Багира

Пятница, 11 24th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

День 15 марта 1721 года в Москве случился по-январски холодным. Температура даже днём опускалась до -20°С, по Красной площади гулял северный ветер. Несмотря на непогоду, на главной площади города собралось более 2000 зевак. Любопытство народа вызывала фигура, скрюченная на колу…

Обречённая любовь

Журнал: Все загадки мира №17, 7 августа 2017 года
Рубрика: Русский феномен
Автор: Александр Смирнов

Признайся, что виновен!

Фото: Степан Глебов казньВсего шесть недель назад этот человек был высоким красивым мужчиной — майором лейб-гвардии Преображенского полка Степаном Богдановичем Глебовым, потомственным дворянином и сердечным другом первой жены Петра I — царевны Евдокии Лопухиной, насильно постриженной в монахини Суздальского монастыря.
Палачи Петра I люто пытали молодого майора 42 дня, но не добились ничего. Офицер и дворянин защищал честь любимой женщины и все обвинения в прелюбодействе и в государевой измене отрицал. А сейчас он встречался глазами со своей возлюбленной, которую царственный супруг заставил смотреть на его мучения. Два гвардейских унтер-офицера бдительно исполняли наказ царя Петра: запрещали царице-монахине закрывать глаза или отворачиваться, видя муки Степана Глебова. Пётр же проявил своеобразную «заботу» о приговоренном: зная, что на дворе сильный мороз, повелел накинуть на плечи посаженному на кол тулуп и надеть шапку на голову, дабы не помер раньше от переохлаждения. Чтобы и майор, и бывшая царская жена мучились подольше. Но зря ждал московский и приезжий люд криков раскаяния и мольбы о пощаде. Не вытерпел и сам Пётр I, подошёл к Глебову с саблей в руке: «Признайся, что ты виновен в прелюбодеянии и в царёвой измене. И я своей рукой подарю тебе лёгкую смерть!». Белый как снег, майор лишь повернул голову к царю и твёрдо и спокойно произнёс слова, услышанные иностранными дипломатами и потому сохранённые в истории: «Ты столько же жесток, сколько и безрассуден. Ты думаешь, что, если я не признался среди мучений, которыми ты меня истязал, я стану пятнать невинность и честь беспорочной женщины в то время, когда не надеюсь более жить. Удались! Дай спокойно умереть тем, которым ты не даёшь спокойно жить». И отвернулся от истязателя.
Если бы он молил о пощаде, если бы обругал царя… Но полный достоинства и мужества ответ обезоружил Петра. Он испуганно замер у кола, а потом сбежал в свою карету-сани и умчался прочь от не сломленного им человека. А майор Глебов мучился на колу ещё 14 часов и скончался на рассвете 16 марта 1721 года, так и не проронив ни звука.

Два перстня

В нарушение всех царских обычаев и церковных законов Пётр I насильно постриг свою первую жену Евдокию в монахини. Ей даже не выделили из казны денег на проживание. Но царица и в постриге царица. К тому же её «перевод в духовное сословие» даже большая часть церковных иерархов не признавала. Вскоре монахиню поселили в отдельной келье, а состоятельные прихожане приносили ей деньги и царские яства. На территории монастыря она стала появляться в светском платье, у неё появилась своя «секретарша» из грамотных монахинь, и потихоньку она наладила переписку со всей Московией. Особенно с той её частью, что была недовольна реформами Петра Великого.
Конечно, царь не был наивным человеком, а потому оставил при бывшей жене тайного информатора. От него и узнал, как все вышло. Настоятелем монастыря в ту пору был епископ Досифей (в миру — Глебов). Однажды навестить родственника прибыл майор-преображенец Степан Глебов, отправленный в Суздаль для набора рекрутов, и представлен был царице-монахине… Вскоре бравый гвардеец получил от неё царский подарок — золотой перстень с алмазом и письмо (оно сохранилось в следственном деле приговорённого в качестве вещественного доказательства): «Носи, сердце моё, мой перстень, меня люби, а я такой же себе сделала. Я тебя до смерти не забуду. Что ты меня покидаешь, кому меня вручаешь, ох, друг мой, свет мой!». Перстень на руке у арестованной Евдокии стал последним звеном в доказательстве её «измены». Странное дело: государь этот перстень у неё не отобрал — верно, потрясённый стойкостью своего соперника.

Дело политическое

К 1721 году царь успел дважды обвенчаться с императрицей Екатериной Алексеевной. Ему, занятому новой женой, любовницами, попойками на Всепьянейшем соборе, было, наверное, всё равно, с кем проводит ночи Евдокия.И вовсе не ревность была главной причиной того жестокого следствия, которое учинил следователь Иван Скорников, посланный царём в Суздальский монастырь.
Умные и трезвомыслящие сподвижники царя углядели в бывшей супруге самодержца потенциальную политическую угрозу. И чернь, и немалая часть боярства и родовитого дворянства реформами царя-плотника были доведены до отчаяния. Чтобы взбунтоваться, им не хватало только лидера. А чем истинно русская царица в изгнании не духовное и правовое «знамя» сопротивления? А она ещё и в тесной близости с офицером-преображенцем. Вдруг он в симпатиях к ней ещё и других офицеров убедит? А тут и неосторожный епископ Досифей публично утешал монахиню Евдокию: «Будешь ещё царицей!» — «Это каким же образом? — забеспокоились сподвижники Петра I. — Давай подробности!…».
Нет, успешного антипет-ровского заговора получиться не могло: Глебов почуял опасность от своей связи с царицей-монахиней и ради спасения женщины поспешил отдалиться от неё. Возможно, письмо и перстень были прощальным подарком. Заговорщики просто так не расстаются накануне решающих событий…
По делу царицы Евдокии и майора Глебова было арестовано более 150 лиц духовного звания и военных. Пытки, допросы шли круглосуточно. В итоге казнили не только майора-любовника, но отрубили голову самому епископу Досифею и ряду его приближённых. Бывшую жену Пётр и пальцем не тронул, но помучил изобретательно…
Политика — жестокая вещь. В те времена в истории монархий Европы и Азии были и ещё более кровавые примеры. Но искренние чувства людей, заранее знавших, что у них нет даже иллюзии на счастье, благородство и мужество майора Степана Глебова так и не оценено потомками.

А был ли заговор?

Вполне возможно, монахиня-царица была посвящена в антипетровский заговор славянофилов — так же, как и её старший сын Алексей Петрович. В условиях абсолютной монархии противникам реформ Петра I были нужны альтернативные фигуры, имеющие права на престол. Причём ни бывшая жена, ни сын Петра могли и не знать подробностей предстоящей замены самодержца. Однако даже в том случае, если никакого заговора не было и в помине, сам факт их физического существования гарантировал постоянную угрозу самовласти Петра.

Пророчество епископа

Любопытно, что пророчество казнённого епископа Досифея о возврате царицы Евдокии на престол почти сбылось. После смерти Петра I и Екатерины I трон ненадолго занял его внук — государь-подросток Пётр II. И он вернул в Москву родную бабушку. Конечно, не супругой самодержца, но всё же влиятельной персоной в Новодевичьем монастыре. Евдокия Лопухина официально так и осталась в среде чёрного монашества, церковь не вернула её в мир, хотя и не признавала законность пострига. Последняя русская царица скончалась 27 августа 1731 года. Золотой перстень с алмазом — точная копия того, что остался на леденеющей руке замученного Глебова, — не сняли с руки усопшей перед закрытием гроба.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Обречённая любовь