Багира

Воскресенье, 09 24th

Последнее обновлениеВс, 24 Сен 2017 12am

Полёт космического корабля (КК) «Союз-23» к орбитальной станции «Салют-5», состоявшийся 14-16 октября 1976 г. (командир КК В.Д. Зудов и бортинженер В.И. Рождественский), считается неудачным.

Вячеслав Зудов — почётный гражданин города Бор

Журнал: Исторический архив №6, 1999 год
Рубрика: Россия в космосе
Автор: Публикацию подготовила О.Н. Чернышева

Документы РГАНТД о полёте космического корабля «Союз-23». 1976 г.

После полёта в официальном заключении будет записано: «Из-за нерасчётного режима работы системы управления сближением корабля со станцией «Салют-5» стыковка была отменена». Экипаж завершил полёт и возвратился на Землю. Посадка была совершена в заданном районе (195 км юго-западнее г. Целинограда, озеро Тынгыз) и вошла в историю как первый и единственный в отечественной космонавтике случай приводнения — спускаемый аппарат (СА) попал в единственное на всю казахстанскую степь озеро.
Сегодня мы предлагаем вниманию читателей предполетное интервью с космонавтом В.Д. Зудовым о подготовке к полёту (док. №1) и сеансы связи «Борт-Земля» с экипажем КК «Союз-23» (док. №2): переговоры с главным конструктором В.П. Глушко; переговоры с Центром управления полётами (ЦУП) по программе стыковки; переговоры с самолётом службы поиска спускаемого аппарата после посадки.
Вначале приведём краткие биографические сведения о Вячеславе Дмитриевиче Зудове. Он родился 8 января 1942 г. в городке Бор Горьковской области. Отец — Дмитрий Васильевич Зудов (1923-1960), мать — Анна Ивановна Хоботова (1923), младший брат — Геннадий Яковлевич Хоботов. Жена — Нина Васильевна Зудова (1939). Закончил среднюю школу в г. Электросталь, затем Балашовское ВВАУ лётчиков (1963), после космического полёта успешно окончил ВВА им. Ю.А.Гагарина (1978) и Академию общественных наук (1989). В отряде космонавтов пребывал с 1965 по 1985 г. Порядковый номер космонавта в списке российских летавших космонавтов №37, в мировом списке — №80. Награждён медалью Золотая звезда Героя Советского Союза, орденом Ленина и почётным дипломом им. В.М.Комарова. Воинское звание — полковник. Является почётным гражданином городов: Бор, Аркалык, Гагарин, Калуга, Джезказган.
Полёт КК «Союз-23» не обещал ничего неожиданного для экипажа, если можно так сказать о работе, в которой риск — запланированный фактор. Старт (20 час. 46 мин. 14 октября 1976 г.) прошёл штатно. В первые минуты после выхода на орбиту экипаж принял тёплое поздравление и пожелания успешно выполнить программу полёта и благополучно вернуться на Землю от Главного конструктора В.П. Глушко. Настроение у космонавтов было отличное, вряд ли они думали тогда, что оба пожелания «Главного» окажутся трудновыполнимыми.
Командир корабля В.Д. Зудов и бортинженер В.И. Рождественский начали работать вместе в качестве дублирующего экипажа ещё при подготовке к полётам на КК «Союз-14» и «Союз-15» (1974 г.) и представляли собой спаянную команду. Эмоциональный Зудов и спокойно-вальяжный Рождественский понимали друг друга с полуслова. Заключительный экзамен по комплексной предполётной тренировке к их первому полёту в качестве основного экипажа был сдан успешно. Этот экзамен обязательно предусматривает несколько нештатных ситуаций, с которыми может встретиться экипаж в реальном космическом полёте. На Земле экипаж с ними справился.
Стоит обратить внимание на признание В.Д. Зудова в предполётном интервью (такое интервью берут у каждого экипажа перед стартом), что самым трудным для него в предполётной подготовке были тренировки по стыковке, поэтому именно стыковке он и уделял больше всего внимания. Потом, во время полёта, судя по сеансам связи, программа стыковки для экипажа «Союза-23» шла более-менее штатно. Корабль погасил скорость и «завис» напротив станции, до неё оставалось всего 500 метров. Наступил кульминационный момент стыковки, когда с Земли последовала команда прекратить все программы. Для экипажа это было полной неожиданностью. Недоумевающий голос Зудова ещё переспрашивал оператора системы связи, а его бортинженер уже выключал бортовые системы стыковки. Отчаянный возглас командира: «Ну кто в этом виноват?» остался в эфире без ответа.
Какой бы сбой ни дала система управления сближением корабля со станцией, рисковать экипажем никто не имел права, космонавты получили указание готовиться к возвращению на Землю.
В процессе подготовки к полёту обязательно отрабатывается как приземление, так и приводнение, на случай аварийной посадки на воду. Программа подготовки к спуску и сам спуск проходили без осложнений, по всем параметрам приземление должно было произойти в заданном районе, т.е. на твёрдую землю казахстанской степи где-нибудь близ городов Аркалык или Джезказган. Представьте удивление космонавтов, когда после ожидаемого толчка при соприкосновении спускаемого аппарата с поверхностью земли, они ощутили настоящую морскую качку. Иллюминаторы спускаемого аппарата обгорели и покрылись толстым слоем копоти при прохождении через верхние слои атмосферы, у космонавтов не было никакой возможности установить, куда они попали. Самолёт слежения и вертолёты службы поиска долго не могли их обнаружить, связь то восстанавливалась, то снова терялась. В.И. Рождественский с бесконечным терпением запрашивает самолёт, звучит один и тот же вопрос: «Вода или не вода?» — и, если вода, то где?
До этого случая никто не обращал внимания на маленькую «лужицу» на карте с труднопроизносимым названием. На самом деле озеро оказалось достаточно большим, в тот день на нём развело приличную волну. Космонавты не могли открыть даже дыхательные отверстия, в них тут же захлестывала вода. В.Д. Зудов чувствовал себя плохо, зато В.И. Рождественский был в своей стихии. По иронии судьбы он единственный пришёл в отряд космонавтов из военно-морского флота, профессиональный водолаз-глубоководник, балтиец, имеющий на своём счету 300 часов погружений. Все время утомительной неизвестности он сохранял завидное спокойствие, помогал своему товарищу и, кажется, забавлялся ситуацией, живо напомнившей его морское прошлое. Ведь, в конечном счёте, посадка не была аварийной, достаточно было действовать по соответствующей инструкции. После долгого ожидания вертолёт поисково-спасательной группы обнаружил и благополучно эвакуировал спускаемый аппарат с поверхности озера.
В публикацию не вошли технические и узкоспециальные переговоры между наземными службами и бортом корабля.
При обработке фонозаписей были сохранены интонационные особенности устной речи. Диалоги приводятся полностью, без купюр. Авторские замечания даются курсивом в круглых скобках непосредственно в тексте.

№1
Интервью с лётчиком-космонавтом В.Д. Зудовым о предстоящем полёте

Только что сдан экзамен по комплексной тренировке, что требовало наибольшего внимания?
Все этапы комплексной тренировки очень важны и всем и всем надо заниматься одинаково добросовестно. Больше всего внимания, конечно, на работу с системами корабля, особенно коррекция и стыковка. Специалисты Центра подготовки космонавтов (ЦПК) оценили нашу подготовку на хорошо. Были предусмотрены аварийные ситуации, о которых экипаж не знал. С запланированных аварий вышли с честью.

Какие тренировки легче, а какие труднее?
Это вообще большая и ответственная работа. Рождественский, вот, сумел во время предполётной тренировки готовить диссертацию. Все тренировки по своему значению важны и нужны. Для меня тренажёр «Волга» по стыковке труднее всего показался, и потому больше всего я этой тренировке уделял внимание.

Мы знаем, что Вы лётчик транспортной авиации, у Вас более 1000 часов лётного времени. Расскажите, как Вы попали в отряд космонавтов?
Очень люблю летать. Я лётчик по натуре. Окончил Балашовское лётное училище. Сам подал заявление по собственному желанию, мечтал летать. Учился с 1959 по 1963 год. До 1965 года я ещё не знал, что существует ЦПК и поэтому не знал, куда писать, чтобы стать космонавтом. В 1965 году в мае меня вызвал командир дивизии и предложил написать заявление о приёме в отряд космонавтов.

Что Вас ждёт после комплексной тренировки?
Государственные экзамены, потом выезд на Байконур, увидеть старт корабля товарищей, которые летят раньше нас. Потом снова назад и работа по подготовке к собственному полёту, опять тренажёры и тренировки.

Давно были на Родине?
Я волжанин, а на Родину так и не попал до сих пор. Так сложились обстоятельства жизни, но я очень хочу приехать туда, очень хочу увидеть Волгу. Из времён года больше всего люблю лето, когда тепло и можно купаться. Детство в Горьковской области помню плохо. Это были тяжёлые послевоенные годы. А вот недалеко от г. Арзамаса есть деревня Алферьево, детство там до 7 лет помню. Потом жил в г. Электросталь до армии.

Какой вид спорта предпочитаете?
Люблю лыжи ещё со школы, у меня второй разряд, потом хоккей, ещё футбол, баскетбол, ручной мяч.

У Вас две дочери, расскажите о семье?
Одной, Наташе — 7 лет, другой, Лене — 1 год 3 месяца. Дочки хорошие, нормальные, ходят в сад. Жена работает.
Родители? Отца не помню. Мать живёт в г. Электросталь, работает бухгалтером на заводе тяжёлого машиностроения.

Вы не против воли мамы пошли в авиацию?
Да. Мать не хотела рискованной работы для сына. Я её убедил, что это цель моей жизни. А вот о поступлении в отряд космонавтов я вообще ей не сказал. Это было бы слишком тяжело для неё. Но сейчас она уже знает, очень часто приезжает ко мне.

Расскажите о Рождественском, вашем бортинженере.
Душевный человек. Знает и умеет действовать в любой ситуации. Хорошо знает системы корабля. Мы вместе пришли в ЦПК. Увидел его впервые в морской форме и запомнил, он выделялся из всех. Я его «ёжиком» зову, волосы у него похоже торчат. Умеет находить общий язык с людьми.

Поздравляю Вас с присвоением звания подполковник ВВС, желаю успешного полёта.
Спасибо. Думаю, наш экипаж с честью выполнит задание.

РГАНТД. Арх. №249. Центр подготовки полётами им. Ю.А. Гагарина, 1973 г. Фоно (интервью), 9 см/сек, мл, 6,26 мм, нг.

№2
Сеансы связи с экипажем космического корабля «Союз-23» — космонавтами В.Д. Зудовым и В.И. Рождественским

I

Переговоры с Центром управления полётами на участке выведения на орбиту в первые минуты полёта 14 октября 1976 г.

ПОЗЫВНЫЕ:
«Родон-1» — командир корабля В.Д. Зудов.
«Родон-2» — бортинженер В.И. Рождественский.
«Двадцатый» — главный конструктор ракетно-космических систем В.П. Глушко.
«Заря» — оператор системы связи «Борт-Земля».

Заря: Родон, даю связь Двадцатому.
Двадцатый: Родон, говорит Двадцатый, как слышите, приём?
Родон-1: Слышу Вас хорошо, отлично.
Двадцатый: Дорогие Родоны, сердечно поздравляю Вас с благополучным выходом на орбиту. Желаю Вам счастливого полёта, отличного выполнения программы и возврата на родную Землю. Целую, обнимаю Вас, желаю всего самого доброго и хорошего.
Родон-1: Спасибо, Двадцатый, большое спасибо, от души Вас благодарим.
Родон-2: Спасибо, Двадцатый, примите от нас тоже сердечные поздравления, спасибо.
Заря: Старт и выведение на орбиту прошли нормально.
Родон-1: Очень яркие города на земной поверхности, очень яркие точки, по ним отлично определяется курс.

При ориентации внештатной сигнализации не было, только на 11-й секунде расхождение во времени от расчётного.

Заря: Принято. О любых отклонениях прошу докладывать нам. Заря: Как здоровье, как дела?
Родон-1: К состоянию невесомости привыкли, ничего необычного нет.
Заря: Приятно слышать такие слова с борта. Вот показания медицины: качество записи хорошее, все показатели в норме.

РГАНТД, Арх. №289-1 (дорожка 1). Центр управления полётами, фоно (сеансы связи), 14 час. 21 мин — 14 час. 32 мин., 16 час. 00 мин. — 16 час. 14 мин., 4 см/сек, мл, 6,25 мм, нг.

II
Переговоры с Центром управления полётами по программе стыковки

15 октября 1976 г.
Витки с 15-го по 22-ой

Заря: Замечание, после одевания скафандров, включите вентилятор обдува «Иглы» (имеется ввиду система стыковки «Игла»).
Родоны: У нас это есть в программе. Всё по программе. (Пауза)
Дела идут. Работаем по программе. Экипаж в скафандрах. Включён вентилятор обдува «Иглы».
Заря: Хорошо.
(Выдаёт цифровые обозначения уставок на работу двигателей ориентации и причаливания. Бортинженер даёт подтверждение, что уставки приняты и правильно поняты)
Заря: В случае загорания транспаранта «Сближение», выдайте команду «Выключение программ». Мы включаем её с Земли, но если она не пройдёт, вы у себя её проконтролируйте.
Родон-2: Манёвр прошёл нормально. Двигатель отработал 4 сек. Как положено. Всё время работают сопла ДПО (двигатели продольной или поперечной ориентации). Очень сильная флюктуация.
Родон-1: Удаление от объекта (орбитальная станция «Салют-5») 4,5 км, Скорость 4,2 м/сек. Подходим к 4 км.
Родон-2: Мы в зоне разгона. Заря, я — Родон-2, как слышите? У нас идут развороты корабля из зоны разгона в зону гашения блока. Очень сильные флюктуации. Сейчас в зоне гашения блока.
Родон-1: Удаление — 4 км, скорость — 4,2 м/сек. Идёт разворот. Есть зона разгона. Выдаем команду в зоне разгона. Работает двигатель 5 сек. Есть разгон. Работает двигатель 12 сек. Удаление 4 км, скорость 12,5 м/сек. Очень большие боковые флюктуации.
Родон-2: Флюктуации по боковой, амплитуда от одной десятой до плюс одной десятой (измеряется в угловых единицах скоростей).
Родон-1: Есть зона гашения блока. Удаление 3 км, двигатель отработал 08 сек., скорость 13. Погас транспарант «Зона гашения блока», идёт разворот в зону торможения. 10 сек, идёт разворот.
15 сек. — зона торможения. Горит транспарант «Сопла ДПО».
Удаление — 2,5 км. Работают двигатели зоны торможения, скорость падает 10-8-7 м/сек. Удаление 2,2 км. Зона торможения.
Родон-2: Работают сопла ДПО в импульсном режиме.
Родон-1: Удаление — 1600 м, скорость — 7. Зона торможения.
Родон-2: Боковая амплитуда увеличивается, пошёл разворот.
Родон-1: Удаление — 1200 м, скорость — 6. В зоне гашения блока.
Удаление —1100 м, скорость — 5,2 . Идёт разворот.
Удаление —1000 м, скорость — 5. Пошла зона торможения.
Удаление — 800 м, скорость — 3. Погасла «Зона торможения», идёт разворот.
Удаление — 750 м, скорость — 2. Идёт зона гашения блока.
Удаление — 700 м, скорость — 2. Идёт зона гашения блока.
Пошла установка на работу двигателя.
Удаление — 620 м, скорость — 1,8. Идёт зона гашения блока.
Удаление — 600 м, скорость — 1 м/сек.
Родон-2: Такие же флюктуации. Погасла «Зона гашения блока». Пошёл разворот. Есть «Зона разгона»! Есть режим «Объект»!
Родон-1: Есть объект! Видим станцию на экранах ВСК (Визиры).
В зоне разгона включаем двигатель.
Удаление — 550 м, скорость — 1. Не хватит нам этого! Не хватит!
Зона гашения блока.
Заря: Родоны! Родоны!
Родон-2: Мы на связи, на связи. Повторите…
Выключаем программу, Вас поняли. Выключаем. Поняли.
Родон-1: Вас поняли.
Родон-2: Удаление — 500 м, скорость — 0 в зоне разгона. Стоим. Есть объект на экране, 500 метров до него осталось. Объект видим. Выключаем программы.
Заря: Безопасность полёта обеспечивается полностью. Наблюдаете объект?
Родон-1: Ой жалко! Ведь, понимаете, жалко! Что можно сделать? (в голосе отчаяние) Объект видим. Вас поняли. Объект сейчас уходит влево.
Родон-2: Вас поняли. Объект уходит.
Родон-1: Ну кто в этом виноват!? Всё! Ушёл влево. Скорость не очень большая была. (Тяжело вздыхает) Слушаю, Заря.
Заря: До конца сеанса связи осталось 10 минут. Даём указания по дальнейшей работе. После окончания сеанса связи переходите в блок, снимайте скафандры, выключайте вентилятор «Иглы».
После последнего сеанса связи у Вас личное время и спать.
Повторите. (Оба члена экипажа повторяют инструкцию)
Поняли правильно.
РГАНТД. Арх. №289-1 (дорожка 4). Центр управления полётами, фоно (сеансы связи), 17 час. 27 мин. — 17 час. 47 мин., 18 час. 56 мин. — 19 час. 19 мин., 20 час. 26 мин. — 20 час. 50 мин., 21 час. 58 мин. — 22 час. 51 мин.

III
Переговоры с Центром управления полётами во время приземления на этапе входа в атмосферу и с самолётом службы поиска после приземления


16 октября 1976 г.

Родон-1: Отделение спускаемого аппарата прошло нормально. Иллюминаторы горят. Хорошо видно, как летят куски обшивки. Очень ярко красным горит правый иллюминатор. Перегрузка хорошая пошла. Перегрузка 4-6 g (четырёх-шестикратное превышение номинального веса человека), даже щёки обвисают.
Родон-2: Иллюминатор совсем чёрный, закоптился. Перегрузка совсем придавила. (Слышно тяжёлое дыхание космонавтов)
Родон-1: Объект (спускаемый аппарат) начал дрожать. А хорошо дрожит, как по булыжнику попер, трясёт будь здоров. Вот это тряхнуло! Вот это да! Ну и перегрузка пошла.
Самолёт-вертолёт, я Родон, как слышите? (Пытается связаться с самолётом слежения или вертолётами службы поиска)
Самочувствие экипажа нормальное. Прошу ввод основной системы парашюта.
Высота 5,5 км, давление падает.
Отличное самочувствие экипажа. Введён основной парашют. Всё в норме.
Самолёт-вертолёт, я Родон. Прошу сообщать высоту.
Самочувствие нормальное. Прошу сообщать высоту.
Поняли, вы нас не наблюдаете.
Что это у нас там мигает? Состав воздуха? Давление 850, самочувствие нормальное. Самолёт? Пока не наблюдаете?
Давление 750. Поисковый самолёт, вы нас слышите?
Родон-2: Они нас потеряли.
Родон-1: Давление 580? Валер?
Родон-2: Странно…
Родон-1: Самолёт, вы на нас идёте? Вышли на нас? Самочувствие экипажа нормальное. Все прошло штатно. 1100 метров пока ещё (до поверхности Земли), вот 900 метров, вот, по-моему, уже 600 метров. Немного раскачка идёт.
Валер, чего-то ничего не видно, 250 метров, по-моему, осталось.
Родон-2: Да. Ничего не видно. Что, напрягся весь, да?
Родон-1: Во! Есть! Отстрелил второй! (имеется ввиду — парашют)
Родон-2: Подожди, вода что ли?
Родон-1: Не пойму…
Родон-2: Вода!? Куда мы попали? В воду! Отстреливаем стрелки, мы в воде!
Родон-1: Вода, да, Валер?
Родон-2: Да, в воде, плескануло так.
Родон-1: Откуда вода-то, не пойму.
Родон-2: Да вот, плескануло.
Родон-1: Ты понимаешь, мы лежим на боку, по-моему, нас покачивает. Нас покачивает! Самолёт, вы нас слышите? Мы ничего не видим в иллюминаторы, но такое впечатление, что на воде сидим, нас покачивает.
Валер, а ведь высоту я тебе точно сказал, если это вода.
Родон-2: Чёрт её знает, но ведь качает же?
Родон-1: Самолёт, у нас всё отлично, есть полное ощущение, что мы на воде сидим, если только это вода.
Родон-2: А чёрт её поймёт. Давай включим световой маяк?
Родон-1: В какую же мы лужу попали, а?
Родон-2: Ну попали…
Самолёт-вертолёт, вы нас наблюдаете? Какое место, можете дать? Вода или нет? Поближе подойдете?
Родон-1: Дыхалки закрыл?
Родон-2: Да.
Родон-1: В море попали?
Родон-2: Чёрт его поймёт, не видно же ничего.
Родон-1: Если я отстегнусь, ничего ведь уже не произойдёт?
Родон-2: (Смеётся) Да, уже ничего не должно произойти.
Родон-1: Ну я отстегнусь, попробую подняться с кресла.
Самолёт: Похоже — берег озера.
Родон-1: Значит, мы в озере сидим? Сейчас я тоже огляжусь. Выйду и посмотрю (шутка).
Родон-2: Да нет, люк открывать не будем. Вы хоть вертолёт можете на нас выслать?
Родон-1: Чёрт, в озеро попали, а!
Родон-2: Этого нам только не хватало…
Родон-1: Я никак не могу понять, как такое могло быть?
Родон-2: Странно. Я тоже расстегнусь. Не могу уже больше. Качает нас здорово. В иллюминатор не видно ничего.
Родон-1: Да вот же вода! Я её вижу! Ты не туда смотришь! Вот сюда, видишь? Вода! Да, мы сидим в воде, наблюдаем волны!
Действуем по программе — приводнение, ждём Вас.
Родон-2: Что, что? Повторите, какое озеро? Тынгыз? Тынгыз…
Родон-1: Вот, угораздило нас. Ну, мы не в аварийной ситуации.
Родон-2: Надо снять скафандры.
Родон-1: Так там же холодно, Валер!
Родон-2: Ну, надо надеть гидрокомбинезоны тогда.
Родон-1: (Фыркает) И как они нас вытянут?
Родон-2: Ну, найдут кабель какой-нибудь.
Родон-1: До берега далеко?
Родон-2: А чёрт его знает, карты ведь нет.
Самолёт, как слышите? Вышли на нас, нет? Далеко до нас? Вертолёты далеко?
Родон-1: Он не понимает (повторяет вызов поисковикам).
Я ничего не понимаю, ёлки-палки! Оказывается, вымыло весь иллюминатор от гари и теперь хорошо воду видно!
Родон-2: Я и говорю, что нам надо снять скафандры и одеть гидрокостюмы. (Многократно по очереди вызывают самолёт и вертолёты)
Родон-1: Опять потерял нас.
Родон-2: Я маяк выдал, сигналки отстрелил, раздевайся давай.
Родон-1: Ой, что-то меня стало мутить.
Родон-2: Морская болезнь развилась у тебя.
Родон-1: Я не могу стоять, голова кружится.
Родон-2: Давай, я помогу тебе. (Многократно вызывает самолёт. Самолёт не отвечает).
Да снимай ты скафандр, Славик! Что ты в нём сидишь как этот…
Самолёт: Родоны, как слышите? Аппарат не заливает?
Родон-2: Пока не захлёстывает. Дыхательные отверстия у нас закрыты. Минут пять назад сработали где-то пиропатроны, у нас транспарант загорелся. Сильно качает, удар был какой-то.
Вертолёты где? (самолёт не слышит).
Вер-то-ле-ты где? (вызывает по слогам).
Световой маяк видите? УКВ маяк не нужен?
Родон-1: Включи им.
У меня такое ощущение было, будто ещё раз шлепнулись. Царапнуло будь здоров!
Родон-2: А что должно было царапнуть?
Родон-1: Уфф! У меня уже ноги зашлись, «силов» никаких нету. Самолёт опять не отвечает?
Родон-2: Что это за озеро-то? Здоровое что ли?
Самолёт? Назовите район посадки и дайте размеры озера.
Родон-1: Давай попробуем здесь открыть.
Родон-2: Давай.
Родон-1: Ой, закрой, вода пошла.
Родон-2: (Слушает ответ самолёта) Вроде район Аркалыка. Да что это, разве озеро, грязи по колено.
Родон-1: Да не по колено, видишь, как болтает.
(Долгое ожидание. Рождественский помогает переодеться Зудову, поддерживает его и они меняются местами. В спускаемом аппарате очень тесно, чувствуется усталость, космонавты пробуют выбраться наружу).
Родон-2: Снаружи темно, вылезать… На кой хрен это надо? Такой крен не должен быть, непонятный какой-то крен, может мы в грязи на боку лежим?
Самолёт, расскажите нам про озеро. Вы нас видите? ( Не видят.) Люк открывать не будем, у нас очень большой крен образовался. Да. Будем ждать.

РГАНТД. Арх. №289-1 (дорожка 3), фоно (сеансы связи), 20 час. 20 мин. — 20 час 44 мин.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Космос и вселенная Ракетостроение и космонавтика Вячеслав Зудов — почётный гражданин города Бор