Багира

Суббота, 09 23rd

Последнее обновлениеСб, 23 Сен 2017 6am

Управлять государством непросто, особенно если оно со всех сторон окружено недругами. Но не меньшую опасность представлял и «внутренний враг» в виде чиновников, поражённых коррупцией и воровством. И это очень скоро понял взошедший на престол Пётр I.

Глаза и уши царя

Журнал: Загадки истории №35, август 2017 года
Рубрика: Забытое ремесло
Автор: Леонид Лужков

Государевы доносчики боролись с воровством, беря взятки

Фото: фискалы в РоссииПо мере развития и укрепления в России экономики, армии и флота все больше становилось чиновников, подрядчиков, купцов, промышленников и прочего люда, готового запустить руку в государственную казну. Даже фаворит Петра светлейший князь Алексашка Меншиков, уличенный в воровстве, был неоднократно бит императорской тростью.

Под бдительным присмотром

И вот для того, чтобы хоть как-то минимизировать этот беспредел с помощью надзора фискалов (от латинского слова fiscus — «корзина», «касса»), по инициативе Петра Великого 2 марта 1711 года появился указ: «Учинить фискалов по всяким делам, а как быть им пришлётся известие». И уже через три дня новым указом повелевалось учредить должность обер-фискала, который должен был организовать тайный надзор: не совершается ли где несправедливый суд, не происходят ли нарушения при сборе казны и прочего. А если «кто неправду учинит», на того он был обязан донести в Сенат, и если он действительно уличал виновного, то половина штрафа шла в пользу казны, а половина — в пользу фискала. Обер-фискал стал высшим должностным лицом по тайному надзору за делами, которому в губерниях подчинялись провинциал-фискалы, по одному для каждой отрасли управления. В свою очередь, они имели в подчинении городских фискалов, которые имели такие же права и свободу действия, как и обер-фискалы.
Такой же институт власти был создан и в армии в 1711 году. В соответствии с Воинским уставом, в полках и крепостях должны были состоять фискалы, при дивизиях — обер-фискалы в чине майора, при армиях — генерал-фискалы в чине подполковника. Военный фискал, как определялось уставом, «есть смотритель за каждым чином, так ли всякой должности истиной служит и в прочих делах, врученных ему, поступает». Фискалы должны были доносить о преступлениях, поддерживать обвинения в суде, наблюдать за соблюдением судами положенных законом для рассмотрения сроков, сообщать назначенным комиссарам о нарушениях казённого интереса. Причём, например, полковые фискалы получали жалованье ниже жалованья армейского прапорщика. Вскоре появились должности фискалов и при коллегиях, по одной на каждую.

Проверку не прошли

Первым государственным фискалом в августе 1711 года был назначен Никита Зотов, который должен был стать «надсмотрителем, дабы никто от службы не ухоронивался и прочего худа не чинил». И действительно, коррупционной составляющей в деятельности чиновников было много. Надо заметить, что провинциальные фискалы представляли собой касту «неприкасаемых». Местным властям они не подчинялись, отчитывались только перед обер-фискалом, не несли никакого наказания за ложные доносы, за исключением туманных угроз — «буде же не уличить (виновного, перед Сенатом), то отнюдь фискалу в вину не ставить ниже досадовать, под жестоким наказанием и разорением всего имения». В 1714 году вышло новое распоряжение, в котором уточнялся круг обязанностей фискалов. Они должны были разоблачать всякие преступления против указов, случаи взяток и кражи из казны, возбуждать дела, на которых нет заявителей.
Но с другой стороны, деятельность фискалов, не поддававшаяся контролю, которые к тому же с «особой миссией» вояжировали по городам, привела к росту злоупотреблений и в их среде. Влияние доносчиков значительно снизилось в 1722 году с появлением института прокуроров, которые осуществляли открытый надзор за судами и стали посредниками между фискалами и обер-фискалами. Все большее недовольство проявляли не только высокопоставленные чиновники, но и священнослужители. Например, только что назначенный на должность обер-фискала Михаил Желябужский почти сразу обратился к царю с жалобой на то, что их называют «уличными судьями, антихристами и плутами». Своё негативное отношение к фискалам недвусмысленно выразил в своей проповеди и авторитетный священник Стефан Яворский: «Закон Господень непорочен, а законы человеческие бывают порочными; а какой-то закон, например, поставити надзирателя над судами и дати ему волю кого хочет обличити, да обличит». Впрочем, кое-кого из высших сановников все же удалось привлечь к ответу за казнокрадство. Например, князей Матвея Гагарина и Якова Долгорукого. Но проделавший эту работу, правая рука Желябужского Алексей Нестеров, очень скоро сам попался на взятке. Взошедшая на престол Екатерина I попыталась реабилитировать институт доносчиков, введя должность гражданского генерал-фискала, но это положение не исправило. Сенату больше приходилось заниматься не столько проверкой дел, сколько деятельностью самих фискалов. И, наконец, после того как императрицей стала Анна Иоанновна, по её приказу сначала было ликвидировано гражданское ведомство, а чуть позже, после 1732 года, — военное. Слово же «фискал» осталось в русском языке как синоним обидного определения «доносчика».

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России Глаза и уши царя