Багира

Пятница, 09 22nd

Последнее обновлениеПт, 22 Сен 2017 3pm

Только на первый взгляд кажется, что Ленинград-Петербург переполнен скульптурными памятниками. Их не так много сравнительно с другими столичными и значимыми городами.

«Имя Пушкинского дома…»

Журнал: История Петербурга №1, 2001 год
Рубрика: Городской календарь
Автор: Н.Н. Скатов

В 2000 году Институту Русской литературы РАН исполнилось 95 лет

Фото: Пушкинский домДругое дело — запоминаемость таких памятников, их запечатлённость в душе каждого видевшего (да, пожалуй, и никогда не видевшего тоже) и в общенациональной нашей душе.
Недаром так органично иной раз их уже даже не материальное, а духовное рождение и увековечение. «Александрийский столп» все знают и по пушкинскому стиху. «Медного всадника» Пушкин ещё раз изваял в своей поэме и навсегда присвоил монументу Петра это название.
А когда дело наконец дошло до памятника самому Пушкину, то явление в Москве скульптуры Опекушина стало величайшим и действительно духовным действом: моментом (увы, только моментом) национального разрешения и примирения.
Сопроводивший открытие памятника «Праздник Пушкина» стал своеобразным духовным ристалищем, где выступали и Иван Тургенев, и Иван Аксаков, и Александр Островский. И где Фёдор Достоевский изрёк своё знаменитое откровение — речь «Пушкин». Так что когда в пору подготовки к столетию со дня рождения поэта (1899 год) встал вопрос о новом памятнике Пушкину уже в Петербурге, стало ясно, что вряд ли можно соревноваться с Москвой в традиционном скульптурном увековечении. Скромный пушкинский памятник Опекушина же на Пушкинской улице в Петербурге лишь подчёркивает это. В воздухе носилась идея какой-то совершенно иной и новой дани поэту, которая бы отвечала все увеличивающейся и растущей роли его в русской жизни, может быть, сама получила возможность увеличиваться и прирастать «Нужно придумать такое учреждение, какого ещё не было в России и притом учреждение, в котором приняла бы участие вся грамотная Россия и которое наиболее соответствовало бы значению великого поэта. Мне кажется, что таким учреждением мог бы стать Одеон имени Пушкина. Это должно быть особое, вновь выстроенное здание в центральной части Петербурга. Здесь могли бы происходить ежегодные состязания поэтов, которые излагали бы свои произведения перед лицом всего народа и увенчались бы премиями Здесь могли бы происходить представления драматических произведений Пушкина», — так в декабре 1898 года писал попечитель Оренбургского учебного округа И.Я.Ростовцев члену юбилейной пушкинской Комиссии академику Л.Н. Майкову1 «Озаботиться об учреждении чего-либо такого, что в своей обособленности и цельности не только осталось бы непреходящею памятью празднования, но подлежало бы также и развитию», — предлагал поэт К.К. Случевский2. Он тоже был членом Комиссии, как и многие другие писатели (например, Д.В. Григорович), композиторы (Н.А. Римский-Корсаков), государственные деятели (С.Ю. Витте, академики (А.Н. Веселовский, А.А. Шахматов,). «Я вполне сознаю свою назойливость, — взывал о поддержке ещё один член Пушкинской комиссии В.А. Рыжков к знаменитому певцу Л.Н Собинову — вполне сознаю, что могу вызвать досадное чувство по отношению ко мне, но что же делать, если дело, из-за которого мне приходится тревожить людей, стоящих выше толпы, так велико и так прекрасно! Оно, это дело, и защитит меня и оправдает в ваших глазах. Это, конечно, все тот же величайший Пушкин. Идея Пушкинского Дома, дома корифеев литературы, где было бы сосредоточено все, что этих корифеев касается, так увлекает»3.
Идея увлекла и Собинова, и он выступал с концертами в пользу Пушкинского Дома. Как и Шаляпин, и Комиссаржевская, и Варламов…
Возглавлял Комиссию поэт, известный под псевдонимом К.Р. Возглавлял, конечно, не только как поэт, а как член императорской фамилии великий князь Константин Константинович. Один из образованнейших людей, он был тогда президентом Академии наук Так что идея Дома Пушкина изначально оказалась органично связана с Академией наук. Через много лет Александр Блок навсегда закрепил это положение в знаменитых, ставших буквально поэтической формулой стихах «Пушкинскому дому»:

Имя Пушкинского Дома
В Академии наук!
Звук понятный и знакомый.
Не пустой для сердца звук!
Пушкин! Тайную свободу
Пели мы вослед тебе!
Дай нам руку в непогоду.
Помоги в немой борьбе!
Не твоих ли звуков сладость
Вдохновляла в те года?
Не твоя ли, Пушкин, радость
Окрыляла нас тогда?
Вот зачем такой знакомый
И родной для сердца звук —
Имя Пушкинского Дома
В Академии наук.
Вот зачем в часы заката
Уходя в ночную тьму,
С белой площади Сената
Тихо кланяюсь ему.4


Это, как оказалось, последнее произведение Блока стало и пророческим. Он недаром поклонился Пушкинскому Дому с белой Сенатской площади: Пушкинский Дом располагался тогда в главном здании Академии наук. Через много лет именно Пушкинский Дом примет в своё хранилище и наследие Блока: рукописи, библиотеку, ставшие мемориальными вещи.
Окончательно создание Дома Пушкина состоялось только в 1905 году, когда Комиссия по возведению собственно памятника поэту (а она всё же была образована и собирала деньги) возбудила вопрос — «не будет ли желательнее соорудить памятник А.С. Пушкину не в виде статуи, а в виде постройки особого музея. В музее этом, которому должно быть присвоено имя Пушкина как родоначальника нашей изящной литературы, будет сосредоточено все, что касается наших выдающихся художников слова, как-то рукописи, вещи, издания сочинений и т.п.»5. На заседании Комиссии 15декабря возбуждённый ею вопрос, который получал все большее общее одобрение, был решён. В феврале 1907 года Комиссия под председательством все того же великого князя ККРоманова изменила уже почти утвердившееся название «Дом Пушкина» на «Пушкинский Дом» и приняла Положение о Пушкинском Доме, которое гласило, что Пушкинский Дом «составляет государственное достояние и находится в ведении Императорской Академии Наук».
Впрочем, созидание Пушкинского Дома собственно рабочими усилиями энтузиастов, прежде всего Б.Л. Модзалевского, началось ещё до официального его утверждения. Ещё в пору юбилея 1899 года вице-президент Академии наук и выдающийся пушкинист-академик Л.Н. Майков предложил приобрести библиотеку Пушкина. В 1900 году Б.Л. Модзалевский обследовал её и перевёз из московского села Ивановского в Петербург в Библиотеку Академии наук. Ныне пушкинская библиотека, насчитывающая 3700 томов (1523 названия) на 14 языках, хранится в Рукописном отделе Пушкинского Дома, в знаменитом доме на Мойке, 12 представлены дубликаты.
В апреле 1906 года правительством были выделены средства — и немалые (18 тысяч рублей) — на приобретение библиотеки Пушкина, которая и была передана Пушкинскому Дому, по сути, положив тем самым начало его существованию.
Приобретение библиотеки поэта, — писал в феврале 1906 года один из устроителей будущего музея В.А Тышков графу И.И.Толстому, — в собственность музея явилось бы драгоценным для него основанием, вполне достойным великого имени Пушкина, и, обеспечив, с одной стороны, дальнейшую судьбу этого ценного собрания, с другой стороны, помогло бы внуку поэта выйти из того затруднительного положения, в которое он был введён и как помещик тяжёлыми современными обстоятельствами, и дало бы ему сознание, что, несмотря на это и на полученные им, по сообщению его поверенного, от заграничных книготорговцев выгодные предложения, библиотека его деда останется навсегда достоянием русского общества»6. Пошёл поток приобретений и дарений: отдельные экспонаты и целые собрания, картины и скульптуры, книги и рукописи… Скамеечка А.Л. Керн, на которой сиживал Пушкин, от её внучки А.А. Кулжинской и ряд реликвий от А.А. Бахрушина и А.Ф. Кони, документы от Литературного фонда и материалы из Дирекции Императорских театров и издательства Брокгауза-Эфрона..
В 1907 году по инициативе министра финансов В.Н. Коковцева был поставлен вопрос о приобретении выдающегося парижского собрания-музея А.Ф. Онегина. А.Ф. Онегин ещё в семидесятых годах XIX века положил основание громадному музею, центром которого стал Пушкин и его эпоха. Сын Василия Андреевича Жуковского Павел Васильевич передал Онегину многие перешедшие от отца-поэта рукописи Пушкина обильные документы, богатую пушкинскую иконографию. Но не только в онегинском собрании находились автографы Лермонтова и Гоголя, Герцена и Тургенева, Аксакова и Полонского.
В 1909 году после длительных и сложных переговоров было заключено соглашение о передаче всего состава коллекции Пушкинскому Дому. Но эта собственность Пушкинского Дома до поры до времени должна была остаться в Париже: Онегин выговорил право пожизненно пользоваться своим собранием и получать от Российской Академии 6000 рублей ежегодно. Следует сказать и то, что деньги эти в основном шли на новые и новые пополнения музея. Сделка прошла испытания всеми войнами и смутами. Хотя было время, когда, казалось, след коллекции терялся. При первой возможности — в 1919 году — были установлены контакты с Онегиным, а в 1927 (А.Ф. Онегин умер в 1925 г.) в полном виде онегинская коллекция поступила в Пушкинский Дом. Так что в особом отношении к Пушкинскому Дому советское правительство наследовало своему предшественнику: охраняло, опекало, платило. Недаром в числе директоров Пушкинского Дома находим новые, так сказать, «династические» фамилии: Луначарского, Каменева, Горького… С последним советским правительством закончились и последние крупные государственные приобретения Пушкинского Дома. Это письма Пушкина невесте Наталье Николаевне, тогда ещё Гончаровой, находившиеся в коллекции Сержа Лифаря. По завещанию Лифаря они, прежде чем уйти на аукцион, должны были быть предложены Пушкинскому Дому…
Но вернёмся к истории. В 1918 постановлением Конференции Российской Академии наук Пушкинский Дом как «национальный музей особого типа» получил статус собственно академического учреждения Под напором войн, неустройств и неурядиц идея строительства особого здания. Одеона, пока так и не осуществилась. В 1927 году поскитавшийся по городу, в основном по стрелке Васильевского острова. Пушкинский Дом всё же обрёл постоянное место — построенное архитектором Луччини с классическим восьмиколонным портиком и медными скульптурами Меркурия, Нептуна и Цереры над фронтоном здание бывшей главной Морской таможни: русский ампир, тридцатые годы прошлого века, по преданию, бывал в нём и Пушкин.
С 1930 года он стал собственно академическим институтом литературы (сейчас сокращённо — ИРЛИ), сохраняя своё первородное название — Пушкинский Дом и являя сложный музейно-исследовательский комплекс, единственный в мире по своеобразию. Во-первых, сам насчитывающий 120 тысяч экспонатов музей с обильнейшим мемориальным материалом, иконографическими коллекциями, богатейшими собраниями рисунков и живописи (например, практически все работы М.Ю. Лермонтова-художника). Кроме того, более двухсот тысяч единиц научно-вспомогательных и справочных материалов. Ещё в 1917 году в Пушкинский Дом были переданы коллекции Лермонтовского музея Николаевского кавалерийского училища и Пушкинского музея Александровского лицея.
Кроме собственных, постоянных и сменных, выставок, материалы Пушкинского Дома неизменно насыщают разнообразные выставки многих других культурных центров: Пушкинских музеев. Русского музея, Эрмитажа, Музея истории Ленинграда — Петербурга. При помощи Пушкинского Дома создавались и музеи Достоевского — петербургский и семипалатинский, и музей Гаршина в Болгарии, и музей Глеба Успенского в Чудове Да и некоторые наши музеи есть, в сущности, дочерние по отношению к Пушкинскому Дому учреждения: скажем, музей Александра Блока с пушкинодомскими его экспонатами, временно переданными: мебель, рисунки и т.п. И почти все главные пушкинские музеи страны были созданы Пушкинским Домом и до поры до времени входили в его состав, лишь позднее разрастаясь и отпочковываясь. Так, ещё в 1925 году в ведение Пушкинского Дома была передана квартира на Мойке, 12, а через год в нём была заложена и сейчас живущая традиция: в 2 часа 45 минут пополудни — в час кончины Пушкина — «Траурный марш» Шопена и «Реквием» Моцарта час памяти и скорби. В 1934 году Пушкинскому Дому передали и Михайловское, и Тригорское, и Святогорье, и именно он заложил все основы будущей работы заповедника. Известный музей Некрасова на Литейном также создавался Пушкинским Домом. Именно экспонаты Пушкинского Дома легли в основу и Всероссийского музея Пушкина.
Рукописный отдел Пушкинского Дома — это не только Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Достоевский, Тургенев, но и Гёте, и Байрон, и Диккенс, и Верхарн, и Бах, и Моцарт, письма Дидро и Вольтера, автографы Петра I и Екатерины II, Наполеона и Бисмарка, Суворова и Нахимова.
Ныне в Рукописном отделе хранится более полумиллиона рукописей. Это многие сотни личных фондов и десятки больших коллекций. Ещё в 1908 году в Пушкинский Дом поступили положившие начало Отделу рукописей первые автографы: письма поэта Плещеева, переданные его сыном В том же году появились и первые автографы Пушкина: ныне почти все рукописное наследство поэта сосредоточено в Пушкинском Доме и любой его автограф подлежал и подлежит обязательной передаче в Пушкинский Дом.
Сейчас при содействии форума лидеров европейского бизнеса под патронатом наследника английского престола принца Уэльского Чарльза Пушкинским Домом осуществлено факсимильное издание рабочих тетрадей Пушкина в 8 томах. А визит Его Высочества в Пушкинский Дом был в своём роде и посещением родственника: ведь через своих потомков Пушкин оказался в родстве и с русской императорской фамилией, и с королевским домом Великобритании, Факсимильное издание рабочих тетрадей, по сути, может способствовать и, так сказать, «общественному» контролю над готовящимся и уже начавшим выходить новым академическим Пушкиным: первый том появился к юбилею. Готовится издание в Пушкинском отделе, который был образован 13 лет назад из Пушкинской группы. В ближайшие месяцы сдаются в печать две книги, составляющие второй том. Конечно, сотрудниками отдела написаны и изданы многочисленные работы. И все же основной «объект» — академическое издание Пушкина То же относится к академическому Некрасову — завершаемому. И к начатому академическому Гончарову (появились уже три тома), и к академическому Блоку (вышли первые четыре тома, подготовленные ИРЛИ), и к полным Н. Гумилёву и А. Ремизову.
Главная задача Пушкинского Дома — подготовка к изданию таких трудов, которые не могут быть осуществлены никакими филологическими коллективами, центрами, кафедрами и т.п. Прежде всего, повторю, — академические издания русских писателей. Но и, как правило, сопровождающие их некоторые издания, давно ставшие серийными («Пушкин. Материалы и исследования)., «Некрасовские сборники», «Достоевский. Материалы и исследования»), а также «Летописи»: например, только что вышедшая уже вторым изданием в трёх томах «Летопись жизни и творчества Ф.М. Достоевского», подготовленная в группе Достоевского.
В своё время полностью или частично вливались в Пушкинский Дом целью колоссальные коллекции: П.А. Ефремова (где Державин и Карамзин. Грибоедов и Баратынский, Некрасов и Салтыков-Щедрин), П.А. Плетнёва (с. Гоголем, Вяземским, Гончаровым, Тургеневым, Жуковским, Тютчевым), П.Я. Дашкова, М.И. Семевского, огромный библиографический массив и архив С.А. Венгерова и т.д.
Многие писатели и поэты нового и новейшего времени стремились и стремятся передать в Пушкинский Дом свои архивы: почти удалось А.М. Ремизову и почти не удалось А.А. Ахматовой. К счастью, удавалось С.П.Залыгину, удаётся Ю.В.Бондареву, В.И. Белову, Андрею Битову.
Практически ни одна значительная культурная акция не минует Пушкинского Дома, Будь то японская в Ниигате, посвящённая Мусоргскому — «Картинкам с выставки»: сами «картинки» — Гартмана — просили в ИРЛИ. Будь то французская в Париже, посвящённая Бальзаку, — Пушкинский Дом имел возможность помочь и с Бальзаком. Будь то американская — в Вашингтоне, посвящённая К. Малевичу, или — там же — представлявшая уникальные старообрядческие рукописи. О последних нужно писать особо. Уже после войны, прежде всего усилиями В.И. Малышева, в рамках рукописного отдела образовалось Древлехранилище, включающее, в частности, и великолепную коллекцию этих рукописей Десятки экспедиций провёл Пушкинский Дом, собирая рукописи на Северной Двине, Пинеге, Печоре, в Приуралье, в Сибири, в верховьях Волги. Есть в Древлехранилище и такие уникальные памятники древнерусской книжности, как пергаментные Евангелия XIV века, автограф жизнеописания протопопа Аввакума и инока Епифания, переписанное царевной Софьей Алексеевной лицевое Евангелие. До 1949 года в Пушкинском Доме не было ни одной древней рукописи Сейчас — более 11 тысяч. Но роль и своеобразное место этого собрания в истории русской культуры, неоднократно подчеркнутые А.И. Малышевым, не только в наличии тех или иных раритетов «высокой» книжной культуры (их немало в основных архивохранилищах обеих столиц): пушкинодомское собрание, по сути, — громадная библиотека севера русского крестьянина: из этой среды получена чуть ли не каждая вторая рукопись.
Фонограммархив Пушкинского Дома, заключающий и отдельные уникальные записи (голос Льва Толстого, исполнения Танеева, Аренского совсем недавно обнаруженный голос П.И. Чайковского), и целые их коллекции, входит как минимум в тройку самых больших и богатых фонограммархивов мира.
Библиотека Пушкинского Дома не только систематизированное и специализированное — около 700 тысяч — собрание, но ещё и комплекс библиотек, где кроме библиотеки самого Пушкина есть и выдающаяся библиотека его современника и друга П.А. Плетнёва, и библиотека села Тригорского, с книгами, которыми пользовался Пушкин, и часть библиотеки Жуковского, библиотеки и архивы Ф.Сологуба, А Островского, И.Гончарова, Ф.Достоевского, Н.Лескова, библиотека А. Блока и библиотеки уже наших академических современников Н.К. Пиксанова, В.В. Виноградова и т.д.
Великолепно книжное собрание М. Лонгинова, в частности и потому, что как начальник Главного управления по делам печати в 1871-1875 годах он собрал много изданий, запрещённых цензурой, ссыпавшихся и уничтожавшихся
Без сосредоточенных в Пушкинском Доме картотек Б.Л. Модзалевского, С.А. Венгерова, А.Д. Алексеева, В.И. Сантова не обходится ни один серьёзный исследователь русской, да и не только русской истории и культуры.
Наконец, в Пушкинском Доме сложились научные коллективы, филологические школы, которые выращивались десятилетиями и которые в этом смысле есть тоже национальное достояние, не могущее быть утерянным или нарушенным.
Рассматривая хронологически, это, прежде всего, отдел фольклора, или устного народного творчества. К тому же располагающий уникальным — самым богатым в стране (и, естественно, во всём мире) собранием материалов по русскому народному творчеству: около 300 личных и экспедиционных фондов. Но есть и иные обильнейшие, собранные экспедициями Пушкинского Дома: узбекские, грузинские, якутские, белорусские, словенские и т.д. Увы, и к настоящему моменту русская нация — чуть ли не единственная в бывшем Союзе не имеющая свода своего устного народного творчества То есть она его — и один из самых богатых — создала, но его — видимо, одна из самых бедных — не издала. Между тем, именно в Пушкинском Доме первая — былинная — серия такого свода, сложившаяся после многолетних экспедиций и изучений, готовится: уже создан оригинал-макет первых двух томов — в двух больших книгах каждый — «Былины Печёры». Завершаются тома «Былины Мезени», «Былины Пинеги» и «Былины Кулоя» Вся серия включает 22 тома.
Именно в Пушкинском Доме закладывались основы истории русского литературного средневековья и именно в нём работали выдающиеся медиевисты академики А.С. Орлов. В.Н. Перетц. Многие годы, вплоть до своей кончины Отдел древнерусской литературы возглавлял академик Д.С. Лихачёв.
В 1993 году Государственная премия России была присуждена сотрудникам отдела древней русской литературы за подготовку двенадцати томов памятников такой литературы. Сейчас готовится новый — уже двадцатитомник .Из печати вышло 7 томов Все это — помимо регулярно выходящих «Трудов» и монографий Пятитомная «Энциклопедия «Слова о полку Игореве» — в сущности энциклопедия древней русской культуры и т.д.
Особое место в жизни Пушкинского Дома заняла практика кабинетов В 1934 году был создан Пушкинский кабинет, который, как писал один из директоров пушкинодомской библиотеки Л.Н. Степанов, не только должен был сконцентрировать пушкинскую литературу в одном месте и тем самым максимально приблизить её к научным сотрудникам-пушкинистам Самое существенное заключалось в создании разветвлённой системы каталогов, которые зафиксировали не только все издания произведений поэта, как прижизненные, так и посмертные, но также раскрыли с наибольшей широтой и глубиной, вплоть до мельчайших деталей, литературу о Пушкине.
Наш Пушкинский кабинет является основной источниковедческой базой для исследователей-пушкинистов — как в нашей стране, так и во всём мире Созданная в кабинете система каталогов и картотек чётко ориентирует в бесконечном и быстротекущем потоке пушкиноведческой литературы. По существу такими же кабинетами стали центры по изучению древнерусской литературы и русского народного творчества. Они обладают уникальными специализированными самостоятельными библиотеками. Одно из крупнейших в стране собраний книг по древнерусской литературе возникло на основе личной библиотеки создателя отдела академика А С Орлова, а позднее включило и библиотеку В.П. Адриановой-Перетц. Как уже отмечалось, особое подразделение образует здесь формально входящее в отдел рукописи Древлехранилище имени Владимира Ивановича Малышева, опять-таки в основу которого легли его личные книги по археографии и палеографии.
Естественно, что приходящие идеологические «накаты» и те или иные конъюнктурные ситуации сказывались на работе Института (особенно Отдела новейшей русской литературы], но неизменной была ориентация на фундаментальные разработки в источниковедении, библиографии, текстологии.
Из Пушкинского Дома вышли первые советские текстологические исследования, сыгравшие важнейшую роль в развитии этой научной дисциплины. С ним связана работа крупнейших наших текстологов Б.В. Томашевского, Б.Н. Эйхенбаума, Н.В. Измайлова.
Именно успехами текстологических изучений определена и подготовка академических изданий русских классиков. С Пушкинским же Домом во многом связано и развитие русской компаративистики, и деятельность выдающихся её представителей академиков В.Ф. Шишмарёва, В.М. Жирмунского, М.П. Алексеева.
Недавно в Институте создан Отдел источниковедения и библиографии, что помогает созданию многочисленных тематических персональных и сводных библиографических указателей, получивших широкое признание в мировой филологической практике.
Радует, что свой достаточно зрелый возраст в 95 лет Институт встречает с довольно — по академическим меркам — молодым составом своих сотрудников: средний возраст их — 46 лет. Это вселяет надежду.

1 50 лет Пушкинского Дома М.. Л.. 1956. С. 6
2 Там же.
3 Цит по: Хватов А.И. Литературный музей Пушкинского Дома. Л., 1982. С. 5.
4 Блок А.А. Собр, соч.: В 8 т. М. Л.. 1960. Т. 3 С 376.
5 Цит. по: Боскаков В.Н. Пушкинский Дом. Л. 1988. С. 17
6 Черновое. Приведено в кн. Баскакова В.Н. «Пушкинский Дом». С. 27-28.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России «Имя Пушкинского дома…»