Багира

Пятница, 05 25th

Последнее обновлениеПт, 25 Май 2018 6pm

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

12 марта 1917 года всеобщая забастовка в России положила начало Февральской революции. Историческое потрясение не прошло мимо западной прессы. О русской революции писали в Америке, Британии, Германии, Швейцарии и даже Польше.

7 взглядов мировой прессы на февральскую революцию

Журнал: История «Русская Семёрка», Альманах №1, весна 2017 года
Рубрика: Февраль 1917
Текст: Русская Семёрка

Британский

Фото: пресса о февральской революции«Милитаризация промышленности и голод привели к сложным внутренним противоречиям в Российской империи», — сообщали британские дни о конфликтах на внутренних фронтах России. В первое время событию не предали большого значения: «До тех пор, пока работает Дума, дальнейшего ухудшения ситуации не предвидится», — сообщали London Daily News. Первое время английские еженедельники преподносили революцию как великую победу военной мысли и проявление антинемецкого настроя российского общества. Тем не менее, когда события продолжили набирать обороты, в газетах Альбиона начали появляться тревожные сообщения: «Народ России требует свержения монархии, прекращения войны», «Падение царского режима лишь начало нарастающей российской угрозы».
Мировая пресса утверждала, что республиканская форма правления, пришедшая в России на смену самодержавию, была создана по швейцарскому плану с советом министров и высшей властью у правительства. Вообще роль Швейцарии, точнее, её радикальных движений в организации Февральской революции никто не отрицал. В стране было развито социал-демократическое направление, которое сосредоточилось вокруг журнала Freie Jugend. Журнал занимался активной агитацией созыва референдума в апреле 1917 года и заключения Россией мирного договора с Германией. Надо сказать, основное внимание швейцарской прессы было сосредоточено на мире и выходе России из войны. Несмотря на нейтралитет, который удалось сохранить стране, война была ей крайне невыгодна — сама целостность Швейцарии оставалась под угрозой: франкоязычные швейцарцы в основном симпатизировали Франции, а немецкоязычные — Германии. К тому же четырёхлетняя военная мобилизация легла тяжёлым бременем на экономику страны.

Германский

Немецкая пресса радикально отзывалась о февральско-мартовских событиях в России, используя их в своих целях. «Конец династии Романовых! Николай II подписал отречение от престола за себя и своего несовершеннолетнего сына», — кричала Tagliches Cincinnatier Volksblatt. В новостях рассказывалось о либеральном курсе нового кабинета Временного правительства и выражалась надежда на выход Российской империи из войны, что было главной задачей немецкого правительства. Февральская революция расширила перспективы Германии на достижение сепаратного мира, и они усилили наступление на самых различных направлениях. «Русская революция поставила нас в совершенно новое положение, — писал министр иностранных дел Австро-Венгрии Чернин. «Мир с Россией, — писал австрийский император Карл I кайзеру Вильгельму II, — ключ к ситуации. После его заключения война быстро придёт к благоприятному для нас окончанию».

Австро-Венгерскии

Для Австрии, находящейся в Тройственном союзе, Февральская революция послужила отличным поводом для поднятия духа солдат и народа. В газетах запестрели заголовки о забастовках в Петербурге и Москве, о народных волнениях. «Российский народ требует мира и хлеба», «Россия голодает», «Вся империя в огне!» — сообщали читателям Judische Korrespondenz от 15 марта 1917 года. Австрийские газеты также «с большим сожалением» сообщали, что их «брат» предал и что отныне Российскую империю нельзя рассматривать как надёжного союзника.

Американский

«Последний станет первым, — пишет The Leavenworth echo от 23 Марта 1917 года. — Все мы ожидали, что война приведёт к смене власти в некоторых странах Европы, но никто и подумать не мог, что это произойдёт в России». Больше всего американскую прессу удивляла «бескровность революции», с какой прошёл переворот в «самодержавной» Российской империи. Надо сказать, что в связи с подобным поворотом событий США интересовали перспективы дальнейших свержений монархических династий Европы: «Мы уже говорили, что после войны в Европе свою власть сохранят немного королей. Почему? Просто люди осознают, что тщеславные амбиции монархов слишком дорого обходятся народу».
В США, где было немало эмигрантов из Германии, после Февральской революции начали распространять слух об убийстве императора Германии. «В прошлый понедельник появились первые слухи, что император Германии был убит. Что ж, было очевидно, что события в Российской империи не могли бесследно пройти для родственной ей Германии», — сообщает Leavenworth echo.

Французский

Нужно отметить, что в Европе людям далеко не всегда было легко понять эту Россию, где Февральская революция состоялась в марте, а Октябрьская на самом деле произошла в ноябре (из-за разницы между григорианским, принятым в Европе, и юлианским ка-лендарЁм в России). Непросто было читателям и понять, как царский режим, казалось, столь незыблемый для России, пал в результате трёх дней голодного бунта, как это подавалось во французской прессе. Чтобы объяснить данный «феномен», корреспонденты прибегли к аналогии: Февральская революция — это отражение революции 1789 года. Николая II, как и Людовика XVI, представили «слабым монархом», на которого «оказывала пагубное влияние его супруга» «немка» Александра, сравнив это с воздействием «австрийки» Марии Антуанетты на короля Франции. Образ «германской Елены» пришёлся очень кстати, дабы в очередной раз показать пагубное влияние Германии.
Тем не менее Февральская революция во Франции вызвала скорее положительный, нежели негативный отклик. Превращение «тюрьмы народов» в республику лишь укрепляло идеологическое единство Антанты: «Да здравствует союз двух свободных стран — Франции и России!». У самого издания была одна главная задача: любыми способами, искажая факты, показывать, что Россия оставалась верным союзником Франции.

Польский

Польская пресса не разделяла радужных взглядов французов на происходящие в России события. В начале марта 1918 года в польской газете Czas вышла подробная аналитическая статья, которая резко осуждала как политику Николая II, «ярого приверженца самодержавия», чья министерская «чехарда» привела к падению династии, так и новый политический режим, к которому, по мнению авторов, Россия была не готова: «Внедрение в России такой избирательной системы, от какой пока отказывается самое совершенное и культурное общество мира — английское, непременно приведёт к резким внутренним потрясениям, а в конечном итоге к власти невежественного плебса». Также подчёркивалась «лицемерное лицо» некоторых стран Европы, которые якобы восприняли революцию положительно: «Несмотря на то, что Англия приветствуют революцию, делают они это, скорее, чтобы скрыть беспокойство».

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории История России 7 взглядов мировой прессы на февральскую революцию