Багира

Суббота, 09 23rd

Последнее обновлениеСб, 23 Сен 2017 6am

Игра — непродуктивное занятие. Её сущность состоит не в производстве материальных благ, а в самом её процессе и особенно результате, когда выявляется чемпион, победитель. Это звание, несмотря на искусственность ситуации, считается престижным и иногда даже весьма денежным. В более простых случаях игра служит для снятия напряжения, избавления от скуки, для развлечения…

Стоит ли игра свеч?

Журнал: Тайны 20-го века №27, июль 2017 года
Рубрика: Загадки психики
Автор: Аркадий Вяткин

Фото: психология игрокаКазалось бы, игра не является жизненно необходимым делом, однако она не только существует, но и оказывается востребованной во многих случаях. Свойственная детёнышам высших животных как способ тренировки для их будущей жизни игра в социуме превратилась в самостоятельный вид деятельности с особыми задачами и целями.

Победит одна лошадь

В истории человечества игра тесно переплеталась с магией, религией, педагогикой, искусством, овладением навыками какого-либо мастерства, военными учениями и, конечно, со спортом, который вообще немыслим без соревнования, представляющего его кульминационную суть. В первые годы советской власти были попытки устранить соревновательный элемент в спорте и тем самым заменить его физкультурой в виде так называемой трудовой гимнастики, которая бы «художественно и выразительно» воспроизводила рабочие движения (разгрузку угля, пиление дров, удары молотом по наковальне и т.д.). Эта замена была вызвана тем, что с позиций Пролеткульта (тогдашней самодеятельной культурно-просветительной организации пролетариата) буржуазная мораль культивирует в спорте конкуренцию, насилие и обман, поэтому не годится молодому советскому государству. Особенным нападкам пролеткультовцев подвергался теннис, названный ими символом роскоши и развлечения буржуазии. Однако чрезмерная политизация физкультурного движения принесла вред и угасание самой идеи физического развития населения. Постепенно стало ясно, что «трудовые движения» не имеют морального стимула для физического совершенствования тех, кто их выполняет, поскольку в них нет состязательного элемента и стремления к победе, поэтому они неинтересны ни спортсменам, ни зрителям. Да и само соревнование теряет всяческий смысл, если в нём нет моральной или материальной заинтересованности.
Точно так же, если итог игры понятен заранее или у зрителя нет привязанности ни к одному из участников, к игре пропадает какой-либо интерес. Так, к примеру, когда персидский шах посетил Великобританию, он отказался присутствовать на скачках, объяснив, что он и так знает, что победит одна лошадь.

Держать и не пущать!

Однако утверждение соревнования в качестве основного принципа спорта породило другие опасные крайности, избавиться от которых вообще практически невозможно. Речь идёт о чрезмерных, изматывающих нагрузках спортсменов, неизбежно сопровождающих борьбу за любой рекорд. Это пагубным образом сказывается на их здоровье. Известный спортивный врач Александр Дембо, анализируя статистические данные, приходит в своей книге к неутешительным выводам: спортсмены болеют чаще и умирают в более раннем возрасте, чем люди, не занимающиеся спортом. И это касается даже шахмат или шашек, где чрезмерные физические нагрузки и травмы вообще исключены!
Другая волна пертурбаций и критики в отечественном спорте возникла в 1960-е годы, когда в стране появился повышенный интерес к восточным единоборствам. Однако в 1982 году все самодеятельные секции карате и ушу в СССР были расформированы и законодательно запрещены. Причин было несколько. С одной стороны, это внедрение с их помощью чуждой марксизму-ленинизму идеологии, лежащей в основе древневосточной философии. С другой — пополнение различных криминальных структур мастерами восточных единоборств, способными убивать человека голыми руками. Но через несколько лет этот запрет был снят, а занятие ушу и карате приобрело более цивилизованные и подконтрольные формы.

Азарт на грани

Опасность выхода за границы норм поведения существует не только при занятиях восточными боевыми искусствами, но и, допустим, при таких забавах, как карточная игра, лотерея или различного рода тотализаторы, относящиеся к азартным играм. Увлечённость игрой в этих случаях может достигать патологической зависимости от неё с потерей контроля, когда человек уподобляется наркоману, лишённому дозы.

Знаете ли вы что…

«Можно отрицать почти все абстрактные понятия: право, красоту, истину, дух, Бога. Можно отрицать серьёзность. Игру — нельзя… Игра всегда исполнена смысла». Голландский философ И. Хейзинга (18724945).

В таких случаях увлечение игрой может привести к криминальному поведению. Причём потеря самоконтроля касается не только азартных игр, но и такого всеми уважаемого зрелища, как футбол или хоккей, где включаются законы группового человеческого поведения. Речь идёт поначалу только о конформизме, когда, следуя неписаному правилу, полагается болеть за ту или иную команду, сопровождая свои переживания самым бурным проявлением чувств. Когда количество неуравновешенных зрителей начинает превышать некоторую пороговую величину и на игровое поле летят файеры, бутылки и другие тяжёлые предметы, а также начинается драка с фанатами противоположной команды, то все это действует и на остальных зрителей, которые заражаются опасным азартом.

Я — гоночный автомобиль!

Примечательно, что во время ответственного матча или даже карточной игры участники отнюдь не играют в прямом значении этого слова. То есть они не забавляются, не участвуют в игре понарошку, но воспринимают происходящее всерьёз.
Всякую игру вообще можно определить как расплывчатый сценарий, в разработке которого участвуют один человек или несколько лиц, которые действуют, исходя из своих способностей и реальной ситуации, чтобы победить или получить приз. Игра имеет свободный характер в том понимании, что каждый участник действует от самого себя, но в границах принятых правил. Отсюда основное требование игры — это импровизация, из-за чего ни одно состязание не похоже на другое. Именно непредсказуемость результата, его страстное желание у каждого игрока или команды и вызывает интерес к игре.
Сами же представления морали, добра и зла в состязательных играх носят субъективный, эгоистический и даже в какой-то мере шкурнический характер, представляют собой борьбу за денежную или иную премию в ущерб своему сопернику. Так, например, если кто-то скажет, что в казино, лотерее, на скачках или в игре в покер его привлекает только сам процесс или участие, но отнюдь не результат, то его осмеют или примут за глупца.
Будучи зрителем на корте, стадионе, ипподроме, болельщик невольно отождествляет себя с одним из игроков, лошадью, гоночной машиной, командой, психологически сливается с ними и получает эффект поражения или выигрыша. Это частично напоминает посещение спектакля или просмотр кинофильма, где зритель непроизвольно соотносит себя с главным героем и сопереживает вместе с ним. Но несмотря на то что игра похожа на спектакль, где каждый участник исполняет собственную роль, ограниченную только правилами, а не своим конкретным поведением или её конечным результатом, каждый актёр связан по рукам и ногам жёстким текстом пьесы и не может вести себя иначе даже в деталях.
Кинематограф, театр и телевидение всё-таки зрелища, во многом отстраненные от чувств и желаний зрителя. Другими словами, отождествление себя даже со знаменитым артистом здесь всегда неглубокое и мнимое. Оно не достигает столь глубоких степеней, как у спортивного фаната, сопереживающего любимому игроку и питающего ненависть к его противнику…

Среди злобных фурий

В процессе любой игры формируется альтернативная реальность, куда входят не только игроки, но и их болельщики. «Игра обособляется от обыденной жизни местом и продолжительностью. Её третий отличительный признак — замкнутость, ограниченность. Она разыгрывается в определённых границах места и времени. Её течение и смысл заключены в ней самой…» — пишет в своей книге «Человек играющий» голландский культуролог Йохан Хейзинга.
Состязательный характер большинства игр, включая до сих пор популярный КВН и другие телевизионные конкурсы, порождён дуальным характером физического мира с его разделенностью на субъект и объект, существующие только в связке, и где субъект — не только центр собственной реальности, но и наиболее ценный и справедливый.
В игре не допускается проявление альтруизма, любви, жертвенности, желания помочь или подбодрить соперника. Напротив, здесь практикуются недоброжелательность, себялюбие, алчность, полное утверждение которых удерживается только рамками игры, которые тем не менее часто нарушаются. Игроки и спортсмены в обычной жизни могут предстать милейшими людьми, но при игре превращаются в злобных фурий, которые никогда не прощают противнику даже случайной ошибки…
Известный в конце XIX века английский социолог Герберт Спенсер сказал, что при игре происходит выход избыточной энергии. Впрочем, представление о том, что игра необходима, чтобы выпустить пар, имелось давно. Согласно Зигмунду Фрейду, основой всяких поступков человека является сексуальная энергия, которая может реализоваться как специфическим, так и неспецифическим путём, если естественные пути её оттока перекрыты обстоятельствами. В игре человек осуществляет то, чего ему обычно не хватает в жизни, — испытывает острые, будоражащие эмоции, чувство опасности и преодоления её. Сегодня это и заставляет человека, днём почти без движения сидящего за столом, а вечером зависающего в социальных сетях или у телевизора, искать заместительные пути оттока накопившейся психической энергии. Это он и делает в период отпусков на фоне крутых спусков и лавиноопасных гор, выплёскивая эмоции на рингах, кортах, стадионах, увлекаясь альпинизмом или самыми нелепыми хобби, а в худшем случае — уходя в запой…

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Общество и социум Психология и психика Стоит ли игра свеч?