Багира

Вторник, 07 25th

Последнее обновлениеВт, 25 Июль 2017 9pm

С тех пор как человек полетел в космос, прошло больше 55 лет. За это время люди добились небывалых высот в освоении космического пространства и постарались создать космонавтам максимально комфортные условия жизни на орбите. Но всё-таки привыкнуть к невесомости невозможно, в чём космонавты убеждались не раз.

Космические странности

Журнал: Архивы 20 века №2, май 2017 года
Рубрика: Звёздные хроники
Автор: Андрей Палько

Звёздная болезнь

Фото: болезни космосаВначале космической эры никто не мог предположить, как скажется полёт на здоровье человека, в частности не сойдёт ли он с ума. На случай неадекватных действий Юрия Гагарина из-за перегруженной психики инженеры позаботились о его безопасности. Прежде чем запустить тормозной двигатель, ему надлежало подтвердить свою вменяемость, решив простую логическую задачку: получить цифровой код. Только введя его, можно было вручную включить необходимое оборудование. С задачей первый космонавт справился легко. Куда хуже обстояло дело с другой проблемой — невесомостью. Ни один космонавт, включая Юрия Алексеевича, не смог избежать так называемой космической болезни. Согласно статистике, порядка 50% космонавтов жалуются на лёгкое недомогание — головокружение, тошноту; слабость, а 10% болезнь «ломает» по страшному. Хуже всего переносил невесомость американский астронавт Джейк Гарн в 1985 году. Ему было так плохо, что среди его коллег-астронавтов вошла в обиход шуточная единица измерения тяжести состояния в период адаптации — один гарн. Космическая болезнь коварна тем, что заранее никто не может сказать, как она проявится у того или иного космонавта. Утешает то, что со временем к невесомости адаптируются и болезнь отступает.

Глюки

В отличие от космической болезни, другая напасть пока мало изучена. Речь идёт о таинственных видениях. Первым об этом феномене сообщил в октябре 1995 года космонавт Сергей Кричевский на лекции в Новосибирском международном институте космической антропологии. Кричевский узнал о «фантастических состояниях-сновидениях» от коллег по цеху накануне своего полёта. У некоторых космонавтов происходит изменение сознания, и они начинают ощущать себя тем, кем не являются на самом деле. Человек словно покидает привычную оболочку и надевает на себя чужую личину — другого человека, фантастического существа или зверя, в том числе давно исчезнувшего. Некоторые космонавты «превращались» в динозавров и мамонтов, «носились» по лесам и полям, «убегали» от хищников и от людей, охотившихся на них. Другие «улетали» на новые планеты, разговаривали на незнакомых языках, общались с гуманоидами. Вернувшись в своё тело, космонавты во всех подробностях описывали своё новое обличье. «Погружение» было настолько явным, что, «проснувшись», человек был уверен, будто он действительно был тем или иным существом. Картины-видения были чрезвычайно яркими, цветными, запоминающимися. Потом, на Земле, они ещё долго преследовали космонавтов. Им чудились звуки из их сна-галлюцинации, слышалась чужая речь, показывались какие-то необычные пейзажи.

Солярис

«У меня, к счастью, ничего подобного не было. А вот мой напарник, Василий Циблиев, вёл себя порой так, будто белены объелся: кричал, метался, выделывал кульбиты ногами. Оказывается, ему снились совершенно потрясающие, феерические, непередаваемые сны. Пересказать их он вообще не мог. Твердил только, что ничего подобного в жизни не видел. Такие состояния могли повторяться и наяву. Там, на орбите, порой и не поймёшь, где сон, где явь…» — признавался лётчик-космонавт Александр Серебров. А вот рассказ космонавта Владислава Волкова: «Внизу летела земная ночь. И вдруг из этой ночи… донёсся лай собаки. Обыкновенной собаки, может быть даже простой дворняжки… Не знаю, где проходят пути ассоциаций, но мне почудилось, что это голос нашей Лайки. Попал он в эфир и навечно остался спутником Земли. А потом через несколько секунд стал отчётливо слышен плач ребёнка. И какие-то голоса. И снова совсем земной плач ребёнка».
Как тут не вспомнить фильм Андрея Тарковского «Солярис»?! Океан планеты Солярис обладал разумом, который материализовывал образы, возникающие в сознании находящихся на планете людей.

Знаете ли вы что…

Отсутствие силы тяжести распрямляет позвоночник так, что можно «подрасти» на 5-8 сантиметров. К сожалению, лишний рост вызывает осложнения в виде болей в спине и приводит к проблемам с нервной системой. Зато на орбите никто не храпит, причина все та же: отсутствие гравитации.

Видимо, что-то похожее происходит и с космонавтами на орбите. Но кто материализует их образы? Пока есть только одно объяснение: в условиях невесомости человеческий мозг подвергается воздействию магнитных полей, радиационного излучения и т.д. Кроме того, на орбите постоянно искажаются естественные биологические ритмы человека. Шутка ли — Солнце там восходит и заходит каждые 90 минут, и за сутки космонавты 16 раз наблюдают восход Солнца! Это вызывает нарушения сна, приводит к возбудимости нервной системы, нарушению работы опорно-двигательного аппарата. Может, разгадка именно в этом? Космонавт Алексей Серебров свидетельствует: «В третьем полёте, засыпая, я видел внезапные ярчайшие вспышки, от которых постоянно просыпался. Потом привык. Эти вспышки, называемые фосфенами, — результат пролёта тяжёлых космических частиц, они-то и вызывают ослепительно яркий зрительный образ. Что при этом происходит с нейронами мозга — непонятно. Врачи не делают даже электроэнцефалограмм космонавтов во время полёта».

На орбите

Что и говорить, пребывание в условиях невесомости — огромный стресс для организма. Даже хорошо тренированные лётчики-космонавты не могут избежать неприятных последствий. После возвращения на Землю им приходится заново привыкать к «новой жизни». Так, многие долго привыкают к тому, что предметы падают. Поэтому разбитые чашки и тарелки в порядке вещей ещё в течение нескольких месяцев по возвращении домой. Космонавтам приходится не только заново учиться ходить, но и принимать пищу, чистить зубы, пользоваться ванной и туалетом. Многие гигиенические процедуры там, в космосе, выглядят совершенно по-другому. Чтобы почистить зубы, например, приходится глотать зубную пасту. Ванна — непозволительная роскошь в космосе. Остаётся довольствоваться влажными салфетками. Обычный туалет для космонавтов — предел мечтаний. Космический унитаз — это хитро устроенная система: он не сливает воду, как на Земле, а всасывает продукты жизнедеятельности. Чтобы научится им пользоваться, космонавтам приходится долго тренироваться на Земле на специальном макете, оснащённом видеокамерами. Нужно садиться на толчок аккурат по центру и «палить» строго в цель. В противном случае промашки на орбите могут привести к большой неприятности. Учёные НАСА пытались облегчить в этом смысле космонавтам жизнь. Встраивали в скафандры специальные «пузыри» для сбора «отходов», снабжали памперсами, но от всех этих идей отказались. Пока же космонавтам приходится довольствоваться ролью снайперов.

Моложе, чем на Земле

Космонавт Сергей Крикалёв провёл на орбите в общей сложности 803 дня, что является мировым рекордом. Одновременно его можно считать обладателем другого рекорда — самого продолжительного путешествия во времени среди — жителей нашей планеты. Согласно теории относительности, чем больше скорость, с которой движется объект, тем сильнее для него замедляется время. Рассчитано, что благодаря космическим полётам Крикалёв на 1/48 секунды моложе, чем если бы он оставался всё время на Земле.