Багира

Пятница, 10 20th

Последнее обновлениеПт, 20 Окт 2017 5am

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Говорят, что по жизни самые страшные маньяки — люди добрые, участливые, приятные в общении. И до тех пор, пока они не почувствуют запаха крови, никто из окружающих и не подумает о нём ничего плохого. Примерно таким человеком и был нарком внутренних дел СССР, генеральный комиссар госбезопасности Николай Ежов…

Мастер большого террора

Журнал: Загадки истории №4, апрель 2012 года
Рубрика: Злодеи
Автор: Василий Сергеев

Ежовые рукавицы вычистили НКВД до «белых костей»!

Фото: Николай ЕжовИменно ему принадлежит сомнительная слава творца Большого террора, унёсшего десятки тысяч человеческих жизней. Правда, и сам Ежов в конечном итоге угодил в расстрельный подвал НКВД, так до конца и не поняв, за что его казнят, — ведь он так старался как можно лучше исполнить все, что ему поручили.

Долгий путь наверх

В большинстве биографий местом рождения Николая Ежова значится Санкт-Петербург. Но по другим сведениям, достаточно достоверным, будущий «железный нарком» появился на свет 1 мая 1895 года в литовской деревушке Сувалкской губернии, где его отец работал в полиции. Позднее Ежов придумает себе более подходящее происхождение, написав, что папаша его не жуликов с инакомыслящими ловил, а на знаменитом Путиловском заводе литейщиком работал.
Впрочем, сам Николай не собирался идти по стопам отца. Он был учеником портного, а позднее, повзрослев, подрабатывал случайными заработками, исколесив в их поисках не только европейскую часть России, но и Восточную Пруссию.
В 1915 году Ежов пошёл добровольцем на войну. Боевыми подвигами он там не отличился, большую часть службы он провёл в тылу. Там он и вступил в большевистскую партию, начав своё восхождение к вершинам партийного Олимпа.
После Октябрьской революции Ежов поначалу служит в частях Красной армии, а потом переходит на партийную работу. По отзывам сослуживцев, Ежов идеальный исполнитель, правда, с небольшими заскоками (а кто без них?). Вот что писал о своём бывшем подчиненном начальник одного из отделов ЦК ВКП(б): «Я не знаю более идеального работника, чем Ежов. Вернее не работника, а исполнителя. Поручив ему что-нибудь, можно не проверять и быть уверенным — он все сделает. У Ежова есть только один, правда, существенный недостаток: он не умеет останавливаться. Иногда существуют такие ситуации, когда невозможно что-то сделать, надо остановиться. Ежов — не останавливается. И иногда приходится следить за ним, чтобы вовремя остановить…».
Вот этот-то недостаток Ежова и стал причиной того, что скромный и исполнительный инструктор ЦК превратился в кровавого палача, при упоминании имени которого многих бросало в холодный пот.

«Профессор» чисток

В 1933-1934 годах Ежов вошёл в Центральную комиссию ВКП(б) по чистке партии. Комиссия занималась кадровыми вопросами, самыми, пожалуй, важными в то время. От решения комиссии, в которой Ежов был не последним человеком, зависела карьера (а порой и жизнь) партийных и советских чиновников самого высокого ранга.
Старания Ежова были замечены, и в феврале 1935 года он стал председателем Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б), которая по своей значимости не уступала всесильному НКВД, возглавляемому в те годы Генрихом Ягодой. И Сталин, собравшийся почистить «чекистские авгиевы конюшни», решил назначить на должность наркома внутренних дел «специалиста по чисткам» — Николая Ежова.
26 сентября 1936 года Ежов стал главой НКВД. Поначалу он занялся разбором хозяйства Ягоды, обнаружив случаи расхищения казённых денег (к примеру, 163 тысячи рублей из средств НКВД Ягода потратил на ремонт дачи своей любовницы), а также провалы в агентурной работе. Наказав виновных, Ежов, как ему было свойственно, на этом не остановился и приступил к поиску «скрытых врагов». НКВД было вычищено, как потом говорил сам Ежов, «до белых костей».
Ну а тут начался Большой террор, главным руководителем и исполнителем которого был назначен Ежов. И вот тут он развернулся!

Даёшь проценты!

О причинах и инициаторах террора — разговор отдельный. Начался он летом 1937 года, и под его каток попали десятки тысяч людей. Для того чтобы как-то разобраться с сотнями тысяч дел и доносов, были созданы внесудебные репрессивные органы («особые совещания» и «особые тройки»), которые работали в конвейерном режиме, ухитряясь за день рассмотреть сотни дел. И большая часть приговоров была — «приговорить к ВМСЗ» (высшей мере социальной защиты — расстрелу).
Руководители на местах получали сверху «разнарядки» на количество выявленных и осуждённых «врагов народа». В свою очередь, желая выслужиться перед вышестоящим начальством, они требовали увеличить процент расстрельных приговоров. Словом, кровавая мясорубка крутилась с нарастающей скоростью. Люди, обезумев от страха, писали доносы на своих друзей и близких, чтобы те не успели написать доносы на них раньше. А «птенцы Ежова» на местах «раскрывали» всё новые и новые «контрреволюционные организации», докладывая о своих успехах в Москву своему любимого начальнику.
Ежов чувствовал себя героем. Ему пели хвалу поэты и писатели. Повсюду были развешены плакаты Бориса Ефимова, на которых нарком «ежовыми рукавицами» душил гидру, символизирующую «троцкистско-бухаринекое подполье».
У бывшего скромного партийного клерка от всего этого кружилась голова! Ему, решавшему судьбы когда-то первых людей СССР, хотелось полной власти. Это как у пушкинской старухи, которая захотела стать «владычицей морскою». И осталась, в конце концов, у разбитого корыта. Такая же судьба ожидала и Ежова.

Пули в пакетике

Всё чаще и чаще Ежов доставал из ящика своего рабочего стола пакетики с надписями «Зиновьев», «Каменев» и «Бухарин». В них хранились пули, вырезанные из трупов расстрелянных «врагов народа», которые были создателями и лидерами СССР. Ежов прикидывал, что в столе явно не хватало новых пакетиков. Уже было заведено дело на Молотова, сотрудники НКВД собирали компромат на Ворошилова, Будённого и даже на… самого Сталина.
На одной из пьянок в узком кругу (а к тому времени Ежов упивался не только властью, но и водкой) «железный нарком» заявил, что скоро он добьётся того, что НКВД будет стоять выше ВКП(б) и вся власть в СССР будет в руках чекистов.
Нашлись добрые люди, доложившие Сталину о бонапартистских замашках Ежова. И соответствующие меры были приняты. В августе 1938 года первым заместителем Ежова назначили Лаврентия Берию, который потихоньку стал забирать в свои руки бразды правления НКВД. Предчувствуя скорую опалу, Ежов в ноябре 1938 года написал рапорт об отставке. Но по-тихому ему уйти на покой не дали.
В апреле 1939 года Ежова арестовали. В ходе следствия бывшему всесильному наркому припомнили всё. В том числе и его гомосексуальные увлечения, к которым Ежов пристрастился ещё во времена своей бурной молодости. Впрочем, он оказался, как сейчас его бы назвали, бисексуалом. Поэтому иногда возникали весьма забавные любовные конфигурации. Например, он сожительствовал с женой своего подчинённого, а тот — с самим Ежовым.
Более серьёзным стало обвинение Ежова в работе на германскую разведку. В своих показаниях он признался, что в 1934 году его завербовали в Вене. Ежов отдыхал там в санатории и попался на том, что в разведке называют «медовой ловушкой». Он вступил в любовную связь с медсестрой, был пойман в момент интимной близости и под угрозой скандала в СМИ согласился на сотрудничество с абвером. Так ли это на самом деле, теперь точно установить вряд ли удастся, только всего собранного на экс-наркома компромата вполне хватило на высшую меру. В расстрельном приговоре фигурировали и сексуальные пристрастия обвиняемого: «совершал акты мужеложства, действуя в антисоветских и корыстных целях».
На суде Ежов отвёрг все обвинения и единственной своей ошибкой признал то, что «мало чистил» органы госбезопасности от «врагов народа». Он заявил: «Я почистил 14000 чекистов, но огромная моя вина заключается в том, что я мало их почистил. Повсюду были враги…». Это уже смахивало на паранойю.
3 февраля 1940 года смертный приговор в отношении Николая Ежова привели в исполнение.

Наше досье

Ещё при жизни именем Ежова был назван город на Северном Кавказе — Ежово-Черкесск. В честь «железного наркома» называли и переименовывали улицы и села. Знаменитый киевский стадион «Динамо» в 30-х годах носил имя Ежова. А вот какие задушевные слова посвятил ему казахский поэт-акын Джамбул:

В сверкании молний ты стал
                                          нам знаком,
Ежов, зоркоглазый и умный нарком.
Великого Ленина мудрое слово
Растило для битвы героя Ежова.


За два года Ежовым и его приспешниками было репрессировано около 1 млн. человек, к высшей мере было приговорено почти 400 тыс. человек. «Железный нарком» навсегда вошёл в историю страны.

«Руки» Сталина

В период 1936-1938 гг. в СССР состоялись три больших открытых процесса над бывшими лидерами компартии. В результате были уничтожены известные всему миру государственные и политические деятели: Каменев, Зиновьев, Радек, Бухарин, Рыков. За рубежом эти умело поставленные судебные спектакли назвали «московскими процессами».
В июне 1937 г. также состоялся суд над группой высших офицеров Красной армии, включая Михаила Тухачевского. Руками Ежова Сталин убрал цвет коммунистической партии, который мог составить ему конкуренцию на посту руководителя.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Судьба и биография Политики Мастер большого террора