Багира

Суббота, 11 18th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

До 21 года Николай II не был замечен в любовных похождениях. Не удивительно, что начавшийся у него роман с балериной Матильдой Кшесинской вызвал в обществе немалый ажиотаж, хотя и несопоставимый с тем, какой эта история вызывает сегодня.

Матильда: Охота на наследника

Журнал: Тайны 20-го века №45/С (Русская история №1), 2017 год
Рубрика: История любви
Автор: Олег Покровский

С первого взгляда

Фото: Николай и МатильдаПосле убийства Александра II на престол взошёл настоящий русский богатырь Александр III, а Николай получил титул наследника престола — цесаревича.
С 18-летнего возраста он проходил службу в гвардии. Свободное время холостым гвардейцам полагалось проводить в гулянках. Любовные романы приветствовались, а то, что цесаревич не был в них замечен, вызывало пересуды не самого лестного толка.
Таким видным мужчиной, как отец, дед или прадед, он, конечно, не был — рост 1 метр 72 сантиметра, лицо обычное. Но женщины, помнившие, что перед ними наследник престола огромной империи, находили в нём массу достоинств: воспитан, хорошо сложен, глаза «мечтательные», с «нежным блеском». Многие придворные дамы были не прочь вовлечь его в грехопадение, но как-то не получалось. Пока не появилась Матильда.
Она была на три года его моложе и появилась на свет в артистической семье. Старшая сестра Юлия первой вышла на сцену Мариинского театра, так что следовавшая за ней Матильда в программках обозначалась как Кшесинская 2-я.
Матильда училась в Императорском театральном училище и вместе с другими выпускницами весной 1890 года сдавала показательный экзамен в присутствии императорской фамилии. Александру III понравились её пируэты, и он прочески заявил: «Мадемуазель! Будьте украшением и славою нашего балета!».
Её усадили рядом с наследником. «Я не помню, о чём мы говорили, но я сразу влюбилась в Наследника, — вспоминала Кшесинская.
— Как сейчас вижу его голубые глаза с таким добрым выражением. Я перестала смотреть на него только как на Наследника, я забыла об этом, всё было как сон. Когда я прощалась с Наследником, который просидел весь ужин рядом со мною, мы смотрели друг на друга не так, как при встрече, в его душу, как и в мою, уже вкралось чувство влечения, хоть Мы и не отдавали себе в этом отчёта. Какая я была счастливая, в тот вечер, когда вернулась домой! Я всю ночь не могла спать от радостного волнения и всю ночь думала о событиях этого вечера!».
Николай в своём дневнике был лаконичен: «Ездили в театр. Кшесинская 2-я произвела очень хорошее впечатление». Но лаконизм не должен обманывать. В дневнике Николай обычно отмечал лишь внешние события (не касаясь, разумеется, интимной сферы) — пошёл, встретился, стрелял ворон, а если писал о произведённом на него человеком впечатлении, значит, дело действительно было серьёзным.

Поиск невесты

Летом слегка обозначившийся роман имел платоническое продолжение. Гвардия находилась в летних лагерях в Красном Селе и занималась манёврами. По вечерам офицеры ездили в летний Царскосельский театр, где как раз выступала труппа Мариинского театра
В антракте члены императорской семьи общались с артистами, и Кшесинская снова пересеклась с Николаем. Как и другим выпускницам училища, ей полагалось не менее года танцевать в кордебалете, но благодаря возобновившемуся флирту с наследником вскоре ей стали давать сольные партии.
Более того, список её поклонников пополнился братом наследника Георгием Александровичем и их кузеном великим князем Сергеем Михайловичем.
17 июля 1890 году цесаревич отметил в дневнике: «Кшесинская мне положительно очень нравится». 30 июля: «Разговаривал с Маленькой Кшесинской через окно!» 31 июля: «Простился с Кшесинской». Летние лагеря сворачивались.
Иногда выдвигается версия, что знакомство Николая и Матильды было сознательно инициировано Александром III, который хотел, чтобы цесаревич набрался опыта в интимных делах. Но здесь, скорее, имела место импровизация. Случайное знакомство переросло во флирт, а потом в нечто большее, но никого это поначалу не беспокоило, поскольку наследнику действительно следовало «порезвиться», а уж невесту ему подыскали бы из какого-нибудь венценосного семейства.
Сам Николай уже положил глаз на принцессу Алису Гессенскую (Аликс), сестра которой была замужем за его дядей — московским генерал-губернатором Сергеем Александровичем. Алиса, сверстница Матильды, дважды приезжала в Россию (в 1884 и 1889 годах), и цесаревич рассматривал её как будущую невесту.
Родителям… эта идея категорически не нравилась. Императрица Мария Фёдоровна, датчанка по рождению, категорически не любила немцев, вечно угрожавших её родине, а император Александр III собирался женить сына на дочери претендента на французский престол Луизе Генриетте. Американская газета «Вашингтон пост» называла её «воплощением женского здоровья и красоты, изящной спортсменкой и очаровательным полиглотом». Однако Николая эта «спортсменка-комсомолка» не интересовала.
24 июля, в самый разгар флирта с Матильдой, он пишет: «Беседовал с Папой по известному вопросу». Для нас этот «известный вопрос» неизвестен, но вряд ли речь шла о романе с Матильдой и уж точно не о том, что наследник собирался связать себя с ней узами брака. Скорее всего, речь шла о браке с Алисой.

Бедный Ники

Папа явно не был в восторге и отправил сына в путешествие на восток, проветриться. Попутно были торпедированы планы Матильды по дальнейшему сближению с цесаревичем. Но руки она не опустила и вроде бы даже ухитрилась переслать цесаревичу две свои фотографии. На одной запечатлена сцена из спектакля, где Матильда в роли Красной Шапочки трепещет перед волком (прозрачный намёк: «я перед Вами беззащитна»), на другой — демонстрирует новую укороченную балетную пачку (крепышка Кшесинская переживала, что ноги у неё коротковаты).
Наследник между тем добрался до Японии, где посетил гейш, а затем едва не был зарублен стоявшим в оцеплении полицейским Сандзо Цудой. Вояж свернули, и залечивший раны цесаревич вернулся в столицу.
В августе 1891 года, обняв родственников и сделав обязательные визиты, он явился к Кшесинской, прямо домой. На глазу у неё тогда был ячмень, нога болела. «Я не верила своим глазам, вернее одному своему глазу, так как другой был повязан. Эта нежданная встреча была такая чудесная, такая счастливая, — вспоминала Кшесинская. — Оставался он в тот первый раз недолго, но мы были одни и могли свободно говорить. Я так мечтала с ним встретиться, и это случилось так внезапно. Я никогда не забывала этого вечернего часа нашего первого свидания. На другой день я получила от него записку на карточке: «Надеюсь, что глазок и ножка оправляются. До сих пор хожу как в чаду. Постараюсь возможно скорее приехать. Ники».
Называть наследника Ники могли лишь самые близкие люди. Кшесинскую цесаревич, да и другие великие князья обычно тоже именовали по-домашнему — Маля. Хотя такой чести она удостоилась не сразу.
По причине постоянных отъездов цесаревича из платонической фазы роман вышел только весной 1892 года. Отец Матильды сразу поставил перед ней вопрос ребром: понимаешь ли ты, что императрицей никогда не станешь? Матильда ответила, как и положено артистке: «Я желаю испить чашу любви до дна».
Родители спорить не стали, позволив дочери встречаться с наследником прямо у себя на квартире. В обществе об этом много судачили. Поверяя дневнику своё видение ситуации, редактор «Нового времени» Алексей Суворин не стеснялся в выражениях: «Наследник посещает Кшесинскую и ебёт её. Она живёт у родителей, которые устраняются, что ничего не знают. Он ездит к ним, даже не нанимает ей квартиры и ругает родителя, который держит его ребёнком, хотя ему 25 лет. Очень неразговорчив, вообще сер, пьёт коньяк и сидит у Кшесинских по 5-6 часов, так что очень скучает и жалуется на скуку».
Пожалуй, больше всего общество удивляло именно то, что цесаревич не мог, так сказать, достойно обеспечивать свою содержанку: всё-таки встречаться у родителей любовницы считалось дурным тоном.
Цесаревичу, видимо, не хватало карманных денег, и он злился, что его роман привлекает такое внимание публики. Возможно, последней каплей стал эпизод, когда в дом Кшесинских в самый неподходящий момент нагрянул столичный градоначальник Виктор фон Валь, пожелавший сообщить, что цесаревича срочно требует к себе папа.

«Жизнь моя кончена»

«Встречаться у родителей сделалось просто немыслимым, — жаловалась в воспоминаниях Кшесинская. — Хотя Наследник, с присущей ему деликатностью, никогда об этом открыто не заговаривал, я чувствовала, что наши желания совпадают».
Судя по всему, какие-то средства Николай у батюшки вытянул и смог снять любовнице особняк на Английском проспекте. Визиты стали почти регулярными, и в обществе зашептались, что Кшесинская собирается перейти из католичества в православие. Это уже было тревожно. Уж не метит ли она в императрицы?
В семье Романовых был один опыт женитьбы на полячке (брак великого князя Константина Павловича и Жанетты Грудзинской), и в политическом плане его трудно было признать удачным. Если копнуть ещё глубже, то можно вспомнить и Марину Мнишек с двумя её мужьями-самозванцами…
Тревога, конечно, была напрасной. К Матильде наследник относился тепло, но жениться на ней не собирался, понимая, что это невозможно в принципе. Зато Николаю удавалось пугать родителей, чтобы они разрешили брак с Аликс, которая всё же была не балериной, а принцессой из вполне почтенного семейства. И они действительно дали согласие на этот брак.
Возможно, помимо «фактора Матильды», сыграли роль упорство цесаревича и то, что здоровье Александра III сильно пошатнулось, а он всё же хотел ещё при жизни пристроить своего сына. К тому же и политическая ситуация сильно изменилась. С республиканской Францией был заключён союз, и брак с представительницей свергнутой династии стал совершенно излишен. Зато Алике приходилась внучкой королеве Виктории, а укрепление связей с Англией представлялось задачей актуальной.
Николай сразу рассказал невесте о Кшесинской. Ответ звучал обнадеживающе: «Что прошло, то прошло и никогда не вернётся. Все мы в этом мире окружены соблазнами, а когда мы молоды, то не всегда можем бороться, чтобы устоять перед искушением… Я люблю тебя даже сильнее с тех пор, как ты рассказал мне эту историю. Твое доверие так глубоко трогает меня… Смогу ли я быть его достойной?».
Отношения с Кшесинской цесаревич пообещал разорвать и разорвал, написав ей очень тёплое письмо: «Чтобы со мной в жизни не случилось, встреча с тобой навсегда останется светлым воспоминанием моей молодости».
Они даже ещё раз встретились наедине где-то на окраине Царского Села. Она приехала в своей карете, он — верхом. «Как это всегда бывает, когда хочется многое сказать, а слезы душат горло, говоришь не то, что собиралась говорить, и много осталось недоговоренного, — писала Кшесинская. — Когда Наследник поехал обратно в% лагерь, я осталась стоять у сарая и глядела ему вслед до тех пор, пока он не скрылся вдали. До последней минуты он ехал, оглядываясь назад. Мне казалось, что жизнь моя кончена и что радостей больше не будет».
Самое главное, впрочем, цесаревич сказать успел, предложив Матильде обращаться к нему в случае жизненных затруднений, чем она и пользовалась: «Действительно, когда бы мне не приходилось к нему обращаться, он всегда выполнял мои просьбы без отказа».
Да и радости в её жизни случались. Расставшись с Николаем, она нашла утешение в объятиях других великих князей: сначала Сергея Михайловича, а потом Андрея Владимировича.
В 1896 году Николай II был коронован как самодержец, а Кшесинская стала прима-балериной императорских театров. Благодаря «административному ресурсу» с ней вынуждены были считаться театральные чиновники, балетмейстеры, антрепренёры. А кто не считался — к примеру, директор императорских театров князь Сергей Волконский, — тот лишался должности.
Ники и Маля, каждый сам по себе, правили до 1917 года, когда большевики сначала отобрали у Кшесинской её особняк, а потом взяли Зимний. И в конце жизни Матильда вряд ли жалела, что не стала царицей.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Матильда: Охота на наследника