобрал лицензию на постройку дороги до Вятки. Это означало крах Мамонтова. Говорили, что под Савву Ивановича копал министр юстиции Николай Муравьёв. А Витте, который во всей этой истории сам был не без греха, сдал Мамонтова с потрохами.
Но вообще-то поступок Витте вполне соответствовал его экономическим воззрениям. В то время министр финансов уже твёрдо уверовал, что железные дороги должны принадлежать казне. Он полагал, что нельзя допускать, чтобы в государстве «создались как бы особые царства, железнодорожные, в которых царили маленькие железнодорожные короли». Да и вмешательство чиновников в хозяйственную деятельность считал не только возможным, но и необходимым.
Началось следствие по «мамонтовскому делу». Аудит выявил факт незаконной передачи б миллионов рублей. На железной дороге и на заводе было введено внешнее управление, которое возглавил чиновник с фамилией Хитрово.
Покрыть злосчастные 6 миллионов Мамонтов не смог. Его арестовали. При аресте в кабинете нашли записку из разряда тех, что принято называть предсмертными, и заряженный пистолет, воспользоваться которым Мамонтов не успел. Или не решился.

На скамье подсудимых

Хитрово полностью оправдал свою фамилию: акции Северной дороги и Невского завода были за треть стоимости переданы в казну. Государству же отошла и Московско-Ярославская дорога, и её Архангельская ветка, хотя, по идее, они должны были достаться кредитору Ротштейну. Одним «железнодорожным королём» стало меньше.
Поговаривали, что Витте имел в этом деле и личный интерес — немного поиграл на стоимости акций, которые скупал через родственников жены. Тем временем имущество Мамонтова шло с молотка. Сам он, сидя в тюрьме, сохранял удивительное спокойствие. Писал, переводил и даже вылепил по памяти бюст Витте, которого вообще-то должен был проклинать.
Московский деловой мир был на стороне Мамонтова, однако бросить открытый вызов властям не решился. Зато богема, которую часто обвиняют в неблагодарности и эгоизме, не бросила своего бывшего покровителя. Исключением стали, пожалуй, лишь Коровин и Шаляпин, которые сразу же покинули Частную оперу и ни разу не навестили опального мецената в тюрьме.
Остальные мастера культуры хлопотали за Мамонтова где могли. Валентин Серов лично уговорил Николая II выпустить Мамонтова под домашний арест. Василий Суриков и Василий Поленов наняли для него лучшего адвоката по уголовным делам — Фёдора Плевако. Деньги на «выкуп» Мамонтова собирали и железнодорожные рабочие.
Знаменитый адвокат Плевако построил защиту на бесспорном факте отсутствия корысти в действиях Мамонтова и его компаньонов. Ну и на безудержном восхвалении светлого образа подсудимого. Его обращения к присяжным сейчас, пожалуй, кажутся излишне высокопарными: «Пусть, по счастливому выражению псалмопевца, правда и милость встретятся в вашем решении, истина и любовь облобызаются!»
Видимо, в присяжные тогда набирали людей сентиментальных. Всех обвиняемых, в числе которых были родственники Саввы Ивановича, оправдали. Пресловутые 6 миллионов Мамонтов должен был возместить. Приговор был встречен овацией. Плевако получил очередную порцию славы. Мамонтов вышел из зала суда свободным, но разорённым дотла.
Железные дороги отошли к казне, особняк со всеми произведениями искусства был продан. Частная опера смогла просуществовать ещё два года. И то по несколько комичной причине: все билеты наперёд раскупили Общество народной трезвости и Артель театральных гардеробщиков.
Магнат превратился в частное лицо. Остаток жизни (Мамонтов умер в 1918 году) он провёл в Абрамцеве и в небольшом домике у Бутырской заставы, где имел маленький гончарный завод, на котором иногда сам работал у станка. Лишь посещения друзей напоминали о былой славе и могуществе.
«Дело Мамонтова» — это даже не борьба частного капитала с государством. Савва Иванович, в отличие от многих других представителей московского купечества, никогда не интересовался политикой. Он просто попал под жернова государственной машины, которая, не задумываясь, перемолола этого чудаковатого купца, мечтавшего о славе русского искусства и об освоении бескрайних просторов Русского Севера.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Охота на Мамонтова