Багира

Пятница, 07 21st

Последнее обновлениеСр, 19 Июль 2017 6pm

29 июля 1981 года состоялась свадьба леди Дианы Фрэнсис Спенсер и Чарльза, принца Уэльского. За счастливой невестой, шествующей к алтарю собора Святого Павла, тянулся восьмиметровый шёлковый шлейф. По словам архиепископа Кентерберийского, «в такие волшебные мгновения рождаются сказки…».

Сбежавшая принцесса

Журнал: Загадки истории №6, июнь 2012 года
Рубрика: Любовные страсти великих
Автор: Анна Варенберг

Леди Ди совершила государственную измену?

Фото: принцесса Диана свадьбаНа самом деле все было не настолько волшебно, как хотелось бы думать миллионам доверчивых телезрителей, утиравших слёзы умиления при виде воплощенной сказки о прекрасном (ну, по крайней мере, богатом) принце и Золушке, которая, собственно, вовсе не была безродной Золушкой. Диана была третьей дочерью виконта Олторпского, графа Спенсера, состоявшего в родстве со многими знатными британскими фамилиями. Кстати, именно поэтому её кандидатуру на роль супруги принца Чарльза одобрила его венценосная матушка: принцы не женятся на ком попало.

Ошибка королевы

Другой вопрос, что прелестная юная Диана была всё-таки не белоручкой и до своего триумфального вступления в брак успела поработать няней и воспитательницей в детском саду. Зато вполне могло показаться, что, вытянув свой счастливый лотерейный билет, она вечно будет тихой, покорной, преданной женой и благодарной невесткой, взирающей на царственную свекровь не иначе как на божество. В отличие от своенравной Камиллы Паркер-Боулз, которую принц Чарльз искренне любил вот уже более десяти лет, даже несмотря на то, что она была супругой другого человека — крестника королевы Елизаветы…
Однако по части покорности Дианы королева жестоко просчиталась. В чём и убедилась прямо на церемонии бракосочетания: невеста наотрез отказалась включить в свою клятву слова о повиновении. Подобное произошло впервые за всю историю Британии и выглядело неслыханной дерзостью, однако Диана добилась того, чтобы её союз с Чарльзом был провозглашён «союзом равных».
Но это был не единственный тревожный звоночек. Забавно, что Диана, произнося перед алтарём имя будущего мужа, назвала его не Чарльзом, а… Филиппом (очевидно, перепутав с его отцом, герцогом Эдинбургским). А сам Чарльз «прокололся» и того хлеще: вместо слов «обещаю разделить с тобою всё, что мне принадлежит» из его уст прозвучало: «Обещаю разделить с тобою всё, что тебе принадлежит»…
Так странно начавшаяся семейная жизнь Дианы и Чарльза никак не хотела превращаться в счастливый союз. С одной стороны, принц, в общем-то, и сам не отличался бурным темпераментом. С другой — находил супругу слишком холодной, на что едва ли не после первой брачной ночи не замедлил пожаловаться своей истинной возлюбленной, Камилле, сообщив ей в телефонном разговоре, что Диана в постели — «как бревно». Мало того, он даже не позаботился о том, чтобы его слова не донеслись до ушей молодой жены. Это, по понятным причинам, привело Диану в состояние полнейшей депрессии. Ей уже тогда стало очевидно, что их брак обречён: какой любящий муж станет произносить подобное, да ещё собственной любовнице?!
«Я плакала за это время столько, сколько никто в мире не плакал… Я была отчаянно несчастлива, и для любого человека, кроме Чарльза, это было очевидно. Я нуждалась в медицинском уходе — в такой депрессии я находилась! Пытаясь перерезать себе вены ножом, я изуродовала руки и грудь. Но даже это не произвело на Чарльза никакого впечатления», — рассказывала Диана своему психологу Питеру Сетелену. Действительно, в очередной раз узнавая, что она опять прорыдала целые сутки, принц лишь пожимал плечами и заявлял, что имеет дело с истеричкой. Столь же мало интересовалась метаниями Дианы царственная свекровь. Когда та пожаловалась ей на то, что Чарльз явно не собирается прекращать своих отношений с Камиллой, королева Елизавета парировала: «Да, он неисправим. Смирись».

Трое в браке, не считая остальных

И Диана честно пыталась «смириться» и сохранить свой странный брак, в котором, по её собственным словам, «их было трое, а оттого всем слегка тесновато». Она родила Чарльзу двоих сыновей — Уильяма и Гарри, соответственно, будущих наследников английского престола. И умудрилась сделать это, несмотря на то, что физическая близость между ней и супругом была большой редкостью. Правда, принцесса научилась с лихвой компенсировать его безразличие, оказывая благосклонность другим мужчинам. Не случайно королевская семья в середине 1990-х годов вынудила принцессу Диану дать согласие на ДНК-тест крови Гарри: отцовство Чарльза вызывало большие сомнения — уж слишком юный Гарри, курносый и рыжий, был внешне похож не на официального папочку, а на майора кавалерии в отставке Джеймса Хьюитта, инструктора леди Ди по верховой езде, с которым у неё был роман. Кстати, существование этого романа она не отрицала.
А через десять лет после гибели леди Ди её личный секретарь Майкл Гиббинс назвал, помимо этого, ещё четверых мужчин, которые в разное время удостоились любви прекрасной принцессы. В их числе — её телохранитель Бэрри Мэннеки, бывший капитан английской команды по регби Уилл Карлинг, специалист по связям с общественностью Джеймс Джилби, галерист Оливер Хор. Журналисты немецкой газеты «Бильд» расширили этот список ещё на десяток персон, вплоть до певца Брайана Адамса, Джона Кеннеди-младшего и известного лондонского мистика Стивена Твигга по кличке Распутин…
Кто-то появился в жизни Дианы уже после скандального развода с Чарльзом в 1996 году, другие — в период замужества. Словом, её супруг, имевший, собственно, одну-единственную любовницу Камиллу, по части амурных похождений далеко отставал от леди Ди. Возможно, потому, что он — скучный, чопорный, объективно говоря, далеко не красавец и уж никак не «жеребец» — не был наделён уникальным даром внушать окружающим огромную симпатию и любовь к себе, а вот лучистые ясные глаза и улыбка леди Ди легко покорили весь мир.

Народная любимица

Пусть и не наделённая ослепительной внешностью, она обладала уникальным шармом, вкусом, харизмой, а главное — добрым и щедрым сердцем. С этим не поспоришь. Она выступала в защиту редких животных, помогала больным СПИДом, раком, проказой, лейкемией, летала с миротворческой миссией в Анголу и в Боснию, добивалась запрета противопехотных мин, принимала активное участие в мероприятиях, организуемых Красным Крестом, посещала больных и бездомных в клиниках и приютах, создала несколько благотворительных фондов. Её называли «народной принцессой», и, хотя об интрижках леди Ди было известно всему миру, эти «невинные шалости» миллионы людей — в том числе и англичане — с лёгкостью готовы были ей простить.
По данным опроса, проведённого в 2002 году ВВС, Диана заняла третье место в списке ста величайших британцев в истории. И это при том, что в Англии аж с 1351 года (семьсот с лишним лет) существует никем не отменённый закон «О государственной измене», по которому неверность супруги члена королевской семьи квалифицируется как «государственная измена высшей степени» и должна караться смертной казнью как неверной жены, так и её любовника…
После развода с Чарльзом Диана получила 23 миллиона долларов, а он, наконец, — возможность после долгих лет сочетаться законным браком с Камиллой.
В 1997 году стало известно, что у леди Ди появился новый возлюбленный — сын египетского миллиардера Доди аль-Файеда, и они собираются объявить о своей свадьбе после того, как Диана примет ислам. Ходили упорные слухи, правда, не подтвердившиеся, что Диана даже ждёт от него ребёнка… Но страшная автокатастрофа в туннеле «Альма» положила конец и этому роману, и самой жизни как леди Ди, так и аль-Файеда.
Причины этой автокатастрофы полностью не выяснены до сих пор.
Смерть принцессы Дианы потрясла весь мир и в особенности англичан, которые зажгли тысячи поминальных свечёй в память о «народной принцессе». Прощание с ней длилось целых десять дней, а гроб был по личному распоряжению принца Чарльза накрыт королевским штандартом — особая почесть, воздаваемая лишь членам королевской семьи, невзирая на то, что, по сути, Диана была женщиной, которой больше, чем кому-либо в истории, удалось дискредитировать правящий дом и саму идею монархии в Великобритании.
В день похорон Дианы во всём мире была объявлена минута молчания. Очень многие и по сей день считают её святой — после смерти леди Ди была даже предпринята попытка возвести её в этот сан.