Багира

Вторник, 09 26th

Последнее обновлениеВт, 26 Сен 2017 5am

Власть всегда считают сильнейшим наркотиком. Дескать, противостоять ему невозможно. Французский генерал Жорж Буланже всей свой жизнью это утверждение опровёрг. Но, как истинный француз, подтвердил другое: «Миром правит любовь»…

Между чумой и холерой

Журнал: Загадки истории №29, июль 2017 года
Рубрика: Власть
Автор: Дмитрий Куприянов

Генерал Буланже отказался уничтожать Французскую республику!

Фото: Жорж БуланжеПосле поражения во Франко-прусской войне 1870-1871 годов французы находились в прострации. Они чувствовали себя униженными и оскорблёнными. Омерзительные пруссаки растоптали всё, что было свято для нации Жанны д'Арк и Наполеона. Мало того что французы предстали перед всем миром, как последние трусы (одна капитуляция 200-тысячной армии маршала Базена, которая вполне могла дать бой пруссакам, чего стоила), так ещё и поражение влетело им в копеечку. Германская империя, провозглашение которой произошло, по злой иронии истории, в Версальском дворце, наложила на французов контрибуцию в размере 5 миллиардов франков. Макая усы в густую пивную пену, французы яростно спорили о том, кто бы мог дать фрицам хорошего пинка. И такой человек наконец-то нашёлся. Это был один из лучших офицеров французской армии — генерал Жорж Эрнест Жан Мари Буланже.

Кумир роялистов и женщин

У потенциального национального лидера Жоржа Буланже было множество достоинств. Он окончил лучшее военное учебное заведение Франции — школу Сен-Сир. В 1856 году, по окончании школы 19-летний Буланже получил свой первый офицерский чин подпоручика. С этого момента и практически до самой его смерти, случившейся в 1891 году, Буланже участвовал во всех войнах, в которые влезала Франция. Он ездил в Африканскую экспедицию, дрался в Итальянской войне, был в походе в Индокитай, с оружием в руках пережил позор Франко-прусской войны. Храбрый и толковый офицер быстро рос в чинах и должностях. Так, с пруссаками он воевал в должности командира батальона, а защищал Париж уже в чине подполковника. На этой войне Буланже получил ранение. Небольшое, в плечо, но родина отметила его храбрость крестом Почётного легиона.
В 1874 году Буланже получил звание полковника. Невзирая на богатый боевой опыт, его умственная работоспособность сохранилась. Мозг высшего офицера кипел от обилия разнообразных идей: Буланже жаждал реформировать и армию, и государство. В 1882 году он подготовил проекты ряда военных реформ, а вскоре, как один из самых умных офицеров страны, был командирован в США с дипломатическим поручением. Здесь-то все и поняли: вот она, новая политическая звезда Франции.
Правда, у бравого генерала были и слабости. Ему долгое время не везло с женщинами. С первой женой, больше увлечённой религией, чем мужем, он развёлся. И хоть женщинам он всегда нравился (у Буланже был крайне импозантный вид — усы, выдвинутый вперёд подбородок, и при этом на редкость честные глаза), серьёзные отношения у него сложились с некой Маргарит Боннемен. Завязался роман, который так и не привёл к браку. А любовный роман, как любой незавершённый гештальт, отнимает у влюблённых множество сил. Кроме того, у Маргерит имелось опасное заболевание — туберкулёз, страшный бич того времени.
В 1886 году Буланже, к этому времени получившего чин бригадного генерала, назначили военным министром.
И весь ужас его положения был в том, что генерал не знал, чего он больше хочет: любви или власти?
Вскоре армия была засыпана градом преобразований. Генерал начал с перевооружения — закупил винтовки системы Лебеля под патрон с бездымным порохом, ввёл институт унтер-офицеров, сократил срок службы с 5 до 3 лет, разрешил солдатам отращивать бороды. Понятно, что с бородой воевать легче, чем без неё.

С мечтой о реванше

Общество воспряло духом. Буланже тут же получил гордое прозвище — Генерал Реванш. Но талант генерала проявился не только в военных преобразованиях — он оказался политиком с хорошей интуицией и даже неплохим оратором. Каждое своё выступление он заканчивал словами: «Нас ждут в Эльзасе и Лотарингии» (эти провинции немцы после победы в войне прирезали к своей территории). Уже тогда многие сторонники Буланже, особенно из армейской среды, предлагали генералу совершить государственный переворот. Но он отказывался — генерал хотел прийти к власти законным путём.
Окончательно Буланже стал олицетворением будущей Франции после так называемого «инцидента Шне-беле». Немцы арестовали на своей территории французского чиновника Гильома Шнебеле, обвинив его в шпионаже. Общество потребовало ответить на очередное унижение. Но правительство стушевалось, и тогда Буланже едва ли не объявил Германии войну в одиночку, заявив, что такую пощёчину нельзя оставить без ответа.
Дело замяли с большим трудом. Сам Бисмарк высказался, что Буланже представляет опасность для всей Европы. Это, конечно же, укрепило репутацию самого генерала, но должность ему пришлось оставить. Мятежного говоруна отправили в Клермон-Ферран на должность командира 13-го корпуса.
К этому моменту правительство и партия власти во главе с президентом Сади Карно обеспокоились деятельностью генерала, который стал создателем целого политического движения, названного по его имени буланжизмом. Эта радикальное движение притягивало к себе всех недовольных властью: правых, левых, роялистов, мелкой буржуазии. И все устремляли взоры на Буланже, проча его в диктаторы и спасителя нации. Власть поняла, что генерала надо куда-то деть, а ещё лучше — скомпрометировать и изгнать из политики. Повод нашёлся: генерала обвинили в нарушении дисциплины и уволили из армии.
Теперь никто не мешал Буланже заняться политикой. И он ринулся в гущу борьбы. В 1888 году его выбрали депутатом от нескольких провинций, он с триумфом вернулся в парламент страны. Сторонники ликовали, полагая, что он вот-вот совершит долгожданный переворот и станет диктатором. А там уже как получится — возможно, будет править сам, а возможно, реставрирует монархию. Буланже рукоплескали даже те, кому он не нравился: они объяснили это тем, что «между чумой и холерой не выбирают».
Буланже мастерски поддерживал свою репутацию: так, устав от нападок премьер-министра Флоке, вызвал того на дуэль. Невзирая на то, что схватка бравого боевого генерала и полуслепого политика закончилась победой политика (Буланже умудрился напороться шеей на вытянутую шпагу Флоке), эта дуэль укрепила его репутацию.

Внезапное бегство

В политических кругах о мятеже уже говорили как о свершившемся факте. Но генерал продолжал медлить, не отваживаясь на последний шаг. Промедление привело к проблемам. Новый кабинет министров объявил войну буланжистам. Его влиятельные сторонники стали терять свои посты. Их митинги полиция разгоняла. А вскоре резкие выступления Буланже привели к тому, что верховный суд возбудил в отношении него уголовное дело.
Некоторые советовали генералу идти в суд и использовать его как трибуну для приговора власти. Но Буланже, судя по всему, испугался — к этому моменту он успел сблизиться со сторонниками монархии (одним из них был граф Парижский — наследник французского престола). Они давали ему деньги на выборы, и если бы эти факты всплыли в суде, его репутации пришёл бы конец. Кроме того, у любимой Маргерит прогрессировал туберкулёз. Проблемы возлюбленного обострили течение болезни, и она предложила Буланже на время укрыться в Бельгии. Генерал думал недолго — в день суда его в Париже не оказалось. Вскоре пришло сообщение, что он бежал.
О своём бегстве он не сообщил никому, даже ближайшие соратники поначалу не поверили, что генерал выбрал любовь, когда власть была на расстоянии плевка. Буланже даже не давал о себе знать — не публиковал ни воззваний, ни манифестов. Да и зачем ему была вся эта возня, когда любимая женщина бесповоротно угасала? Бегство Буланже подрезало крылья буланжизму. Оказалось, что вся эта политическая трескотня держалось на нём одном.
В Бельгии Буланже и Маргерит прожили ещё два года. В июле 1891 года Маргерит скончалась. Убитый горем Буланже велел выбить на её надгробии слова «Скоро увидимся». 30 сентября того же года генерал пришёл на могилу возлюбленной, достал пистолет и выстрелил себе в висок. В своём завещании он попросил похоронить себя в той же могиле. А на могильном камне дописать строчку: «Неужели я прожил два с половиной месяца без тебя?». Узнав об этом, Жорж Клемансо, будущий французский премьер, хорошо знавший генерала, сказал: «Он умер так же, как и жил: как лейтенант».

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Политика и власть Между чумой и холерой