Багира

Четверг, 11 23rd

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

В апреле 1917 года собравшаяся у Финляндского вокзала толпа встречала приехавших из эмиграции революционеров. «Историческое» выступление Владимира Ленина никому не запомнилось. Но прошло чуть более полугода, и выскочивший, словно чёртик из коробочки, политик возглавил новое правительство России. Как же это вышло?

Нежданный гость

Журнал: Загадки истории №37/С, спецвыпуск (Русская революция), 2017 год
Рубрика: Главные лица
Автор: Дмитрий Митюрин

О чём говорил Ленин с броневика?

Фото: Ленин на броневикеО Февральской революции находившийся в Швейцарии Ленин узнал от польского политэмигранта Моисея Бронского. Реакция Ильича была по-детски непосредственной: «Потрясающе! Поразительно! Невероятно!». Правда, вскоре он уже рассказывал знакомым, что близость революции была для него «несомненной».

Немецкие деньги

Из сообщений газет Ленин уловил главное — ситуация в России взбаламутилась настолько, что в борьбу за власть требовалось вступать немедленно. Но здесь возникал вопрос: как добраться до России? Через Францию и Англию, с учётом всех пограничных согласований, — слишком долго и опасно. А ехать через воюющую с Россией Германию представлялось и вовсе невозможным.
Предложение обеспечить транспортировку через Германию поступило от Александра Парвуса (Гельфанда) — сомнительного дельца с марксистскими убеждениями. Другим связующим звеном между немцами и большевиками был Яков Ганецкий (Фюрстенберг). Он, фактически безвозмездно, приобретал у Парвуса в Германии ширпотреб и медицинское оборудование. Через Скандинавию товары доставлялись в Россию, где реализовывались за полноценные золотые червонцы. Часть денег доставалась партийному подполью, часть уходила на содержание эмигрантов.
По словам Керенского, «Временное правительство точно установило, что «денежные дела» Ганецкого с Парвусом имели своё продолжение в Петербурге в Сибирском банке, где на имя родственницы Ганецкого, некоей Суменсон, а также небезызвестного Козловского хранились очень большие денежные суммы, которые через Ниабанк в Стокгольме переправлялись из Берлина через посредничество все того же Ганецкого».
Впрочем, «точно установив» факт получения денег. Временное правительство не смогло собрать нужных доказательств. Сохранилось огромное количество косвенных документов, но ни одного подлинника, на котором подпись Ленина стояла бы под документом о получении немецких денег. С другой стороны, эти самые немецкие деньги шли не только большевикам, но и другим оппозиционным силам.

Пломбированный вагон

15 марта 1917 года 32 , большевика-эмигранта сели в Цюрихе в вагон, который был «запломбирован». Только не в буквальном, а в переносном смысле. Во время проезда через Германию пассажиры не должны были выходить на станциях и обеспечивались всем необходимым за счёт немцев. Таможенному досмотру они не подвергались.
Сам Ленин ехал вместе с двумя любимыми женщинами — Инессой Арманд и Надеждой Крупской. Две гражданские жены сопровождали и его ближайшего соратника Григория Зиновьева. Разумеется, ехал этот «табор» с максимальным комфортом, в вагоне «первого класса»…
После пересечения германской границы состав проследовал по маршруту Штутгарт — Франкфурт-на-Майне — Берлин — Штральзунд — Зосниц. Затем на шведском пароходе эмигранты прибыли в Треллеборг, где их встретил Ганецкий, выдавший деньги на карманные расходы.
В Стокгольме они находились более суток. Ходили по магазинам, закупались, давали интервью журналистам. Затем на поезде пересекли границу Великого княжества Финляндского. В Петроград прибыли 3 апреля.
Устроенная им на Финляндском вокзале встреча действительно была торжественной. Многотысячная толпа состояла из солдат гарнизона, выделенных Центробалтом матросов, делегатов от питерских предприятий и праздной публики, привлеченной обилием транспарантов. Броневики были присланы по распоряжению военной секции Петросовета.
Когда пассажиры вышли из вагона, а военный оркестр грянул «Марсельезу», в «заведённой» толпе раздались приветственные выкрики. При этом сплошь и рядом в толпе звучал вопрос: «А кто приехал-то?».
Ленин первым появился на платформе, и, разумеется, именно он оказался в центре внимания. Проследовав мимо военного оркестра, лидер большевиков направился в «царскую» комнату вокзала, где его поджидали руководители Петросовета во главе с меньшевиком Николаем Чхеидзе.
Далее предоставим слово одному из встречавших — меньшевику Николаю Суханову: «Добежав до середины комнаты, он остановился перед Чхеидзе, как будто натолкнувшись на совершенно неожиданное препятствие. И тут Чхеидзе, не покидая своего прежнего угрюмого вида, произнёс следующую «приветственную речь» хорошо выдерживая не только дух, не только редакцию, но и тон нравоучения: Товарищ Ленин, от имени Петербургского совета рабочих и солдатских депу-' татов и всей революции мы приветствуем вас в России… Но мы полагаем, что главной задачей революционной демократии является сейчас защита нашей революции от всяких на неё посягательств как изнутри, так и извне… Мы надеемся, что вы вместе с нами будете преследовать эти цели».
…Ленин, видимо, хорошо знал, как отнестись ко всему этому. Он стоял с таким видом, как бы все происходящее ни в малейшей степени его не касалось, — осматривался по сторонам, разглядывал окружающие лица и даже потолок «царской» комнаты, поправляя свой букет, а потом, уже совершенно отвернувшись от делегации Исполнительного комитета, ответил так: «Дорогие товарищи, солдаты, матросы и рабочие! Я счастлив приветствовать в вашем лице победившую русскую революцию, приветствовать вас, как передовой отряд всемирной пролетарской армии… Недалёк , час, когда по призыву нашего товарища Карла Либкнехта народы обратят оружие против своих эксплуататоров — капиталистов… Русская революция, совершенная вами, открыла новую эпоху. Да здравствует всемирная социалистическая революция!».
Это, собственно, и было основное содержание речи Ленина. Произнесена она была вовсе не с броневика, а в VIP-зале Финляндского вокзала. На броневик он забрался чуть позже, буквально минуты на три. И не столько говорил с него, сколько выбрасывал лозунги, всё о том же — борьбе с капиталистами-эксплуататорами и всемирной социалистической революции. Однако на гудящей, словно растревоженный улей, площади эти слова были плохо слышны.

Сотворение кумиров

Последующий взлёт Ленина был бы невозможен, если бы вместо огромных толп на Финляндском вокзале его встречали журналисты с единственным вопросом: «Каким образом вам удалось проехать по германской территории?». Однако лидеры Петросовета обеспечили своему будущему могильщику отличную рекламу.
Дело в том, что социалисты нуждались в ярких личностях. Раздуть значение возвращавшихся в Россию эмигрантов предполагалось при помощи рекламной кампании, которая начиналась торжественной встречей на вокзале и продолжалась на страницах прессы.
Ленин и его спутники появились в Петрограде сразу вслед за Плехановым, когда рекламная шумиха достигла своего апогея. Проигнорировать их появление просто не получилось, поскольку сидевшие в Исполкоме Петросовета большевики Шляпников и Залуцкий не дали этого сделать. Мол, как же так, меньшевиков и эсеров встречаем со всей помпой, а наших лидеров игнорируем? Так что пришлось Чхеидзе и Суханову отправляться на Финляндский вокзал и призывать Ленина к «совместной работе».
Однако и после агрессивных заявлений Ленина неудобный вопрос ему не задавали. Ведь в ближайшее время «с санкции немецкого Генштаба через немецкую территорию должны были проследовать другие «пломбированные вагоны». Вот только ехали в них уже не большевики, а деятели других политических партий: 35 еврейских националистов разного толка, 15 эсеров, 14 анархо-коммунистов, семь польско-литовских социалистов, 18 беспартийных революционеров и аж 59 меньшевиков во главе с их лидером Юлием Мартовым (Цедербаумом).
Ещё одного «возвращенца», лидера эсеров Виктора Чернова, члены Временного правительства между собой называли немецким шпионом, но руку при встрече жали. В Петросовете не хотели, чтобы этим заслуженным товарищам тоже задавали неудобные вопросы.
Таким образом, триумфальное возвращение Ленина было результатом благоприятного стечения обстоятельств. Почти случайно он прибыл в Россию в тот момент, когда его появление нельзя было проигнорировать. И случайно этот момент был таков, что никто не собирался задавать неудобных вопросов.
Столь же случайно Ильич оказался в центре рекламной кампании и воспользовался ею с большим эффектом, нежели прибывший парой дней раньше Плеханов и приехавший месяцем позже Мартов. Результат известен.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Нежданный гость