Багира

Воскресенье, 09 24th

Последнее обновлениеВс, 24 Сен 2017 2pm

«Гений и злодейство — две вещи несовместные», — писал Пушкин. Примером, опровергающим это, является Григорий Федотович Зотов, прозванный в народе Кыштымским зверем. Бывший крепостной Зотов получил вольную за свои достижения в области металлургии. Кроме таланта управленца, его заслугой было появление каслинского художественного литья и многое другое. И всё это сочеталось в нём с изощрённой жестокостью, о которой слагались легенды.

Кыштымскии зверь

Журнал: Загадки 20 века №12, 29 мая 2017 года
Рубрика: Кунсткамера
Автор: Галина Белышева

Фото: Григорий ЗотовУже на протяжении двух веков в Кыштыме говорят о том, что под старыми заводскими зданиями располагаются настоящие казематы: пыточные камеры со всеми чудовищными атрибутами, «каменные мешки» и комната палача. Рассказывают, что иногда люди исчезали прямо с рабочего места, будто сквозь землю проваливались. Да, собственно, так и было, проваливались. Недавно выяснилось, что страшные сказки о подземной тюрьме Кыштымского зверя не вымысел.

Карьера старовера

Родился Григорий в 1775 году в семье старовера Федота Зотова — крепостного приказчика Невьянского завода, принадлежавшего Савве Яковлеву. После смерти владельца и раздела имущества семью Зотовых переправили на Шуралинские заводы Урала. Сведений о детстве и юности Григория Зотова практически не сохранилось. Известно только, что он с малолетства интересовался металлургией и горным делом. А карьеру свою начинал в должности кричного мастера.
Его трудолюбие и стремление к новаторству не остались незамеченными. В 1798 году наследник Саввы Иван поставил Григория во главе правления Верх-Исетского завода. И, надо сказать, не прогадал хозяин. Зотов оказался строгим и предприимчивым начальником. Будучи старовером, он не терпел пьяниц и воров, наказывая их с особой жестокостью. Он сумел добиться права отправлять на рудники в Сибирь нерадивых работников. Возможно, железная рука Зотова способствовала тому, что завод стал преображаться. Отстраивались здания, завозилось новое оборудование, было налажено производство паровых машин и другой новой продукции. Именно при нём стали производить листовое кровельное железо, способное выстоять без покраски до 100 лет. В Европе и Америке очень ценилось уральское железо с клеймом «Два соболя». Экспорт его составлял более 300 пудов в год. А доходы завода выросли до 3 миллионов в год. Кроме этого, Зотов изобрёл машину, полирующую артиллерийские чугунные снаряды, за что получил благодарность и вознаграждение от военного министра. Но вдруг оказалось, что такая машина уже существует на другом заводе, причём более совершенная. Поэтому изобретение не было закреплено за Зотовым, но медаль «За усердие» он получил. А вместе с ней и вольную.

Рождение «зверя»

За заслуги Зотова вольную получил и его 12-летний сын Александр. Поэтому позже он смог жениться на дочери заводовладельца Льва Расторгуева, который возглавлял общину старообрядцев. Во владении Расторгуева был целый заводской округ, включавший в себя Кыштымские и Каслинский заводы. После его смерти имущество перешло в руки вдовы и дочерей, которые сразу же передали заводы в управление Григорию Зотову.
Несмотря на то, что формально делами управляли мужья дочерей Расторгуева и специально назначенный чиновник Тетюев, фактическим единоличным управляющим был Зотов. Всё заводское хозяйство находилось в плачевном состоянии. Голод, невыплаты зарплаты, восстания уральских рабочих и крестьян. И тем не менее в целом на Урале наблюдался расцвет, так как были открыты месторождения золота, приносящие баснословные доходы. В 1822 году Зотов тоже основал прииск, названный Соймоновским, ставший позднее городом Карабаш. Более тысячи крепостных работали на прииске в две смены по 12 часов, в основном женщины и дети из близлежащих сел. Жили они в холодных землянках, получая в качестве пайка небольшой кусочек хлеба. За плохую работу их били палками или хлыстами. Было организовано даже кладбище для умерших от тяжёлой работы на приисках.
Народное недовольство в 1826 году вылилось в Девичий бунт, захвативший и Кыштымские заводы. Тогда в первый раз власти обратили внимание на деяния Зотова. Но, несмотря ни на что, прииски приносили доход, который шёл на развитие заводов. Строились новые корпуса, плотины, начался выпуск каслинского художественного литья, которому Григорий обучился в немецких литейных мастерских.
В «Горном журнале» за 1832 год отмечались заслуги Григория Зотова в хорошей организации и прибыльности Кыштымских заводов, а также оспаривалось общепринятое мнение, что процветанием заводы обязаны суровому и жестокому управлению Зотова.

И царский гнев, и царская любовь

В 1824 году Григорию Зотову посчастливилось познакомиться с Александром I, который приехал посмотреть уральские заводы. Особенно понравился царю Верх-Исетский завод. Произвели благоприятное впечатление на государя новые корпуса, организация производства и госпиталь. Узнав, что все это заслуга Зотова, император выразил желание с ним познакомиться. На состоявшейся вскоре встрече Александр I подробно расспрашивал Григория о том, как ему удалось добиться таких результатов. В ходе беседы Зотов признался царю, что является старообрядцем, и попросил, чтобы его общине позволили поставить кресты на храм. И его просьба была выполнена. Григорий настолько сумел расположить к себе Александра, что тот в письме к императрице писал: «Первый раз в жизни встретил мужика с таким светлым умом и опытностью во всех отраслях горного искусства».
Но скоро к власти пришёл Николай I, считавший старообрядцев раскольниками и угрозой для самодержавия. Как раз в это время слухи о жестоком произволе Зотова на Кыштымских заводах, а также о том, что он скрывает часть добытого золота, набирали обороты. Говорили, что управляющий ходил по цехам, вооружённый пистолетом и нагайкой, налагал штрафы за малейшую оплошность. А тех, кто особо провинился, приковывал цепями в подземелье. Там же, в подвалах, непокорных пытали до смерти, а их тела упаковывали в мешки из рогожи и сбрасывали в заводской пруд.
Из Петербурга то и дело присылали следователей, но Зотову удавалось выйти сухим из воды, пока разобраться в обстановке на уральских заводах не поручили графу Строганову. Первым делом граф приказал осушить пруд. На его дне действительно нашли человеческие останки. Зотова арестовали. В донесении графа Строганова по делу управляющего говорилось, что он увеличивал объёмы производства и добычу золота не за счёт использования новых машин, а угнетая рабочих, побуждая их жестокими методами на непосильный труд, сравнимый с каторжным.
Под арестом Григорий Зотов провёл долгих 7 лет, пытаясь любыми способами затянуть дело. Но всё же был лишён всех наград и отправлен в ссылку в Кёксгольм (ныне Приозерск Ленинградской области), где и умер.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Кыштымскии зверь