Багира

Пятница, 05 25th

Последнее обновлениеПт, 25 Май 2018 8pm

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Без казаков, как известно, не обходился ни один крупный военный поход. И первым, кто очертил права и обязанности казачества, был выходец из Трансильвании Стефан Баторий. Казаки, которых зачислили на службу польской короне, стали называться реестровыми, представляя собой ядро украинской шляхты.

Как король казаков перехитрил

Журнал: Загадки истории №19, май 2018 года
Рубрика: Дворцовые тайны
Автор: Александра Шепель

Стефан Баторий заставил запорожцев присягнуть Речи Посполитой

Фото: Стефан БаторийПравление короля Стефана Батория, сына князя Трансильвании (Семиградья) Иштвана IV, продолжавшееся с 1575 по 1586 год, смело можно назвать «золотым десятилетием» в истории Речи Посполитой.

А шляхта против

После смерти Сигизмунда II Августа, последнего польского короля из литовского рода Ягеллонов (от Ягайло), наступил период «раздела власти». Детей монарх не оставил, так что его сестра Анна Ягеллонка оказалась последним связующим звеном между поляками и литовцами. В 1575 году трансильванский князь Стефан Баторий (вопреки активному сопротивлению со стороны других кандидатов на престол шведского короля Юхана, итальянского герцога Феррары, императора Максимилиана II, а также царя Московской Руси Ивана Грозного) женился на принцессе Анне.
С первых дней на престоле 42-летний Стефан столкнулся с недоброжелательностью польской шляхты. В большей своей части она предпочитала давать ценные указания, как следовало бы править государством, настаивая на послушании Батория. Со временем трансильванцу удалось усмирить своих подданных: он велел казнить Григория Осцика, который поддерживал тайную связь с Иваном Грозным, а также по его указанию из Речи Посполитой были пожизненно изгнаны Анджей и Кшиштоф Зборовские.
Разрешив внутриполитический конфликт, Стефан начал подготовку к войне с Москвой. Запорожским казакам, выполнявшим роль щита на юго-восточных границах Речи Посполитой, по плану польского короля и князя литовского Батория в этом походе отводилась ключевая роль.
Обратим внимание на то, что именно при правлении Стефана Батория было развито понятие реестрового казачества. Изданный им в 1578 году знаменитый указ «Соглашение с низовцами» был признан официальным документом, способствующим выработке правовых основ деятельности казачества. Впоследствии «казацкие вольности» приобрели чёткие черты, наполнились конкретным содержанием: освобождение от налогов и повинностей, кроме военной службы, особое административное подчинение и судопроизводство, свобода выбора места жительства и занятия промыслами, право на землевладение.

Реестр превыше всего

С тех пор главной целью всего казачества стала борьба за распространение реестра на всех казаков, так как изначально их численность составляла всего 500 человек. Параллельно с этим начал развиваться культ короля Батория как покровителя и заступника казачества от посягательств шляхты.
Многие историки сходятся во мнении, что основной предпосылкой к формированию реестрового казачества послужила их неопределённость в социальном слое того времени. Вот что писал историк Владимир Антонович в «Актах о казаках»: «… что касается украинского казачества, то новое польско-литовское правительство не знало даже, к которому из сословий его причислить. Дело в том, что в тогдашней Польше юридически было только три сословия: шляхта, крестьяне и мещане. Первое из этих сословий (шляхта) пользовалось безграничными правами как в отношении себя лично, так и относительно своего государственного положения; второе сословие (крестьяне) находилось в полной и беспрекословной зависимости от первого; третье сословие (мещане) пользовалось очень ограниченными правами: правом личной свободы и сословной независимости, и то только в тех немногих местах, которые имели так называемое магдебургское право».
Из этого становится очевидно, что казацкое сословие Украины с его независимым строем и выборным началом не отвечало ни одной из указанных категорий: казаков нельзя было причислить ни к шляхте, ни к мещанству, ни тем более к крестьянству.
Причисление казаков к шляхте было невозможно из-за ожесточённого противодействия самой шляхты, которая слишком дорожила своими исключительными правами и всегда негативно относилась ко всем новым лицам, которым король намеревался дарить данное сословие. Тем самым она боялась потерять своё значение, не желала делиться своими правами. К мещанам казаков тоже невозможно было отнести, поскольку именно мещанство в Польше не было местным учреждением: оно возникло в результате магдебургского права и охватывало только мизерную долю польского населения. Кроме того, ни занятия, ни местонахождение горожан ничуть не соответствовали занятиям и местонахождению казаков. И, опять — таки, зачисление казаков к крестьянству тоже было невозможно: такое мероприятие могло вызвать среди украинского казачества общее восстание против Речи Посполитой. Это ли не повод обозначить права казаков?

Житиё согласно приказу

После приказа Стефана Батория казаки вошли в состав регулярных полков войска Речи Посполитой. Предполагалось, что таких полков будет шесть, по тысяче человек в каждом. Действительно ли это количество отвечало реальному числу, то есть 6 тысячам? Мы можем предположить, что их было куда больше…
Во-первых, остальные казаки оказались в условиях мирного времени как бы вне закона. И этому есть документальное подтверждение в работе известного историка Василия Доманиц-кого «Казачество на переломе XVI-XVII веков». В ней говорится: «…о разделе украинских казаков на реестровых и нереестровых, когда реестровых объявили, так сказать, законным казацким сословием, а нереестровых — незаконным». Во-вторых, возобновление военных действий на московском фронте внесло свои коррективы в положение казачества. Ведь война требовала привлечения куда большего количества вооружённого народа. Поэтому король, хотел он того или нет, должен был распорядиться о наборе казаков в армию больше установленного реестра. И тем, кто в своё время не попал в «золотой список», судьба дарила ещё один шанс… а там, глядишь, король потребует их для какой-то другой войны. Кстати, её при необходимости, можно и самим спровоцировать. Хотя бы теми же походами на турок и татар.
Поэтому казаков уговаривать долго не пришлось: они сразу двинулись на Московскую войну. Для правительства над казаками Стефан Баторий установил, что они сами будут выбирать себе начальника, которого польское правительство называло старшим Войска Запорожского. Сами же казаки звали этих старшин гетманами.

Реформа себе на погибель

Жить реестровые казаки могли в королевских и частных имениях только с разрешения владельцев. К тому же реестровые казаки получили привилегию на владение городком Трахтемиров — центром староства Киевского воеводства, раскинувшемся на Днепре выше Канева. В Трахтемирове находился Зарубинский монастырь, который был исключительно как госпиталь для старых, больных, раненых, искалеченных и тех казаков, которые доживали свой век.
Строго запрещались там любые казацкие собрания, без ведома короля не разрешалось принимать на Запорожской Сечи «своевольных людей» и организовывать кампании против соседних государств. Итак, предоставляя им некие права, власти делали целый ряд оговорок, фактически превращая реестровых казаков в военный состав Речи Посполитой.
В то же время вводился чёткий учёт казаков, записанных на королевскую службу, — с указанием имени, фамилии, места жительства и даже координат расположения дома. Реестр подписывал старший Войска Запорожского, копии рассылались по городам чиновникам. Каждый «реестровец» присягал на верность королю, его потомкам и Речи Посполитой.
Хотелось бы добавить, что из рядов реестрового войска вышли такие выдающиеся гетманы, как Богдан Хмельницкий, Пётр Кона-шевич-Сагайдачный и Пётр Дорошенко. А во время Национальной освободительной войны украинского и белорусского народов под верховенством Богдана
Хмельницкого реестровцы были главной ударной силой в битвах под Жёлтыми Водами, Корсунем, Пилявцами и Батогом.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Как король казаков перехитрил