Багира

Суббота, 12 16th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

В газете «Правда» от 27 августа 1957 года было опубликовано коротенькое сообщение ТАСС, в котором говорилось следующее: «На днях в Советском Союзе осуществлён запуск сверхдальней межконтинентальной многоступенчатой ракеты. Испытания ракеты прошли успешно. Они полностью подтвердили правильность расчётов и выбранной конструкции. Полёт ракеты происходил на очень большой, до сих пор ещё не достигнутой высоте. Пройдя в короткое время огромные расстояние, ракета попала в заданный район».

На орбите — первый спутник!

Журнал: Тайны 20-го века №40, октябрь 2017 года
Рубрика: Страницы истории
Автор: Валерий Ерофеев

Серебристый шарик

Фото: первый спутник ЗемлиНесмотря на множество недомолвок и общую расплывчатость этого официального текста, американские специалисты по ракетной технике сразу же поняли: в СССР действительно создано что-то серьёзное, раз уж Советы пишут об этом в открытой печати. А на следующий день директор ЦРУ положил на стол президента США Дуайта Эйзенхауэра подробную аналитическую записку, из которой следовало, что даже несколько десятков советских межконтинентальных ракет, снабжённых ядерным зарядом, способны превратить в безжизненную пустыню всю территорию США. Эти ракеты, говорилось далее в записке, фактически делают бесполезными и 1200 американских стратегических бомбардировщиков, размещённых у советских границ, и тщательно проработанные сверхсекретные планы «Дропшот», «Грайбер», «Даблстар», «СИОП» и другие. Но больше всего заокеанских «ястребов» напугал тот факт, что в соответствии с их же собственными планами американской авиации для атомной бомбардировки Советского Союза отводилась неделя, в то время как советские ракеты могли уничтожить Соединённые Штаты Америки буквально в считанные часы…
Сразу же после этого доклада Эйзенхауэр потребовал от своего правительства максимально форсировать работы по американской ракетной программе, которую в то время возглавлял инженер Вернер фон Браун, вывезенный в США из Германии в конце Второй мировой войны. Как и в Советском Союзе, эта программа носила в первую очередь военный характер. Однако фон Браун даже и не предполагал, что уже меньше чем через полтора месяца целью пуска очередной советской ракеты Р-7 будет вовсе не новое испытание в интересах министерства обороны, а вывод на орбиту первого в мире искусственного спутника Земли (ИСЗ). Этот небольшой серебристый шар возвестил всему человечеству о наступлении эры освоения космического пространства.
В принципе это был совсем простой объект. Внутри сферической оболочки размещались радиостанция и некоторые измерительные приборы, а снаружи к шарику крепились четыре передающие антенны. Его вес был всего 83,6 килограмма, хотя ракета Р-7 при необходимости, конечно же, могла поднять гораздо больше. А в секретном ОКБ-1 никакого ажиотажа по поводу создания этого спутника тогда не было: просто в то время никто из сотрудников даже и не задумывался о каком-либо особом историческом значении этого момента. Даже те конструкторы и инженеры ОКБ, которые были осведомлены о назначении создаваемого объекта, относились к нему лишь как к рядовому событию своей повседневной трудовой деятельности. Это только потом день запуска первого искусственного спутника Земли назовут началом космической эры человечества.

«Бип-бип-бип…»

Ракета Р-7 с первым спутником на борту стартовала с полигона Тюратам 4 октября 1957 года в 22 часа 28 минут по московскому времени. При этом по просьбе главного конструктора Сергея Королёва незадолго до её пуска на стартовую площадку №1 вышел горнист в военной форме, который, несмотря на полночное время, протрубил утреннюю побудку, словно бы возвещая зарю космической эры.
Писатель и журналист Ярослав Голованов собрал воспоминания множества участников того исторического пуска в своей книге «Королёв: факты и мифы». Вот только несколько строк из неё: «Один из стартовиков писал потом в своих мемуарах: «В этот момент наблюдавшим показалось, что ракета сгорит сейчас на пусковом устройстве, так и не поднявшись». Она не сгорела, она вырвалась из этого горячего облака и полетела вверх, заливая светом ночную степь… В радиотелеметрическом фургоне сидели Лаппо и Грингауз (радисты. — Прим. авт.), плотно надвинув на уши головные телефоны. Они ждали… А вдруг передатчик перегрелся?!. Но вдруг, словно поднимаясь из каких-то немых глубин, раздалось далёкое, размытое, но с каждой секундой все более громкое, чёткое: «Бип-бип-бип…». Дружное «ура!» покатилось по ночной степи. Неизвестно откуда взявшийся Рязанский кричал по телефону Королеву в командный бункер: — Есть! Есть сигнал!».
А вот как об этих событиях впоследствии рассказывал Дмитрий Ильич Козлов, в то время — ведущий инженер ОКБ-1, руководитель отдела по созданию ракетного изделия Р-7.
— Во время ракетных испытаний на полигоне Тюратам (ныне Байконур) было одно непреложное правило, и ввёл его лично Королев. Правило вполне понятное: в дни подготовки пуска никто из членов испытательной группы не имел права пить ничего алкогольного. Однако после успешного запуска первого искусственного спутника Земли Королев сам нарушил этот «сухой закон» и распорядился выдать всей стартовой команде спирта из неприкосновенного запаса. Впрочем, в ту ночь на полигоне пьяных не оказалось — видимо, просто от осознания исторической значимости момента.
Что же касается конструкторов, то мы в связи с запуском первого спутника от офицеров и рабочих тоже не отстали. Радости-то ведь было много: ракета наша не только научилась летать, но и первой в мире вышла в космос! Все мы поздравляли друг друга, в том числе Королёв, Устинов, Келдыш, Пилюгин, Рязанский и многие другие ведущие конструкторы и специалисты.Внутри первого спутника размещались радиостанция и измерительные приборы, а снаружи к нему крепились четыре передающие антенны. 4 октября 1957 года его радиосигнал «бип-бип-бип» услышала вся планета.

Обогнали Америку

Успешные испытания ракеты Р-7 и появление на орбите первого советского искусственного спутника Земли преподнесли администрации президента США Дуайта Эйзенхауэра тяжёлый урок. Нужно было как-то оправдываться перед своими избирателями, почему в 1957 году «99% разговоров о спутнике приходилось на американских ракетчиков, в то время как на стороне советских специалистов оказалось 100% дела» (цитата из выступления в Конгрессе США).
Меньше чем через месяц после советского успеха вывести на орбиту свой спутник попыталась Исследовательская лаборатория Военно-морского флота США, однако из-за конструкторских недоработок эта ракета даже не смогла оторваться от Земли и после включения двигателей рухнула прямо на стартовый стол. Неудачи преследовали американских ракетчиков ещё четыре месяца подряд, пока 1 февраля 1958 года на околоземную орбиту наконец не вышел аппарат «Эксплорер-1», имевший вес всего лишь 8,3 килограмма. В отличие от нашего первого «шарика», ему придали форму длинного цилиндра, из-за чего американская пресса тогда насмехалась над Вернером фон Брауном: «Забросил в космос огрызок карандаша».
Что же касается американской межконтинентальной баллистической ракеты, получившей название «Атлас», то взрывами и падениями закончились её первые 15 (!) пусков, хотя для Р-7 оказался удачным уже четвёртый пуск. И лишь 29 ноября 1958 года очередной старт «Атласа» прошёл без замечаний. Во время этого полёта ракета достигла расчётной дальности — 10200 километров. Так советские ракетные войска в конце концов всё же получили для себя равного соперника.
Нужно сказать, что столь широкий международный резонанс, вызванный запуском в космос первого спутника, для советского руководства стал полной неожиданностью, хотя и приятной. Многочисленные поздравления по этому поводу, поступившие в адрес первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущёва от большинства зарубежных лидеров, заставили правительство СССР обратить самое пристальное внимание не только на военную, но и на научную часть советской ракетной программы. Был срочно подготовлен указ о вручении ряду специалистов ракетной отрасли государственных наград в связи с историческим событием.
Вот как о том времени впоследствии вспоминал Д.И. Козлов.
— Через месяц после успешного старта первого спутника, 3 ноября 1957 года, в космос взлетел и второй, который весил 508,5 килограмма и нёс на борту контейнер с собакой Лайкой. В создании этого объекта я участия уже не принимал, однако ту самую Лайку мне несколько раз приходилось видеть во время её подготовки к полёту. Если бы я не знал, что ей вскоре предстоит войти в историю, то ни за что не обратил бы на неё внимания: самая обычная собачка черно-белой окраски, небольшая по размерам. По росту и весу она подбиралась специально, исходя из технического задания и параметров всего спутника.
Потом в ОКБ-1 был создан и третий искусственный спутник Земли, который ушёл в космос 15 мая 1958 года и весил уже 1327 килограммов. Что же касается Д.И. Козлова, то он в начале 1958 года получил задание отправиться в город Куйбышев (ныне Самара) и возглавить там работу по перепрофилированию всего производства завода №1 с выпуска авиационной техники на космическую. После этого в течение нескольких лет, вплоть до 1962 года, он работал в сфере строительства ракет-носителей и дальнейшего совершенствования конструкции Р-7.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Космос и вселенная Ракетостроение и космонавтика На орбите — первый спутник!