Багира

Вторник, 09 26th

Последнее обновлениеВт, 26 Сен 2017 5am

Вероятно, из всего многочисленного семейства наших космических «Союзов» самым невезучим оказался 23-й. На каждом шагу — от старта до приземления — его преследовали неудачи…

Экстремальное возвращение

Журнал: Все загадки мира №17, 7 августа 2017 года
Рубрика: Космическая одиссея
Автор: Анатолий Буровцев, Константин Ришес

Невезучий «Союз»

Фото: Союз-23Предполагалось, что космонавты «Союза-23» Вячеслав Зудов и Валерий Рождественский надолго покидают Землю. Планировалась вторая экспедиция на орбитальную станцию «Салют-5», выведенную на орбиту 22 июня 1976 года. На станции летом того же года уже провели 48 суток космонавты из экипажа «Союза-21». Теперь обживать «Салют» предстояло Зудову и Рождественскому. Но побывать на станции им не довелось. Невезение началось ещё до старта. Первоначально его планировали на 8 октября. Однако накануне на Северном полигоне в Плисецке закончился аварией пуск аналогичной ракеты — она взорвалась сразу после взлёта. Следовало срочно разобраться в причине случившегося. Старт «Союза-23» перенесли на 14 октября — день Покрова. В этот великий праздник работать не положено, но никто к этому всерьёз не отнёсся: кругом были атеисты. А потом автобус с космонавтами, не дойдя метров 100 до стартовой площадки, остановился из-за отказа двигателя. Попытались толкать, не получилось. Пришлось подгонять другой автобус и пересаживать космонавтов. Такого на космодроме до этого не случалось. Может, дурное знамение?…
И всё же 14 октября 1976 года «Союз-23» стартовал с Байконура и вышел на расчётную орбиту. Но 16 октября при сближении с «Салютом» отказала система автоматической стыковки. Теоретически оставалась возможность ручного причаливания, но с расстояния не более 1200 метров. «Союз» же отстоял от станции гораздо дальше, и выполнить стыковку не удалось. Топливо корабля было израсходовано на манёвры, после чего ЦУП принял решение возвращать корабль на Землю. «Союз-23», совершив 32 витка вокруг планеты, после 2 суток пребывания в космосе приступил к снижению. Выполнять посадку следовало ночью в районе казахского города Аркалык. Когда над Южной Африкой была включена тормозная двигательная установка «Союза», вертолёты со спасателями вылетели в расчётный район.

Приводнение

Тем временем корабль произвёл посадку с перелётом расчётной точки на 121 километр и приземлился в Акмолинской области на воду в нескольких километрах от берега крупного (площадь поверхности около 1600 квадратных километров) солёного озера Тенгиз. Это было первое (и пока единственное) приводнение советского пилотируемого космического корабля. В последний момент космонавты, уже подготовившиеся к встрече с землёй, неожиданно почувствовали, будто проваливаются в воду. Прошло несколько минут, и вдруг над водой вздулся огромный купол запасного парашюта — это солёная вода озера замкнула контакты его аварийного включения. Гонимый ветром парашют потянул за собой и перевернул спускаемый аппарат, поставив его как бы с ног на голову, при этом выходной люк оказался подводой. Внештатная ситуация становилась критической. Первыми на неё отреагировали жители прибрежного целинного совхоза имени Абая. К счастью, накануне под вечер у одного из трактористов родилась дочь и в посёлке ещё не завершились торжества по случаю этого события. Увидев, как в фейерверке брызг и столбах пара в воды озера плюхнулся космический аппарат, хмельные целинники немедленно приступили к действиям. Они подтащили к воде большую лодку, а из разобранных заборов разложили на берегу мощные костры, которые стали прекрасными ориентирами для пребывающих на вертолётах спасателей.

Спасательная операция

А осень в том году в Казахстане выдалась суровой: ночью температура опустилась до -20 ºC, на воде плавали льдины. Костры, как бы ярко они ни пылали, не решали проблемы: кромешная тьма, густые испарения и плотная облачность над озером плюс порывистый ветер не позволяли вертолётам приблизиться к спускаемому аппарату, чтобы отбуксировать его к берегу. Проблесковый маячок космического аппарата с трудом просматривался с барражировавшего над озером самолёта, но вертолёты блуждали почти вслепую и не могли выйти на цель. Шёл час за часом, в спускаемом аппарате подходили к концу средства жизнеобеспечения, холод внутри был собачий. Космонавты понимали, что надо максимально экономить электроэнергию. Выключили все электроприборы, на связь со спасателями выходили редко и кратко. Синтетический материал космических скафандров от холода почти не спасал. Разрезав с помощью взятого из аварийного запаса ножа, космонавты стянули их с себя. Минут 15 ушло на то, чтобы, находясь в перевёрнутом состоянии, натянуть на себя шерстяные спортивные костюмы. Но хуже всего обстояло дело с запасами кислорода, дышать становилось всё труднее.
Через несколько часов после приводнения космонавты услышали стук по корпусу аппарата, затем вопрос: «Ребята, вы живые?». Но радость была преждевременной. Оказывается, на резиновой лодке до них добрался только командир одного из вертолётов Чернявский. Однако люк, через который можно было бы выбраться из капсулы, был под водой, да и лодка у спасателя была одноместной. Ближе к утру на Тенгиз прибыли аквалангисты. Когда рассвело и были установлены точные координаты спускаемого аппарата, аквалангистов доставили к нему на вертолёте. Зависнув над космонавтами, вертолётчики спустили трос, который аквалангисты закрепили за стропы запасного парашюта. После того как на борт вертолёта подняли уже порядком обмороженного Чернявского, началась необычная операция буксировки космического аппарата. Очень мешал купол запасного парашюта, беспорядочно трепыхавшегося от порывов ветра. На то, чтобы преодолеть немногие километры до берега, вертолёту с болтающимся на привязи драгоценным грузом понадобилось около часа. В ледяной воде Тенгиза космонавты провели более 10 часов.
Люди, в волнении ожидавшие исхода операции на берегу, не замечали мороза. Селяне доставили из посёлка очередную флягу с самогоном, но сами употреблять не торопились: «Это для ребят, замёрзли ведь они, настрадались там, бедолаги». Когда из открытого люка появились измученные космонавты, их встретили громовым «ура». Принять презент целинников космонавтам не позволили. Но когда спасённые и спасатели отбыли, все до единого тосты были за мягкое тенгизское приводнение. И одной флягой, естественно, не обошлось.

Разбор полётов

Разбор космического ЧП проходил в Москве весьма напряжённо. Была создана специальная государственная комиссия. Поначалу всех собак за неудачу полёта пытались повесить на экипаж. Но космонавты упорно и убедительно доказывали, что действовали строго по инструкции. В конце концов от них отстали, однако обычные после космоса «Золотые Звёзды» Героев Советского Союза не вручили. Ещё хуже пришлось командиру вертолёта Чернявскому: мало того что он обморозил пальцы и два из них пришлось ампутировать, так его ещё и собирались разжаловать «за самоуправство», зато, что оставил свой вертолёт и на лодке отправился в озеро. Спасло его заступничество космонавтов: в первом же своём интервью Зудов и Рождественский специально подчеркнули высокопрофессиональные действия вертолётчика и рассказали о том, как много значила для них моральная поддержка находящегося рядом с аппаратом человека. В результате офицерские погоны лётчику сохранили. Помимо прочего, по результатам расследования была создана новая служба — самостоятельное отделение испытаний средств аварийного спасения, приземления, поиска, эвакуации и подготовки космонавтов к действиям после вынужденной посадки в экстремальных условиях различных климатогеографических зон.
7 ноября на традиционном торжественном приёме в Кремле к Зудову и Рождественскому подошёл Леонид Брежнев и неожиданно для свиты спросил: «Почему это наши герои без «Золотых Звёзд» явились?». И, обращаясь уже к космонавтам, добавил: «Мы ведь все в ту ночь тоже не спали, переживали за вас». На следующий день космонавтам вручили «Золотые Звёзды» Героев Советского Союза. Больше побывать в космосе им не довелось.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Космос и вселенная Ракетостроение и космонавтика Экстремальное возвращение