Багира

Понедельник, 06 26th

Последнее обновлениеПн, 26 Июнь 2017 1pm

Категория удельных крестьян была образована Павлом I в 1797 г. из дворцовых волостей для содержания членов царской фамилии, не имевших права на престол.

Из истории удельных крестьян Нижегородской губернии 1828-1857 гг.

Журнал: Исторический архив №6, 1999 год
Рубрика: Век девятнадцатый
Автор: Публикацию подготовил доктор исторических наук А.В. Седов

В удельное ведомство было выделено 464 тысячи ревизских душ и свыше 4 миллионов десятин земли. Для управления удельными имениями были созданы: в столице — Департамент уделов, в губерниях — удельные конторы, в деревнях — удельные приказы.
Нижегородское удельное имение было одним из крупных. Изначально в него были включены 36274 ревизские души, т.е. около 80 тысяч человек. В дальнейшем оно расширялось путём различных покупок. Публикуемые донесения управляющих Нижегородским удельным имением в Департамент уделов, выявленные в Российском государственном историческом архиве (РГИА) и Государственном архиве Нижегородской области (ГАНО), раскрывают отдельные стороны жизни и деятельности удельных крестьян. Важны они и для изучения биографии писателя и этнографа, автора знаменитого «Толкового словаря живого великорусского языка» В.И. Даля, который в 1849-1859 гг. был управляющим Нижегородской удельной конторой.
Нижегородская губерния относилась к числу потребляющих привозной хлеб. Своего хлеба местным крестьянам едва хватало до нового года. По этой причине все удельные крестьяне губернии занимались различными промыслами, о чём свидетельствует док. №1.
Удельные крестьяне были столь же бесправны, как и помещичьи. Все промысловые заведения, построенные их руками и за крестьянский счёт, присваивались удельным ведомством, а крестьяне становились арендаторами собственных предприятий, за что платили Департаменту уделов оброк (док. №2). Удельная регламентация промысловой деятельности крестьян доходила до абсурда; это возмутило такого демократичного управляющего Нижегородской удельной конторой, каким был В.И. Даль, и он обратился в Департамент уделов с предложением снять с удельных крестьян мелочную регламентацию (док. №3).
По природно-климатическим условиям Нижегородская губерния делилась на две части: нагорную и заречную (за Волгой и Окой), где проживала большая часть удельных крестьян. Из-за тощей песчаной почвы крестьяне Заволжья и придерживались в XIX в. архаичной подсечно-огневой системы земледелия, помогавшей им выжить в суровом лесном краю. А чиновники-бюрократы, не понимая основ крестьянской жизни, пытались запретить такую систему сельского хозяйства. Чиновничьему произволу решительно воспротивился управляющий Нижегородской удельной конторой В.И. Даль, хорошо понявший причины подсечно-огневой системы земледелия в лесном Заволжье (док. №4).
Крестьянские промыслы Нижегородской губернии делились на два главных вида: местные и отхожие. Самым распространённым отхожим промыслом среди удельных крестьян был бурлацкий, где их нещадно угнетали судовладельцы. И снова за обиженных крестьян вступился В.И. Даль (док. №5).
С 1829 г. Департамент уделов перевёл своих крестьян с подушного оброка на поземельный сбор, который увеличил тяжесть повинности. Определялся он доходностью крестьянских наделов, а она была изначально завышена чиновниками. С каждой новой ревизией Департамент уделов требовал от управляющих удельными имениями дальнейшего повышения поземельного сбора, полагая, что урожайность крестьянских полей растёт, а хлебные цены на рынке повышаются. Возглавив Нижегородское удельное имение, В.И. Даль на практике столкнулся с фальшивой основой поземельного сбора и пытался образумить Департамент уделов (док. №6).
Тексты документов публикуются по правилам современной орфографии с сохранением их стилистики и особенностей.

№1
Управляющий Нижегородским удельным имением Кишенсков — Департаменту уделов

31 января 1828 г.

Вступив в отправление должности, я осмотрел имение, и прежде всего ближайшие приказы за Волгой. Во всех четырёх приказах грунт земли песчаный и иловато-глинистый с мелкими камнями. Чтобы землю сию сделать сколько-нибудь способной к хлебородию, то необходимо её удобрить, для чего потребно большое скотоводство, но по недостатку лугов крестьяне не могут завести его в достаточном количестве, а многие не имеют даже лошадей. Посему хлебопашество в столь худом положении и столь незначительно, что крестьяне не могут от него добывать себе хлеба для годового продовольствия и принуждены покупать оный на судах или на базарах. А сие заставило их приняться за другие роды промышленности, и именно они торгуют хлебом, скупая оный на базарах и распродавая или соседним крестьянам, или отправляясь в другие имения по Волге и Оке, и разными мелкими вещами, делают шляпы, валенки и разного рода деревянную посуду, прядут лен для полотен, содержат постоялые дворы, разшивы1 и разные мелкие суда, употребляемые на Волге и Оке, и нанимаются в плотницкую работу для постройки судов, в бурлаки и в другие работы».

РГИА. Ф. 515. Оп. 12. Д. 686. Л. 1-2.

№2
Управляющий Нижегородским удельным имением В.И. Даль — Департаменту уделов

21 марта 1853 г.
Крестьянин Смольковского приказа деревни Ганиной Андрей Васильев продал находившуюся у него в бессрочном содержании ветряную мельницу с оброком по 80 копеек серебром в год без дозволения приказа на своз одноведомственному крестьянину деревни Орешек К. Романову, а вместо её, тоже без разрешения, купил другую у помещичьего крестьянина и поставил на своём тягловом участке. Приказ, узнав об этом, немедленно оценил новую мельницу в 25 рублей и обложил оброком по 10% в доход Удела.

РГИА. Ф. 515. Оп. 11. Д. 2580. Л. 5.

№3
Управляющий удельным имением Нижегородской губернии В.И. Даль — губернатору князю М.А.Урусову

8 мая 1854 г.
[…] По чрезвычайно дурной и тощей почве крестьяне Семёновского уезда искони приняли за правило пахотные полосы, оплачиваемые оброком, оставлять попеременно после непродолжительной распашки под залежь на 6-8 и даже до 10 лет. Земли эти покрываются кустарником, который в показанные сроки достигает иногда возраста дровяного леса. Коль скоро одна полоса истощается, крестьянин начинает чистить под пашню другую, отдохнувшую в залежи, и снимает с неё несколько хлебов порядочных. Другого способа удобрения земли здесь нет. Навозу нет оттого, что нет скота, а скота не держат крестьяне потому, что нет пастбищ; посему, если расчистки запретить, крестьяне должны остаться без насущного хлеба.

ГАНО. Ф. 2. Оп. 4. Д. 5076. Л. 1-2.
№4
Управляющий Нижегородским удельным имением В.И. Даль — Департаменту уделов

27 марта 1857 г.
Крестьянин деревни Козиной Большепесошнинского приказа Р.Александров вошёл с просьбой о дозволении ему построить на тягловом участке ветряную толчею[…] Представляя о сем, считаю обязанностью доложить, что ветряные толчеи, приносящие Уделу самый ничтожный доход по несколько копеек в год, строятся крестьянами не для того, чтобы извлекать какой-либо барыш, а единственно для облегчения себя, потому что вручную толочь трудно. Посему я бы смел просить Департамент разрешить мне дозволять крестьянам строить ветряные толчеи, не облагая их оброком2.

РГИА. Ф. 515. Оп. 11. Д. 4338. Л. 1-2.

№5
Управляющий Нижегородским удельным имением В.И. Даль — губернатору А.Н. Муравьеву

1857 г.
[…] Приняв меры к отвращению побега с судов рабочих, следует оградить последних от притеснений судохозяев. Бывают случаи, что судорабочий, выйдя путину3 и исполня все условия с хозяином, при требовании с него расчёта и билета своего4, под пустым предлогом получает как в том, так и в другом отказ. Ухаживая за хозяином и дожидаясь разбирательства судоходного начальства, он проживает последнюю копейку и часто доходит до того, что не на что купить хлеба, между тем, как судовщик пьянствует […]

РГИА. Ф. 515. Оп. 15. Д. 1654. Л. 4.

№6
Управляющий Нижегородским удельным имением В.И. Даль — Департаменту уделов

2 октября 1857 г.
Среди тревожных забот и опасений, чтобы не заставили нас выполнять снова поземельные табели на ложных данных и с выводами для одного только наполнения графленой бумаги, я ещё раз пересмотрел всю переписку по сему поводу после 9 ревизии… Все настояния Департамента ограничивались, в сущности, одним доводом: если расчёт был сделан неверно, если он основан на ложных данных, то одного этого уже достаточно для необходимой переоценки земель и потому ныне возлагается на строжайшую ответственность управляющего, чтобы переоценка эта сделана была верно.
А вот мои доводы, на которые, само собой разумеется, я прямого ответа не получил. Оброк, который крестьяне теперь платят, не может быть понижен, а разве только несколькими копейками повышен. Об этом условии не говорится в предписаниях, но, кажется, я в нём не ошибаюсь. Из одного этого обстоятельства уже следует, что нельзя вычислять оброка из других данных, и что сам он составляет основное данное, из которого я должен выводить обратным действием мнимые и ложные данные урожая и цены на хлеб. А Департамент упорно повторяет: исправьте ошибки, сделайте новый расчёт, расчёт поземельного сбора прост и ясен. Расчёт прост и ясен, если я скажу крестьянину, что он платил этот оброк доселе и должен платить его впредь, противу чего он не возразит ни одного слова, он даже согласится и на небольшую прибавку, хотя бы потому, что окружающие его барские крестьяне платят гораздо более, но какими глазами я буду глядеть мужику в глаза, объясняя ему наш расчёт и уверяя, будто оброк этот вычислен из урожая и цен небывалых? Он знает их не хуже моего и в этом деле мне ханжить перед ним невозможно […] Я представил по особому требованию Департамента табель5 на один из нагорных приказов, вычисленную на верных данных, и оказалось, что волость должна бы платить не более 2/3 нынешнего оброка, что поземельных вовсе не выходит. Департамент принял расчёт этот к сведению, а утвердил табель, о коей я писал, что на целом листе нет ни одной цифры, согласной с истиной, кроме цифры оброка, а она известна была и прежде. Какая цель и надобность, какой смысл в такой подделке?

ГАНО. Ф. 744. Оп. 254. Д. 734. Л. 83-85.

Примечания

1 Разшивы (расшивы) — плоскодонные баржи.
2 Просьбу В.И. Даля рассматривало 2-е отделение Департамента уделов и согласилось с его мнением: «Двадцатилетний опыт показал, что доход Удела с ветряных заведений, устраеваемых крестьянами на тягловых участках, не значителен, а между тем воспрещение устраивать эти заведения без платежа оброка стеснительно для крестьян, к тому же заведения этого рода служат только для удовлетворения домашних потребностей самих хозяев, а не для извлечения каких-либо денежных выгод, по сим соображениям Департамент уделов определяет: дозволить удельным крестьянам строить ветряные заведения на тягловых участках земли без обложения их оброком и с разрешения лишь местных приказов. А взимание оброка прекратить со второй половины 1857 года».
Но председатель Департамента уделов, каковым в 1856 г. был М.Н.Муравьёв, наложил иезуитскую резолюцию: «Неудобно отменить теперь учреждение 1844 года. К оброку уже привыкли». И 2-е отделение Департамента уделов отказало В.И. Далю в его разумной просьбе, скрыв при этом лицемерную резолюцию своего «шефа».
3 Путина — бурлацкая дистанция. Большая путина: от Астрахани до Нижнего Новгорода. Малая путина: от Нижнего Новгорода до Рыбинска. Сквозная путина: от Астрахани до Рыбинска.
4 Билет — «паспорт», выдававшийся крестьянам местными властями на отхожий промысел.
5 Табель — расчётная ведомость поземельного сбора.