Багира

Суббота, 09 23rd

Последнее обновлениеСб, 23 Сен 2017 6am

Со второй половины XIX века огромную роль в безвозмездной материальной поддержке деятелей искусства и культуры России начали играть крупные промышленники, финансисты и богатые торговцы.

Меценаты и благотворители

Журнал: Дилетант №018, июнь 2017 года
Рубрика: История русского бизнеса
Автор: Евгения Максимова

Фото: меценатство в РоссииB 1-м веке до н.э. Верный соратник императора Августа Гай Цильний Меценат (Gaius Cilnius . Maecenas, ок. 70-8 годов до н.э.) настолько прославился своим покровительством литераторам, что его имя сделалось нарицательным. Не спонсор, не благодетель, а именно меценат: только это слово вызывает в нашем воображении образ богача, безвозмездно дарующего средства и поддержку людям искусства. Особенно заметный след в отечественной истории оставили русские меценаты в XIX веке. Даже у далёкого от науки читателя мгновенно всплывут в голове хотя бы две-три фамилии: Третьяков, Морозов, Мамонтов. В действительности их было намного больше, и масштабы пожертвований совершенно невероятны.
Традиция жертвовать на строительство монастырей и приютов, на пропитание для сирот сложилась гораздо раньше. Но с конца XVIII века взоры благотворителей обратились и к миру искусства. Что же побуждало этих людей отдавать кровно заработанные деньги художникам, театралам и музыкантам?
Большинство меценатов были купцами и происходили из старообрядцев. Вспомоществование бедным они воспринимали как миссию, возложенную на них Богом. При этом благотворители зачастую избегали огласки своих имён, предпочитая жертвовать тайно. Известно, что Савва Морозов, активно участвуя в создании Художественного театра, поставил условие, чтобы его имя не упоминалось. На здание МХТ Савва Тимофеевич Морозов выделил около 500 тысяч рублей.
Одним из самых знаменитых меценатов стал Павел Третьяков. Выросший в купеческой семье и получивший домашнее образование, он с юности помогал отцу в торговле. Продолжая наследное дело, строил с братом Сергеем бумагопрядильные фабрики. И в то же время, пламенно полюбив живопись, начал собирать коллекцию картин. Первые работы русских художников Третьяков купил ещё в 1856 году. «Моя идея была с самых юных лет наживать для того, чтобы нажитое от общества вернулось бы также обществу (народу) в каких-либо полезных учреждениях; мысль эта не покидала меня всю жизнь…».
Павел Михайлович обладал удивительным чувством прекрасного и почти без промахов угадывал произведения, ставшие в итоге жемчужинами русской живописи.
Иван Крамской писал о Третьякове в 1873 году: «Я должен сознаться, что это человек с каким-то, должно быть, дьявольским чутьём». Благодаря своему тонкому вкусу Третьяков обладал неслыханной привилегией — ему дозволялось выбирать картины прямо в мастерской художника или на выставке ещё до её открытия. Если бы не его интерес к современной живописи, многие известные ныне произведения могли быть утеряны.
Построенный Третьяковым музей был бесплатным и открытым для всех посетителей, независимо от звания. Когда в 1892 году Третьяков передал свою коллекцию в дар городу, в ней было уже свыше двух тысяч произведений искусства.
Брат Павла Михайловича Сергей Третьяков также коллекционировал живопись, но в основном западноевропейских художников. Картины из его собрания были позднее переданы в Эрмитаж и Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина, к слову, основанный в том числе на пожертвования меценатов. Так, например, крупный промышленник Юрий Нечаев-Мальцов потратил на первые приобретения для музея около двух миллионов рублей.
Огромную роль в поддержке русских художников сыграл купец Кузьма Солдатенков. Торговец текстилем, не получивший никакого систематического образования, родившийся в семье старообрядцев, он был таким щедрым покровителем для людей искусства, что получил прозвище Козьма Медичи.

Любитель театра

Савва Морозов вложил больше миллиона рублей из собственных средств в Московский художественный театр. Кроме денег, меценат тратил на своё любимое детище много времени и сил. Он принимал активное участие в хозяйственных делах театра, а во время реконструкции здания, купленного для МХТ, проводил целые дни на стройке, контролируя все работы.


«Если бы не собирательская деятельность таких меценатов, как Третьяков, Солдатенков, Прянишников, то русским художникам некому было бы продать свои картины, хоть в Неву их бросай», — говорил художник Александр Риццони. Своё собрание Солдатенков завещал Румянцевскому музею. А два миллиона рублей пожертвовал на устройство бесплатной больницы (в 1920 году Солдатенковская больница была переименована в Боткинскую).
Уникальную коллекцию театральных реликвий собрал владелец кожевенных заводов Алексей Бахрушин. Целью собирательства было создание наглядной истории русского театра. В поисках реликвий Бахрушин предпринимал длительные поездки по России. А бывая в Европе, непременно обходил антикварные магазины.
В 1913 году Бахрушин передал своё бесценное собрание Академии наук (замученное заботами о третьяковском и солдатенковском наследии, Московское городское самоуправление отказалось принять этот дар).
Строительство учебных заведений было таким же бесценным вкладом в развитие русской культуры, как и поддержка художников. Знаменитое Мухинское училище, вернувшее себе в 1994 году имя своего основателя, было учреждено на средства предпринимателя Александра Штиглица. Училище технического рисования (ныне Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия имени Штиглица) было предназначено для лиц обоего пола и с момента основания располагало художественно-промышленным музеем и богатой библиотекой. На постройку Штиглиц выделил миллион рублей, но и в дальнейшем исправно поддерживал училище финансово.
Савва Иванович Мамонтов, директор общества Московско-Ярославской железной дороги, создал на собственные средства частный оперный театр. Среди солистов были Фёдор Шаляпин и Надежда Забела, а костюмы создавались по эскизам Михаила Врубеля. В купленной Мамонтовым усадьбе писателя Аксакова в Абрамцево работали Илья Репин, Валентин Серов и Василий Поленов. Савва Иванович поддерживал многих художников финансово,™ коллекционированием не занимался. Многомиллионные траты предпринимателей-меценатов сыграли огромную роль в отечественной культуре. До сих пор действуют картинные галереи, театры и учебные заведения, созданные на средства благотворителей более ста лет назад. Многие из этих учреждений стали неотъемлемой и даже знаковой составляющей русской культуры.

Знаете ли вы что…

Уникальный пример русского меценатства в XXI веке — музей современного искусства «Эрарта» в Санкт-Петербурге. В бывшем здании райкома КПСС (выкупленном и полностью переделанном под художественную галерею) размещены тысячи произведений искусства. Владелицей самого крупного частного музея России является Марина Варварина, вдова крупного петербургского бизнесмена. Десятки миллионов долларов из своего состояния она потратила на покупку картин современных авторов. Например таких, как Вася Ложкин и Николай Копейкин.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Меценаты и благотворители