Багира

Пятница, 09 22nd

Последнее обновлениеПт, 22 Сен 2017 3pm

Выписка из «Обзора важнейших дознаний, проводившихся в жандармских управлениях Российской империи»: «В ночь на 9 марта 1901 года в Санкт-Петербурге было совершено покушение на действительного тайного советника, обер-прокурора Святейшего Синода Константина Петровича Победоносцева. Сын титулярного советника, статистик Самарского губернского земства Николай Константинов Лаговский произвёл четыре выстрела из револьвера в выходящие на Литейный проспект окна его домашнего кабинета на втором этаже, но пули попали только в потолок».

Неудачное покушение

Журнал: Тайны 20-го века №20, май 2017 года
Рубрика: Забытые имена
Автор: Валерий Ерофеев

«Простёр совиные крыла»

Фото: Константин ПобедоносцевНо почему же простой самарский служащий решился на такой рискованный шаг, как покушение на жизнь высокопоставленного чиновника, почему мишенью для этого покушения он избрал именно К.П. Победоносцева? Чтобы разобраться в этом, нужно хотя бы кратко ознакомиться с биографией и делами действительного тайного советника, обер-прокурора Святейшего Синода.
Константин Петрович Победоносцев родился 190 лет назад — 21 мая 1827 года в Москве в семье профессора словесности и литературы Императорского Московского университета. С чином IX класса он окончил Императорское училище правоведения, а затем преподавал в Московском университете. В конце 1861 года Победоносцев был приглашён к императорскому двору в качестве главного воспитателя великих князей. Тогда же он стал обучать правоведению наследника престола, великого князя Николая Александровича, а также других Романовых. В 1868 году Победоносцев стал сенатором, в 1872-м — членом Государственного совета, а в апреле 1880 года был назначен обер-прокурором Святейшего Синода.
Вскоре после гибели императора Александра II от бомбы террориста Победоносцев выступил как лидер консервативной партии в правительстве нового царя. Как ближайший советник Александра III он явился автором манифеста от 29 апреля 1881 года, провозглашавшего незыблемость самодержавия.
Наиболее полно его мировоззрение изложено в «Московском сборнике», опубликованном в 1896 году. Победоносцев резко критиковал основные устои культуры и принципы государственного устройства стран современной ему Западной Европы, осуждал демократию и парламентаризм, который он называл «великой ложью нашего времени». Что касается всеобщих выборов, то они, по его мнению, не нужны ни народу, ни правительству, поскольку лишь рождают продажных политиканов и понижают нравственный и умственный уровень управленческих слоёв.
В течение четверти века, с 1881 по 1905 год, этот человек был самым влиятельным сановником Российской империи, ближайшим советником двух российских императоров — Александра III и Николая II. В памяти потомков К.П. Победоносцев сохранился в образе злого гения, каким он предстал в поэме А.А. Блока «Возмездие».

В те годы дальние, глухие,
В сердцах царили сон и мгла:
Победоносцев над Россией
Простёр совиные крыла,


И не было ни дня, ни ночи, А только — тень огромных крыл; Он дивным кругом очертил Россию, заглянув ей в очи Стеклянным взором колдуна…

Победоносцев против Толстого

Но даже во времена властвования «злого гения» в России нашёлся человек, который по мере своих сил противостоял введённому Победоносцевым режиму закрытости и мракобесия. Этим человеком оказался великий русский писатель, «мятежный граф» Лев Николаевич Толстой, который, несмотря на разгул цензуры и всевозможные запреты, в течение последних 20 лет XIX столетия сумел издать целую серию рассказов, пьес, повестей и романов антиклерикального содержания. Неудивительно, что этот гражданский и творческий подвиг Толстого привёл его к отлучению от Церкви в феврале 1901 года.
Считается, что на этот решительный шаг Святейший Синод пошёл после выхода в свет в 1899 году романа Льва Толстого «Воскресение» и одновременного издания его за границей с сохранением всех текстов, изъятых цензурой в русских изданиях. Это привело в негодование и замешательство правительственные и высшие церковные сферы. Крайнее озлобление обер-прокурора Победоносцева, представленного в романе отталкивающей реакционной личностью под фамилией Топоров, — все это ускорило отлучение Толстого, о чём и было официально объявлено 24 февраля 1901 года.

Знаете ли вы что…

После отлучения Льва Толстого от Церкви в дневнике его жены Софьи Андреевны появилась запись: «Льву Николаевичу три дня подряд делали овации, приносили корзины с живыми цветами, посылали телеграммы…».

Ещё раньше в своих письмах к царю Победоносцев сообщал об усилении «умственного возбуждения» в русском свете под влиянием сочинений Толстого, что «угрожает распространением странных, извращенных понятий о вере, о церкви, о правительстве и обществе». Обер-прокурор составлял специальные отчёты по поводу «распространения ереси Л.Н. Толстого» и был наиболее ретивым вдохновителем травли писателя. С благословения Победоносцева «Церковный вестник» и другие клерикальные издания, а также реакционная светская пресса были заполнены материалами, проникнутыми откровенной ненавистью к яснополянскому «еретику».
Для тех, кто знаком с содержанием романа «Воскресение», такое отношение к нему Церкви вполне понятно. Ведь в нём Лев Толстой резко осудил всю систему власти в тогдашней Российской империи, её судебную практику, монополию РПЦ на истину и карикатурно изобразил православные обряды и таинства, систему православного богослужения и все православное духовенство.
После выхода из печати этого романа Победоносцев стал считать Толстого своим личным врагом. Он объявил графа «опальным», а чтение книг и любых его публикаций было признано тяжким грехом. В архивах цензурных ведомств по сей день сохранились тысячи дел, в которых произведения Толстого запрещались «за поношение власти и Церкви», за «богохульство и кощунство по отношению к религии».
Толстой не остался в долгу и, в свою очередь, в послании, направленном в декабре 1900 года на имя Николая II, написал следующее: «Из всех преступных дел самые гадкие и возмущающие душу всякого честного человека, это дела, творимые отвратительным, бессердечным, бессовестным советчиком вашим по религиозным делам — злодеем, имя которого, как образцового злодея, перейдёт в историю, — Победоносцевым». А в «Ответе Синоду» Лев Толстой подтвердил свой разрыв с Церковью и признал наличие существенных расхождений между догматами РПЦ и его собственным пониманием учения Христа.

На пороге нового времени

Для самарского служащего Николая Лаговского в эти дни было совершенно ясно, кто именно является главным инициатором отлучения от Церкви великого русского писателя Льва Николаевича Толстого. Совершенно очевидно, что главной целью визита Лаговского в столицу было именно убийство Победоносцева, так как он в эту поездку заранее взял с собой револьвер.
Вот как запечатлелись обстоятельства этого покушения в памяти супруги обер-прокурора Екатерины Энгельгардт: «В окно кабинета Константина Петровича, когда он там занимался, влетела пуля. Стрелял Лаговский. Константин Петрович выбежал в переднюю и говорит собравшейся там прислуге: чего вы встали? Стрелять не умеют! Попали в потолок!».
Стрелок тут же был схвачен полицией. Как потом выяснилось на дознании, Лаговский некоторое время наблюдал за окнами квартиры Победоносцева, пока в одном из них не увидел силуэт ненавистного обер-прокурора. Не мешкая ни секунды, он выстрелил четыре раза в этот силуэт, но, как мы знаем, не попал.
На допросе Лаговский заявил, что он находит существующий в России государственный и общественный строй не соответствующим интересам народной жизни. Поэтому, придерживаясь программы социалистов-революционеров, он признает необходимость воздействия террористическими приёмами на высших представителей правительства и, видя в действительном тайном советнике Победоносцеве влиятельного руководителя государственной политики, решил покуситься на его жизнь. Дальнейшее следствие по этому делу не заняло много времени, 27 марта Лаговский был осуждён на шесть лет каторжных работ.
Что же касается К.П. Победоносцева, то последующие события показали, что в начале XX века его эпоха уже подошла к концу. Новое время больше не нуждалось в нем, старом монархисте, патриоте и консерваторе. Поэтому при первых признаках либерализации государственной системы, в ходе которой общество получило немалые политические свободы и даже приобрело высочайшее разрешение на создание политических партий и учреждение Государственной Думы, Победоносцев демонстративно ушёл в отставку, считая любые уступки «духу реформ» разрушительными для России. Это произошло 19 октября 1905 года, на второй день после принятия императорского Манифеста об усовершенствовании государственного порядка.
Всегда выступавший за сохранение самодержавия, Победоносцев после всего случившегося не мог не только оставаться на посту обер-прокурора, но и просто быть свидетелем этих революционных потрясений. Он скончался 10 марта 1907 года в Санкт-Петербурге и был погребён у алтаря церкви Свято-Владимирской церковно-учительской школы.

 

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Неудачное покушение