Багира

Воскресенье, 08 20th

Последнее обновлениеВс, 20 Авг 2017 4am

История предпринимательства или бизнеса («business history») как научная дисциплина имеет общие корни с экономической историей. Уже в конце XIX в. стали складываться предпосылки её возникновения. В странах Западной Европы и в Америке всё начиналось с публикаций автобиографий и биографий известных преуспевающих предпринимателей. Однако статус научной дисциплины эта отрасль исторической науки там приобрела только во второй половине XX в.

История предпринимательства в XX веке: становление научной дисциплины

Журнал: Отечественная история №2, 2002 год
Автор: И.В. Поткина* ©2002 г.

В дореволюционной России также были условия, благоприятные для возникновения истории предпринимательства как особой сферы познания. Первые биографические очерки о предпринимателях появились в 60-х гг. XIX в.1 В конце столетия крупнейшие российские торгово-промышленные фирмы и кредитные учреждения приступили к изданию официальных публикаций по истории своих предприятий, которые были обычно приурочены к той или иной юбилейной дате. Они неравнозначны по своему характеру, одни поверхностны и лапидарны, другие, наоборот, подробны и обстоятельны, поскольку опирались на делопроизводственную документацию предприятий. Что касается их содержания, то эти исторические очерки были в известной степени однородны и включали перечень обязательных и значимых, с точки зрения предпринимателя, рубрик и тем. К числу лучших можно отнести иллюстрированные издания по истории Прохоровской мануфактуры, нефтяного товарищества «Братьев Нобель», парфюмерной фабрики Г. Брокара, чаеторговой фирмы Губкина-Кузнецова, торгового дома Вогау2. Юбилейные материалы дополнялись отдельными публикациями, в которых освещалась история создания благотворительных учреждений при фабриках или училищ, открытых на средства предпринимателей3.
На рубеже XIX-XX вв. в России начали появляться издания, объектом которых станови-лись целые отрасли промышленности. Так, под редакцией П.Х. Спасского вышло несколько очерков о различных видах производства и секторах экономики Российской империи. Наиболее полно была отражена история текстильной промышленности, при этом в центре внимания дореволюционных авторов оставались та или иная фирма и её владелец4. К 1917 г. сложился обширный комплекс материалов, который современные исследователи относят к группе представительских источников5.
После октября 1917 г. в России органичное становление и развитие такого направления, как история предпринимательства, было на долгое время прервано. Советская историография делала акцент на анализе социально-экономических процессов в классово антагонистическом обществе и вытекающих отсюда политических проблемах, игнорируя функционально-экономические и социокультурные аспекты развития предпринимательства6. Хозяйственная деятельность рассматривалась исключительно с точки зрения реализации сугубо эгоистических материальных интересов буржуазии. Более того, сами понятия «предпринимательство» и «предприниматель» являлись «синонимами бесспорно отрицательного, «чуждого» социализму явления и практически не использовались в официальном историко-экономическом лексиконе»7. В конечном итоге предпринимательская функция как важнейшая составляющая хозяйственной творческой деятельности человека, если следовать определению С.Н. Булгакова8, выпала из поля зрения советских историков.
В развитых странах Запада судьба новой научной дисциплины сложилась благополучнее, а мировым лидером в становлении новой «business history» стали США. В 1926 г. появился первый специализированный журнал «Business History Review», на страницах которого публиковались материалы по истории предпринимательских династий, а также обсуждались многие аспекты коммерческой и производственной деятельности бизнесменов. В 1927 г. американский историк Н.С.В. Грас возглавил первую кафедру истории бизнеса в Гарвардском университете. Объединённые усилия журнала и нового структурного подразделения внесли не только важную лепту в определение предмета и в расширение рамок исследований, но и в процесс дальнейшей институализации «business history»9. Журнал и кафедра явились своеобразным прологом к учреждению в 1948 г. Центра по изучению истории предпринимательства (Center for Business History) при Гарвардском университете.
________
* Поткина Ирина Викторовна, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института российской истории РАН.

Крупнейший австрийский экономист Й.А. Шумпетер, с 1932 г. и до конца жизни работавший в Гарварде профессором, и его коллега историк А. Коул стали основателями этого первого в мире специализированного научного центра. Его создание послужило стимулом для многих специалистов. С 1950 г. в рамках «business history» появились исследования по изучению истории крупных фирм, отраслей производства, а также мелкого бизнеса, которые до сих пор остаются магистральными темами этой дисциплины10.
Во второй половине XX в. продолжалось организационное оформление новой отрасли знания в США. С 1954 г. и по сей день в рамках Американской конференции по истории бизнеса (American Business History Conference) ежегодно проводятся форумы, на которые собираются специалисты со всего мира. Одновременно Американская конференция издаёт специализированные журналы: в 2000 г. на смену широко известному периодическому органу «Business and Economic History» пришёл новый международный журнал «Enterprise and Society». В настоящее время в США параллельно с этой авторитетной организацией работают Историческое общество по экономике и бизнесу (Economic and Business Historical Society) и Центр по истории бизнеса, технологии и общества Музея Хагли (Hagley Museum). Они также каждый год созывают конференции по актуальным проблемам истории предпринимательства в Америке, Европе и на Востоке. Музей Хагли и его библиотека в числе крупнейших в США независимых исследовательских центров: богатейшая коллекция книг по истории экономики, бизнеса, технологии, индустриализации и многим другим аспектам привлекает множество специалистов11.
Отметим и важные вехи в развитии теоретико-методологической базы «business history». В 1937 г. была опубликована статья американца Р. Коуза «Природа фирмы»12, которой суждено было сыграть важнейшую роль в разработке теории фирмы. Автор существенно изменил представления об этой форме деловой организации, включая многонациональную корпорацию, так как провёл чёткую границу между рынком и фирмой. Р. Коуз рассматривал их как альтернативные структуры. В конечном итоге он определил, как наилучшим образом экономить на том, что позже войдёт в науку под названием «трансакционные издержки»13. Благодаря его работе предпринимательская функция, доселе недооцененная экономистами, заняла важное место в экономической системе14.
Ещё более значимой вехой в развитии теоретико-методологической базы стало творчест-во И. Шумпетера. Знаменитая концепция «новатора» поставила в своё время «business history» на прочный фундамент. Суть её заключалась в том, что в модель экономической системы, главной чертой которой являлось достижение и поддержание равновесия, учёный ввёл новую производственную функцию. Она, по мнению Й. Шумпетера, осуществлялась «предпринимателем-новатором», стремившимся получать большую прибыль. Для достижения этой цели на помощь бизнесмену приходил банкир, который предоставлял необходимые кредиты и одновременно обеспечивал «новатору» возможность вести дело15.
Рубеж 50-60-х гг. XX столетия ознаменовался завершением «младенческого» периода развития дисциплины «история бизнеса», главной чертой которого являлась описательность. С одной стороны, многочисленные эмпирические работы, содержащие огромный фактичес-кий материал, неизбежно подводили историков к необходимости концептуализации этой от-расли знания с учётом новейших исследований. С другой — в 1960-е гг. бихевиористские (поведенческие) теории, господствовавшие в истории бизнеса, на тот момент уже исчерпали себя и перестали удовлетворять специалистов, поскольку уделяли внимание анализу менеджерского, а не предпринимательского поведения. Концепция «новатора» теперь представлялась недостаточной для реконструкции и интерпретации явлений прошлого. К тому же именно на рубеже 1950-1960-х гг. появились теории корпоративного менеджмента. Всеобщее признание получили школы «человеческих отношений» и «организационного поведения», а также теории лидерства и стилей руководства. Перед историками встала непростая задача: путём разработки новых теорий преодолеть описательность и статику, изначально присущие «business history», и тем самым помочь ей обрести статус подлинной научной дисциплины16.
В 1959 г. вышла в свет фундаментальная монография Э. Пенроуз «Теория роста фир-мы»17. Его появление стало подлинным прорывом в разработке эволюционной теории фирмы. Исследование американского учёного не утратило своей актуальности и сегодня, 20 лет спустя книга была переиздана. Автор наполнил иным содержанием само понятие «фирма». По мнению Э. Пенроуз, она является, с одной стороны, собранием материальных и человеческих ресурсов, а с другой — административной организацией, которая имеет трансакционные преимущества на рынке. Пенроуз доказала, что фирма обладает внутренней способностью роста даже при скудном менеджерском потенциале. При этом предел роста достигается только в том случае, если фирма попадает в ситуацию увеличения издержек или нехватки материальных ресурсов. Работа американской исследовательницы ярко высветила три важные области, которые предстояло изучить: 1) стратегический менеджмент; 2) организационное поведение; 3) технологические изменения18.
Хотелось бы подчеркнуть, что современная эволюционная теория фирмы во многом базируется на представлениях, высказанных в своё время Й. Шумпетером и Э. Пенроуз. Их работы послужили своеобразным мостиком между первоначальным периодом становления дисциплины и 1960-1970-ми гг., когда по обе стороны Атлантического океана велись оживлённые дискуссии о предмете, методологии и судьбе «business history».
Американская схема организационного становления дисциплины «история бизнеса» со значительным опозданием повторилась в главных своих чертах в ведущих странах Западной Европы. В 1934 г. в Великобритании был учреждён первый официальный орган — Совет по предпринимательским архивам Англии и Уэльса. Но его деятельность стала приносить ощутимые результаты только во второй половине XX в. К этому времени заметно возрос численный состав Совета и значительно расширились его функции. В 1954 г. он стал издавать журнал «Business Archives», благодаря которому установил контакты с бизнесменами, архивистами и учёными. В 1958 г. по инициативе профессора Ливерпульского университета Ф.Е. Хайда в Великобритании появился ещё один журнал «Business History». Год спустя благодаря спонсорской поддержке Торговой палаты Глазго был учреждён фонд, с помощью которого профессор П.Л. Пэйн организовал лекционные курсы по истории бизнеса в ведущем шотландском университете. Положительную роль в процессе институализации сыграл образованный в 1960 г. Шотландский совет по предпринимательским архивам, взявший на себя роль связующего звена между учебным процессом и академическими исследованиями. Совет также много сделал в области изучения и использования документов частных архивов. Введение специальных курсов по истории предпринимательства в университетах и политехнических институтах в других ча-стях Великобритании началось только после 1969 г.: за 10 лет примерно 12 высших учебных заведений организовали у себя чтение лекций по новой дисциплине19.
Следующий этап институализации «business history» в Великобритании был связан с образованием научно-исследовательских центров при университетах в Глазго (1989 г.) и в Рединге. В настоящее время они тесно сотрудничают друг с другом. В рамках Лондонской школы экономики также активно действует особая структурная единица — сектор по истории бизнеса (Business History Unit — BHU). Более того, британские специалисты в 1990 г. объединились на общенациональном уровне, учредив Ассоциацию историков бизнеса (АВН), в которую вошло более 200 человек. Эта организация раз в 2 года проводит широкие форумы с участием зарубежных коллег20.
К числу европейских первопроходцев принадлежат также учёные из Германии и Бельгии. Одна из первых организаций по истории бизнеса на континенте появилась в 1971 г. при университете Антверпена (Centrum voor Bedrijfgeschiedenis). Это структурное подразделение, с одной стороны, сконцентрировало свои усилия на изучении истории предпринимателей и предпринимательства Антверпена, начиная с XVII в. и кончая современностью, а с другой — стало центром хранения коллекции делопроизводственных документов.
В настоящее время в Бельгии работают несколько учреждений, где проводятся фундаментальные исследования по различным аспектам. В 1986 г. в Свободном университете Брюсселя преподаватели истории и журналистики создали группу по изучению истории бельгийских служащих (Groupe d'Histoire du Patronat). Её первым широкомасштабным проектом стало написание биографий крупнейших бельгийских предпринимателей и старших менеджеров за период с 1830 г. и по сей день. Под эгидой группы специалисты из разных университетов создали словарь бельгийских служащих на основе базы данных, охватывающей период с 1830 по 1980 гг. В 1993 г. возникла ещё одна организация — Фламандская ассоциация истории бизнеса (Vlaamse Vereniging voor Bedrijfgeschiedenis), выполняющая координационные и посреднические функции как между специалистами, так и между предприятиями, университетами, архивами и другими общественными институтами. И, наконец, в 1994 г. в Брюсселе учреждается Ассоциация содействия архивам частных компаний (Association pour la Valorisation des Archives d'Entre-prises)21.
В 1976 г. в ФРГ было образовано Общество по истории предпринимательства (Gesellschaft für Unternehmensgeschichte), которое стало издавать периодический журнал-ежегодник «Zeitschrift für Unternehmensgeschichte». В настоящий момент в рамках Общества функционируют 4 рабочие группы: по банковской истории, истории бизнеса в нацистский период, страхового дела, транспорта и других видов сообщений. В 1989 г. появилась ещё одна организация — Немецкая ассоциация критической истории бизнеса (Arbeitskreis für kritische Unternehmens und Industriegeschichte — AKKU). В течение 10 лет AKKU ежегодно собиралась на конференции, где обсуждались не только актуальные проблемы истории бизнеса, но и вопросы, связанные с определением предмета дисциплины, а также её соотношение с другими пограничными отраслями знания22.
В Италии процесс институализации берет начало в 1983 г., когда была создана Ассоциация истории и исследований предприятий (Associazione di Storia e Studi suH'Impresa — ASSI). В 1992 г. она была преобразована в фонд, получивший поддержку таких крупных концернов, как Фиат, Монтедисон и Фрателли Диогварди. В качестве спонсора фонда выступила также Миланская торговая палата. ASSI определила для себя 4 главных направления деятельности. Во-первых, это организация семинаров и научно-практических конференций. С 1985 г. проводятся ежегодные встречи, именуемые «Международная неделя по истории бизнеса», которые охватывают широкий спектр проблем по технологии, финансированию, структуре и др. Во-вторых, ASSI занимается издательской деятельностью. Под её эгидой выходят 2 периодических издания: «Annali di Storia dell'Impresa» и «Archivi et Imprese». Помимо этого, ASSI является одним из учредителей и спонсоров журнала по экономической и предпринимательской истории — «Industrial and Corporate Change». Она также издаёт научные монографии. Одной из последних акций фонда стала публикация на итальянском языке книги выдающегося историка бизнеса А. Чандлера «Масштаб и размах. Динамика развития промышленного капитализма»23. В-третьих, ASSI — координатор важнейших исследовательских проектов, проводимых национальным исследовательским советом (CNR). И наконец, ASSI поддерживает ряд образовательных программ по истории бизнеса как для выпускников университетов, так и для преподавателей высшей школы24.
В последние десятилетия XX в. новая дисциплина активно развивалась в Голландии. Университет Эразма в Роттердаме стал первым в Голландии среди тех, кто организовал у себя (1984 г.) специализированный центр по истории предпринимательства — Centrum voor Bedrijfsgeschiedenis (CBG). В настоящее время в Голландии действует несколько организаций. Среди них Фонд содействия истории бизнеса, регулярно проводящий семинары, и Национальная ассоциация, объединяющая более 100 специалистов25.
В других странах Западной Европы история предпринимательства также переживает период бурного развития, однако там процесс институализации ушёл не так далеко, как в США, Великобритании, Бельгии, Германии, Италии и Голландии. Например, во Франции учёные пока ещё не объединились в какое-либо сообщество, однако с 1992 г. в стране выходит специализированный журнал — «Entreprise et Histoire». Особенно бурно развивается банковская проблематика. В 1995 г. в Будапеште был создан Центр исследований по истории бизнеса при Отделении экономической истории Академии наук Венгрии, который сразу же стал активно развивать международное сотрудничество. В остальных странах в последние десятилетия заметно возросло общее количество трудов и публикаций по теме26.
Процесс европейской научной интеграции пустил глубокие корни. Историки объединили усилия в проведении фундаментальных исследований по новой дисциплине. Каждый год проводятся двусторонние семинары и коллоквиумы, организуемые перечисленными Центрами. Установлен тесный контакт и с научными учреждениями США и Японии.
В 1994 г. по инициативе Центра (CBG) при университете Эразма в Роттердаме состоялась международная конференция, на которой было объявлено об образовании Европейской ассоциации истории бизнеса (ЕВНА). Главная задача нового научного сообщества — поддержка исследований в этой области. Одновременно Ассоциация преследует и образовательные цели, взяв на себя обучение и расширение круга специалистов по «истории бизнеса». В 1999 г. в её рядах числилось 325 специалистов, которые представляли не только европейские страны, но и США, Канаду и Японию. ЕВНА сначала проводила конференции раз в 2 года, а с 1998 г. они стали ежегодными. Осенью 2001 г. в Осло состоялась пятая встреча27.
Завершив очерк о процессе институализации «business history», обратимся вновь к проблеме теоретико-методологической базы этой дисциплины. Во второй половине XX в. специалисты США сохранили за собой научный приоритет, но европейцы сумели нарушить их монополию. В 1966 г. П.Л. Пэйн призвал коллег отказаться от представления о том, что история бизнеса ориентирована на изучение прежде всего отдельного предприятия. Он предложил рассматривать данную дисциплину как часть экономической истории, которая в качестве источников привлекает делопроизводственную документацию компаний и берет предпринимателя и фирму за отправную точку исследования. Пэйн настаивал на том, что необходимо выходить за рамки предприятия и акцентировать внимание на регионе. В конечном итоге он дал определение «business history» как «корневому (или антропологическому. — И.П.) подходу к экономической истории»28.
Небесспорное заявление шотландского профессора свидетельствовало о том, что история бизнеса все ещё продолжала оставаться бедной родственницей экономической истории. Такое положение сохранялось на протяжении 1960-1970-х гг. В 1977 г. другой британский историк Б. Сапл дал новое определение «business history», которое провело более чёткую границу между двумя родственными дисциплинами. По его мнению, которое разделили, впрочем, далеко не все специалисты, «история бизнеса» — это систематическое историческое исследование делового поведения, коммерческих структур и их политики, а также вытекающих из этого последствий для экономики страны в целом29.
В 1979 г. известный британский историк экономики А. Милуорд выступил с пессимистическим заявлением о том, что старая добрая «business history» исчерпала себя, прожив недолгую, но полезную жизнь. К столь мрачному заключению его подтолкнуло то обстоятельство, что гарвардские историки бизнеса не сумели включить предпринимателя в контекст экономической истории. Дело в том, что разработанные в то время экономические модели развития не стыковались с анализом предпринимательской деятельности. И тем не менее в Великобритании с А. Милуордом тоже согласились не все30.
Разгорелись продолжительные дискуссии, связанные с концептуализацией истории бизнеса. Все это происходило на фоне мощного всплеска эмпирических исследований как в Европе, так и в Америке. Многие специалисты были убеждены в том, что главные течения в экономической науке предлагают дочерней дисциплине широкий спектр исследовательских подходов.
1970-е гг. стали следующей важной вехой в развитии теоретико-методологической базы истории бизнеса. В это время появилась так называемая новая институциональная экономика31, которая выделилась из ортодоксальной экономической науки, дрейфовавшей в сторону эконометрии и математизации исследовательских методик, что превращало её в дисциплину для посвящённых. Главными аналитическими инструментами нового направления в науке стали теории трансакционных издержек и игр. Основной целью неоинституциализма являлось объяснение общественных правил и социальных институтов во времени. С появлением новой институциональной экономики «business history» наконец-то обрела эффективный теоретический инструментарий. Концепция трансакционных издержек помогала историку объяснить природу корпоративной организации фирмы и найти источники её роста, равно как и определить границы деятельности. В настоящее время на основе этой теории можно сформировать институциональную модель экономической деятельности, позволяющую ответить на вопрос, почему некоторые виды активности координируются компаниями, а не рынком32.
В 1977 г. в США была опубликована фундаментальная монография А. Чандлера «Видимая рука»33. Обработав огромный комплекс делопроизводственной документации ведущих американских компаний, историк создал теорию крупной фирмы или поэтапного развития менеджерской корпорации. Его теория оказалась отличным инструментом для анализа предпринимательской деятельности в эпоху свободной конкуренции (вторая половина XIX — первая половина XX в.). Книга А. Чандлера открыла новое направление исследований, поскольку ориентировала историков на изучение эволюционных процессов в предпринимательстве. Как считают зарубежные специалисты, открытие, сделанное американским историком, определило развитие «business history» в последние десятилетия XX в. не только в США, но и в Европе и Японии. Чандлер также внёс существенный вклад дело координации таких дисциплин, как история бизнеса и история технологии34.
По мере развития «business history» все больше испытывала на себе воздействие со стороны родственных с ней отраслей знания, в том числе так называемой школы эволюционной экономики, получившей окончательное оформление на рубеже 1970-1980-х гг.35 Опираясь на широкую базу эмпирических исследований, эволюционная экономика рассматривает инновационные и технологические изменения в обществе с точки зрения экономической перспективы. Данная школа внесла, по мнению западных специалистов, выдающийся вклад в развитие науки. Его можно свести к следующим принципиальным положениям:
1) Технология — специфические знания, которые включают информацию, «ноу-хау», а также институты, позволяющие регулировать инновационную активность. Все это входит в так называемую концепцию технологической парадигмы.
2) Фирма — место, где происходят инновационные и технологические изменения. При этом многочисленные компании, существенно отличающиеся друг от друга, работают в разных «технологических режимах», которые в свою очередь также различаются по возможностям и степени восприимчивости инноваций. Сюда входит, в частности, уровень научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР) и масштабы рынка. Процесс эволюции технологической и промышленной структур происходит одновременно.
3) Технология не является определяющей переменной внешнего происхождения. Каждая технология развивается согласно своей внутренней логике, причём направление определяется техническими и экономическими границами выбранной парадигмы, а также стратегией и поведением индивидов, социальных групп и институтов.
4) Эволюционная экономика выстраивает концепции экономических изменений и между-народной торговли, исходя из различий технологических возможностей национально-государственных образований36.
Теория технологических изменений оказала обратное воздействие на ортодоксальную экономическую науку. Позднее, в конце 1980-х гг. появились модели внутреннего роста, которые реабилитировали роль технологий и человеческого капитала. Следует отметить также привнесенные школой эволюционной экономики новые нюансы в подходе к изучению фирмы. Её представители указывали на способность фирмы создавать и консервировать определённый режим работы и даже сложившиеся привычки, которые в конечном итоге определяют общую продуктивность37.
Подводя предварительный итог, можно сказать, что неоинституциализм и эволюционная экономика поставили на прочный теоретический фундамент современную западную историю бизнеса. Более того, эти новые направления стали логическим продолжением и развитием многих идей и взглядов Й. Шумпетера и Э. Пенроуз. В настоящее время очевидно, что одним из основных критериев, объясняющих существование, границы, природу и развитие капиталистического предприятия, является способность фирмы защищать и развивать компетенции конкретных работников38, из которых состоит данная организация. При этом необходимо учитывать, что рыночные и экономические процессы нельзя отрывать от их исторического, культурного и географического контекста39.
В последние десятилетия XX в. «business history» испытала на себе воздействие и со стороны социальной истории. Призыв расширить теоретико-методологическую базу исследований за счёт использования новейших достижений социальных дисциплин в области микроанализа особенно отчётливо прозвучал в Великобритании, где историки бизнеса подчёркивали свою неразрывную связь с экономической историей. В Германии, напротив, традиционно считали, что «business history» является частью социальной истории, которая даёт возможность подойти к решению фундаментального вопроса о природе фирмы и комплексно её проанализировать40.
Однако, изучая историю предпринимательства преимущественно на микроуровне, зару-бежные специалисты в конце концов стали тяготиться этим подходом. Было высказано пред-положение, что «business history» следует всё-таки делить на 2 области: изучение прошлого на микро — и макроуровнях. В первом случае исследователь акцентирует своё внимание на человеческих факторах, во втором — происходит поиск регулярности явлений (а значит, научной закономерности) и универсальности. На этом аналитическом уровне особенно эффективна теория транснациональных корпораций, поскольку многие экономисты изучают зарубежную производственную деятельность предприятия как особый случай корпоративного поведения41.
К каким результатам пришли современные зарубежные специалисты в понимании и определении предмета и объекта исследования «business history»? Главной темой обсуждения международной конференции, проводившейся в 1999 г. шотландским Центром по истории предпринимательства в Глазго, стала одна из самых актуальных и злободневных проблем, которую историки пытаются решить уже не один десяток лет: ««Business history»: теория и практика». Конференция подвела своеобразный итог многолетним исканиям42.
Материалы форума в Глазго свидетельствуют, что термин «business history» на современ-ном этапе трактуется весьма широко. Спектр исследований включает в себя описание и реконструкцию истории отдельных фирм и промышленных секторов, равно как и создание биографий предпринимателей и истории социальных институтов. В итоге границы «business history» оказываются довольно расплывчатыми и частично накладываются на историю технологии, социальную и экономическую историю, социологию, экономику и научный менеджмент. При этом внутри самой «business history» произошла специализация на основе таких критериев, как отраслевая классификация, масштабы фирмы и пр.
На современном этапе, таким образом, история предпринимательства обнаружила тесные связи с другими отраслями гуманитарного знания, и поэтому она опирается на ту методологию, которая наиболее эффективна для решения поставленных задач. В теоретико-методологическом плане историки бизнеса проводят свои исследования в довольно широких рамках, прибегая к междисциплинарному подходу. Однако базовый теоретический фундамент большинства исследований по «business history» составляют новая институциональная экономика и эволюционный метод. При этом отправной точкой исследования служит тезис о фирме как социальном институте, который «формирует общество и одновременно формируется обществом». Последнее принципиально важное теоретическое положение помогает учёному корректно вписать изучаемое явление в политический, социальный и интеллектуальный контекст истории43.
Итак, все, что происходило в «business history» в течение последних 20 лет, было так или иначе связано с такими дисциплинами, как экономическая история, история технологии, экономика, научный менеджмент и др. В 1990-е гг. представители этих отраслей знания пришли к важному выводу. Конкурентные преимущества страны, как оказалось, рождаются на низовом и среднем уровнях структуры народного хозяйства. Это значит, что экономическое лидерство зависит скорее от стратегии и общего устройства фирмы или отрасли производства, от поддерживающих их институтов, усилий НИОКР, а не от таких макроэкономических показателей, как валютные курсы, трудовые и капитальные издержки, цены и пр. Отсюда вытекают важные последствия для «business history» как научной дисциплины, которая наконец-то повысила свой научный статус44.
На исходе XX в. отмеченные выше отрасли знания обнаружили тенденцию к сближению и даже конвергенции, причём не только в своих исследовательских программах. Все дисциплины продемонстрировали соединение эмпирических исследований с теоретическим анализом. Однако следует признать, что сближение с экономическими науками на новом витке оказалось наиболее плодотворным для истории бизнеса. Из всех последних теоретико-методологических обретений для «business history» самым важным, пожалуй, является эволюционный подход. Именно он позволяет ей возвыситься над утомившими всех учёных микроописаниями и подняться в своём анализе на макроуровень. Благодаря эволюционному подходу «business history» интегрируется с магистральным направлением исследований в области экономики и экономической истории.
Словом, в настоящий момент произошёл, как пишут западные специалисты, стратегичес-кий альянс между историей предпринимательства и экономической историей, с одной сторо-ны, и эволюционной экономикой — с другой. По их глубокому убеждению, «business history» только выигрывает от этого союза. В конечном итоге преодолевается сугубо микроэкономи-ческий подход, а фирмы и предприниматели анализируются не сами по себе, а как часть национальной социально-экономической системы45.
Поиски зарубежных коллег в области теории и практики исследований, а также тот весо-мый научный результат, к которому они пришли, на мой взгляд, имеют принципиальное зна-чение для отечественных историков предпринимательства. Несмотря на догматические уста-новки советской исторической науки, в рамках экономической истории происходил процесс накопления фактического материала. Советские историки не отказались от изучения фабрики как хозяйственной организации. Впервые вопрос о теоретических и методических проблемах исследования истории промышленного предприятия был поднят в нашей стране в 1926 г. Н.А. Рожковым. Сначала он выступил с докладом на заседании общества историков-марксистов, а затем реализовал сформулированные в нём положения при создании истории Прохоровской Трехгорной мануфактуры46. Эта работа не потеряла своей научной актуальности и в настоящее время. Автор решил ряд источниковедческих задач: очертил круг важнейших источников, определил степень их достоверности и информационную ценность. Н.А. Рожков предложил начинать изучение предприятия с анализа документов бухгалтерской отчетности: главных книг, журналов, мемориалов и кассы. Такое направление исследований в то время не получило поддержки большинства специалистов.
В 1930-е гг. была выдвинута плодотворная идея создания антологии «История фабрик и заводов», которая на первом этапе привела к появлению фундаментальных трудов, не утративших своей научной ценности. Самыми значительными и лучшими по исполнению оказались монографии по истории Путиловского и Ижорского заводов, которые неоднократно переиздавались в советское время47. Авторы, уделив основное внимание деятельности революционных и партийных организаций на заводах, а также положению рабочих, не ушли ни от рассмотрения экономических и производственных вопросов, ни от анализа инженерно-технических и финансовых проблем. Они также рассказывали о владельцах и руководящем персонале, пусть даже и в иронично-критическом тоне. В дальнейшем советские историки продолжали работать в этом жанре. Но, несмотря на усилия таких ведущих специалистов, как A.M. Панкратова, Л.С. Рогачевская, В.К. Яцунский и др.48, он в конечном итоге выродился, превратившись в парадную историю советского рабочего класса.
Отечественные историки активно изучали процесс классообразования буржуазии, её об-щественно-политическую деятельность, а также различные отрасли производства и историю кредитно-банковской системы. Начиная со второй половины XX в. работы исследователей стали постепенно «оживать», все чаще на страницах монографий встречались имена фабри-кантов и заводчиков дореволюционной России. Данный комплекс литературы насчитывает не один десяток фундаментальных монографий. Все это позволяло составить общее представление о хозяйственной активности определённых лиц. Словом, в отечественной науке вопреки неблагоприятным идеологическим условиям была создана солидная база для последующего изучения истории предпринимательства в России49. Неудивительно поэтому, что в 1990-х гг. произошёл своеобразный публикационный бум.
В этот период в нашей стране появилось особенно много работ по данной проблематике. Однако следует признать, что повышенный интерес к новой для отечественной историогра-фии теме сопровождался мощным всплеском поверхностных публикаций. История предпринимательства в одночасье превратилась в модную тему, в которой преобладали дилетантские работы. Да и в мире науки, на мой взгляд, далеко не все складывалось должным образом. Удивительно, но в первую очередь вышли в свет не книги по истории фирм или купеческих династий, а учебные пособия50.
Отсутствие на тот момент эмпирических исследований на уровне монографий и статей не позволяло создавать обобщающие, хорошо фундированные учебники по истории предпринимательства. Более того, в 1990-е гг. не были чётко определены границы дисциплины и сформулированы её главные предметные рубрики. Важный шаг в этом направлении был сделан А.И. Агеевым в работе, в которой на основе анализа зарубежного опыта автор обозначил предмет дисциплины и обрисовал её рамки51. Однако далеко не все учебники придерживались принятых в мировой науке критериев. К тому же эти пособия зачастую писались специалистами, ранее не занимавшимися экономической проблематикой. Наконец, данные издания редко опирались на разработанную источниковую и историографическую базу. В результате же в одних учебных пособиях существуют серьёзные тематические пробелы, другие мало чем отличаются от курсов по экономической истории, третьи изобилуют фактическими ошибками.
Как мне представляется, становление новой отрасли исторического знания должно было сопровождаться в первую очередь тщательным обследованием архивов, в которых отложи-лись источники по истории российского предпринимательства. Однако разработкой новых документальных пластов занимался только узкий круг специалистов, работавших ранее в области экономической и социальной истории. Освобождение от догм марксистско-ленинской идеологии, к сожалению, не привело историков к осознанию необходимости выработки такой теоретико-методологической основы, которая позволяла бы не только реконструировать прошлое, но и давать адекватную действительности интерпретацию явлений52.
К сожалению, у отечественных историков, в отличие от зарубежных коллег, было меньше возможностей проводить конференции для обсуждения насущных задач, связанных с оформлением новой дисциплины и с определением перспектив её развития. Разобщенность и несогласованность, усугубляемая отсутствием специализированного периодического органа, породила некоторые отрицательные моменты. В самом обобщённом виде они сводятся к следующему. Во-первых, определение исследовательских тем и узловых проблем происходило в большей степени стихийно, чем продуманно. Во-вторых, это, в свою очередь, привело к тому, что стратегия архивной эвристики не была проработана. В-третьих, поиск документов не вёлся систематически и целенаправленно и чаще всего подчинялся чисто иллюстративным задачам. Перечисленные негативные явления во многом объясняются издержками спрессованного во времени процесса становления данной дисциплины в нашей стране, и скорей всего они будут преодолены. В пользу этого свидетельствует издание книги Г.Р. Наумовой «Русская фабрика», в которой автор, опираясь на опыт прежних лет, дала обобщенную характеристику комплекса как опубликованных, так и архивных документов по истории предприятий в дореволюционной России. К тому же Г.Р. Наумова наметила некоторые перспективные темы, которые ещё предстоит изучить.
Что касается осознания предмета и объекта исследований по истории предпринимательства, то в настоящий момент российская наука вслед за мировой находится в стадии поиска. В современной отечественной литературе даются самые общие определения термина «предпринимательство». Наиболее обобщённая характеристика этого понятия была представлена петербургскими историками Н.М. Арсентьевым и A.M. Дубоделом. По их мнению, предпринимательство следует рассматривать как «основу экономической деятельности и социальный институт», который «формируется под воздействием всего комплекса факторов, определяющих социально-экономический облик той или иной исторической эпохи»53. В большинстве работ имеются более конкретные определения термина. Основополагающим его компонентом практически для всех историков является получение дохода в виде прибыли в результате легальной хозяйственной деятельности. Некоторые специалисты расширяют содержание понятия, включая такие характеристики, как владение капиталом, работа на рынок, управление предприятием54. Не оспаривая обоснованность перечисленных определений, следует сказать, что они не являются исчерпывающими. Российские учёные на уровне терминологии пока не определили и не договорились между собой, чем именно отличается история предпринимательства от экономической и социальной истории. Однако, несмотря на это, в ряде конкретно-исторических работ анализ предпринимательской функции во всём её многообразии выходит на первый план55.
Отсутствие согласованности и общей программы действий, по-моему, не позволяло историкам успешно противостоять появлению большого числа поверхностных изданий, что, в свою очередь, сдерживало обретение научного статуса дисциплиной «история предпринимательства». Хочется надеяться, что ознакомление с богатым опытом зарубежных коллег послужит стимулом для отечественных исследователей, которым предстоит преодолеть обозначившиеся в 1990-е гг. негативные процессы, выработать собственную позицию и приоритеты в изучении предпринимательства и интегрироваться в мировую науку.

Примечания

1 Благовещенский И. Мануфактур-советник Тимофей Васильевич Прохоров. М, 1860; Наумова Г.Р. Русская фабрика. (Проблемы источниковедения). М., 1998. С. 117.
2 25-летие товарищества нефтяного производства «Братьев Нобель». 1879-1904. СПб., 1904; 30 лет деятельности товарищества нефтяного производства «Братьев Нобель». 1879-1909. [Б.м.], 1914; Золотой юбилей. К 50-летию со дня основания Товарищества Брокар и К°. Краткая история. М., [1915]; Материалы к истории Прохоровской Трехгорной мануфактуры и торгово-промышленная деятельность семьи Прохоровых. Годы 1799-1915 // Сост. Терентьев П.Н. М., 1915; Исторический очерк 25-летней деятельности торгово-промышленного товарищества «Преемник Алексея Губкина А. Кузнецов и К°» 1891-1916. М., 1917; Торговый дом «Вогау и К°». Исторический очерк деятельности с 1840 по 1916. М., 1916.
3 См., напр.: Аристов И.В. Никольское начальное училище при фабриках Товарищества Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и К°». Орехово, 1906; Двадцатилетие Александровского коммерческого училища, основанного Московским биржевым обществом. М.,1911;Каптерев А.Ф. 25-летие (1870-1895) Глуховского начального училища на фабриках Компании Богородско-Глуховской мануфактуры. М., 1895; Угрюмов К.А. Краткий очерк медицинского устройства на фабрике Товарищества В.Е. Морозова с сыновьями в местечке Никольском Покровского уезда. Владимир, 1893.
4 См., напр.: Исторический очерк развития торговых учреждений в России. СПб., 1911; Исторический очерк развития кредитных учреждений в России. СПб., 1911; Исторический очерк развития путей сообщения в России. СПб., 1913; Исторический обзор развития мануфактурной промышленности. СПб., 1914. А также: Йоксимович Ч.М. Мануфактурная промышленность в прошлом и настоящем. М., 1917; Литвинов-Фалинский В.П. Шёлковая промышленность в России. СПб., 1902; Шульце-Геверниц Г. Крупное производство в России. Московско-Владимирская хлопчатобумажная промышленность. М., 1899.
5 Наумова Г.Р. Указ. соч. С. 102-119.
6 Подробнее о марксистском подходе к предпринимательству см.: Агеев А.И. Предпринимательство: проблемы собственности и культуры. М., 1991. С. 8-9.
7 Старцев А.В., Гончаров Ю.М. История предпринимательства в Сибири (XVII — начало XX в.). Учебное пособие. Барнаул, 1999. С. 3.
8 См.: Булгаков С.Н. Философия хозяйства. М., 1990. С. 186-187.
9 Church R.F. Business History in Britain // The Journal of European Economic History. 1976. Vol. 5 №1. P. 209.
10 The Blackwell Dictionary of Historians. Oxford; New York, 1988. P. 60-61; International Encyclopaedia of the Social Sciences. Macmillan and Free Press. 1968, Vol. 6. P. 474-480.
11 См.: European Business History Association (далее ЕВНА). Newsletter. 1995. №1. P. 15. №2. P. 25-26. 1999. №9. P. 33-34.
12 Соase R. The Nature of the Firm // Economica. 1937. Vol. 4. P. 386-405.
13 Это всеобъемлющий термин, включающий в себя разнохарактерные затраты. Трансакционные из держки возникают в том случае, когда происходит переход прав собственности от одного владельца к дру гому. Подробнее см.: The New Palgrave: a Dictionary of Economics. London, 1987. Vol. 4. P. 676-679.
14 Business History, Theory and Practice. Proceedings of the Conference on Business History & Theory, July 1999, Glasgow. Glasgow, 2000. P. 8.
15 Подробнее см.: СелигменБ. Основные течения современной экономической мысли // Пер. с англ. М, 1968. С. 470-482; Социально-политические воззрения Й. Шумпетера. М., 1989.
16 Bussiness History, Theory and Practice. P. 1;Шпотов Б.М. Корпоративное управление в XX веке: история и перспективы // Проблемы теории и практики управления. 2000. №1. С. 91.
17 Penrose E. The Theory of the Growth of the Firm. New York, 1959.
18 Business History, Theory and Practice. P. 8, 26; Селигмен Б. Указ. соч. С. 581. Примечание 330.
19 Church R.F. Op. cit. P. 209-214.
20 EBHA. Newsletter. 1995. №1. P. 5, 11. 1996. №4. P. 13. 1998. №8. P. 4-5.
21 Ibid. 1995. №l. P. 6-9.
22 Ibid. P. 5; 1998. №8. P. 29. 1999. №10. P. 22. 2000. №11. P. 5-6.
23 Chandler A.D., Jr. Scale and Scope. The Dynamics of Industrial Capitalism. Cambridge, 1990.
24 EBHA. Newsletter. 1995. №2. P. 4-6.
25 Ibid. 1996. №4. P. 5-7.
26 Ibid. 1998. №7. P. 4-5. 2000. №5-9.
27 Подробнее см.: Поткина И.В. Европейская ассоциация истории бизнеса // Экономическая история. Обозрение. М., 1999. Вып. 3.
28 Сhuгсh R.F. Op. cit. P. 209-210.
29 Business History, Theory and Practice. P. 6.
30 Ibid. P. 1.
31 Альтернативное неоклассической школе (включая марксизм) течение в западной экономической мысли. Его представители заявляют о главенстве проблем организации и контроля над экономическими системами (все то, что входит в понятие структура власти). Это направление опирается на ряд теорий: социальных изменений, социального контроля и коллективного выбора, экономической роли государства, технологии. Подробнее см.: The New Palgrave: a Dictionary of Economics. Vol. 2. P. 864-866.
32 Business History, Theory and Practice. P. 20, 61, 63; EBHA. Newsletter. 2000. №11. P. 6.
33 Chandler A.D., Jr. The Visible Hand. The Managerial Revolution in American Business. Cambridge, 1977.
34 Business History, Theory and Practice. P. 61-62.
35 Nelsоn R., Winter S. An Evolutionary Theory of Economic Change. Cambridge, 1982.
36 Business History, Theory and Practice. P. 60-61. 37Ibid. P. 24,61.
38 Компетенции менеджеров и служащих — термин, означающий не только полномочия работника, но и круг вопросов, в которых данное лицо обладает познаниями и опытом.
39 Business History, Theory and Practice. P. 28.
40 EBHA. Newsletter. 2000. №10. P. 22. 41 Business History, Theory and Practice. P. 6-7, 8.
42 Ibid. Edior's Preface.
43 Ibid. P. 20.
44 Ibid. P. 58.
45 Ibid. P. 64, 65.
46 Рожков Н.А. К методологии истории промышленных предприятий (Стенограмма доклада). М., 1926; его же. Прохоровская мануфактура за первые 40 лет её существования. [Б.м., б.г.]
47 См.: Мительман М.И., Глебов Б.Д., Ульянинcкий А.Г. История Путиловского завода. 1801 — 1917. М., 1961; Ижорский завод. Ч. 1, 2. Л., 1974-1976. В ч. 1 вошло исследование С. Завьялова, опублико ванное издательством «История фабрик и заводов» в 1934 г. под названием «История Ижорского завода».
48 См.: Наумова Г.Р. Указ. соч. С. 9.
49 Там же. С. 3-22.
50 См., напр.: Агеев А.И. Указ. соч.; Барышников М.Н. История делового мира России (учебное пособие для вузов). М., 1994; Глущенко Е.В., Капцов А.И., Тихонравов Ю.В. Очерки предпринима тельства. Учебное пособие. М., 1996; Кузьмичев А.Д., Шапкин И.Н. Отечественное предприниматель ство. Очерки истории. М., 1995; Саломатин А.Ю., Андреев А.Н. Очерки истории и теории предприни мательской деятельности. Пенза, 1992; Хорькова Е.П. История предпринимательства и меценатства в России. Учебное пособие. М., 1998.
51 См. Агеев А.И. Указ. соч.
52 О некоторых актуальных вопросах теории исторического познания см.: Наумова Г.Р., Ермиши на С.А. В поисках предмета исследования // Традиции русской исторической мысли. Историософия. М., 1999.
53 Арсентьев Н.М., Дубодел A.M. Отечеству служить обязаны… Трудовая мотивация и образ российского предпринимателя: история и современность. СПб., 2000. С. 6.
54 См.: Арсентьев Н.М., Дубодел A.M. Указ. соч. С. 7; Барышников М.Н. Деловой мир России. Историко-биографический справочник. СПб., 1998, С. 3; его же. История делового мира России. С. 3; История предпринимательства в России. Кн. 1. От средневековья до середины XIX в. М., 2000. С. 5; История предпринимательства в России. Кн. 2. Вторая половина XIX — начало XX в. М., 2000. С. 6; Кузьмичев А.Д., Шапкин И.Н. Указ. соч. С. 5.
55 См., напр.: Ананьич Б.В. Банкирские дома в России. 1860-1914 г. Очерки частного предпринимательства. Л., 1991; Бовыкин В.И., Петров Ю.А. Коммерческие банки Российской империи. М., 1994; Бовыкин В.И. Французские банки в России. Конец XIX — начало XX в. М., 1999; Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России. Очерки. М., 1997; Петров Ю.А. Коммерческие банки Москвы. Конец XIX — 1914 г. М., 1998; его же. Династия Рябушинских. М., 1997.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России История предпринимательства в XX веке