Багира

Вторник, 09 26th

Последнее обновлениеВт, 26 Сен 2017 1pm

Пираты… Услышав это слово, люди сразу представляют субъекта в треуголке, с саблей в руке и парой пистолетов за поясом. Наиболее известными стали пираты Вест-Индии, грабившие «золотые караваны» испанцев. Россия же с морским пиратством была знакома мало.

Каперы Ивана Грозного

Журнал: Мир криминала №15, август 2017 года
Рубрика: Уголовные нравы
Автор: Александр Егоров

Фото: Карстен РодеВ России имелись ушкуйники, имелись «лихие люди», грабившие купеческие караваны на Волге, вроде Степана Разина, но на морских просторах русские «джентльмены удачи» не промышляли. Однако в её истории тоже были эпизоды, связанные с морским разбоем. Случилось это, когда царь Иван Грозный вёл долгую и кровопролитную Ливонскую войну.

Юрьевская дань

К середине XVI века Ливонский орден, владевший территориями, на которых находятся нынешние Эстония и Латвия, был лишь тенью некогда сильного государства. В Европе уже шла Реформация, и католический мир, который когда-то помог рыцарям ордена Святой Марии завоевать Прибалтику, теперь воевал с протестантской ересью. А соседи изрядно ослабевшего Ливонского ордена, к тому же погрязшего в раздорах и склоках, с вожделением поглядывали на его земли. В числе тех, кто собирался поучаствовать в разделе «ливонского наследства», был и московский царь Иван Васильевич.
Надо сказать, что Россия всё же имела некоторые права на часть орденских территорий. Даже сами ливонцы признавали эти права, и по договору от 1503 года обязаны были платить Москве так называемую юрьевскую дань. Эти деньги Ливонский орден выплачивал Руси в качестве компенсации за владение городом Юрьевом (позднее он назывался Дерпт, а ныне — Тарту), основанным киевским князем Ярославом Мудрым. Ливонцы дань эту не платили лет 30, и Иван Грозный имел все основания потребовать от злостных должников всю сумму, с набежавшими за это время пенями. К тому же власти Ливонского ордена проводили недружественную политику в отношении Московского государства.
Войну спровоцировали ливонцы, весной 1558 года начав из принадлежавшей им Нарвы артиллерийский обстрел русской крепости Ивангорода. В ответ 11 мая 1558 года небольшой отряд под командованием воеводы Алексея Басманова атаковал ливонскую твердыню и взял её штурмом. В июле того же года был взят и Дерпт (Юрьев). Русские войска заняли практически всю территорию Ливонского ордена, что не понравилось государствам, претендовавшим на свою долю добычи. В войну с царём Московским вступили Польша и Швеция. Так началась первая российско-европейская война.
В захваченной Нарве Иван Грозный приказал построить причалы и склады для товаров. Торговые корабли многих европейских стран устремились в новый порт, а европейские купцы на торговле с русскими зарабатывали хорошие деньги. Это, естественно, не могло понравиться тем, кто раньше имел монополию на торговлю с московитами и, пользуясь этим, получал огромные барыши. В основном это были польские и шведские компании. Нанятые ими пиратские корабли стали нападать на купеческие суда, следовавшие в Нарву, из-за чего желавшие торговать с Россией негоцианты несли большие убытки.
Царь решил принять контрмеры. Поскольку Россия ещё не располагала военным флотом, он решил призвать под свои знамёна иностранцев. Человек, ставший первым русским адмиралом (во всяком случае, он так себя официально называл), был датчанином. Звали его Карстен Роде.

Право на грабёж

О нём историкам известно мало. Карстен Роде был уроженцем Дитмаршена — крестьянской республики, просуществовавшей в датской провинции Голштинии до 1559 года. Карстен Роде был купцом и владельцем судна. Он вёл торговлю с германским городом Любеком. Впрочем, лихой датчанин, скорее всего, в душе был не столько негоциантом, сколько авантюристом. Во всяком случае, ещё до поступления на русскую службу он служил капером у датского короля Фредерика II. Дания в те годы вела постоянные войны со Швецией, и поэтому неудивительно, что Карстен Роде воспользовался случаем нанести урон противникам своего короля и заодно неплохо на этом заработать. Иван Грозный выдал датчанину официальное каперское свидетельство. Капер — тот же морской разбойник, но не простой, а находящийся на государственной службе. Он получает право нападать на торговые суда стран, находящихся в состоянии войны с государством, выдавшим ему каперское свидетельство. На самом же деле разница между каперами и пиратами весьма условная. В грамоте, выданной Иваном Грозным, говорилось: «…корабельщику, немчину Карстену Роде со товарищи, преследовать огнём и мечом в портах и в открытом море, на воде и на суше не только поляков и литовцев, но и всех тех, кто станет приводить к ним либо выводить от них товары или припасы, или что бы то ни было». А во все порты и крепости на Балтике, находившиеся к тому времени под контролем русских войск, были посланы царские указы, в которых говорилось: «Держать того немчина-корабелыцика и его товарищей в большом бережении и чести, помогая им чем нужно. А буде, избави Бог, сам Роде или который из его людей попадёт в неволю, — того немедля выкупить, выменять или иным способом освободить». Из всего этого было видно, что царь весьма дорожил своими корсарами.
По заключённому с русскими договору Карстен Роде имел право на десятую часть добычи. При этом он обязан был продавать захваченные им суда и товары в русских портах. Корсары, набранные Карстеном Роде, права на добычу не имели и получали жалование — шесть гульденов в месяц.

Датская «крыша»

В июне 1570 года «царский атаман» (так титуловался Карстен Роде в русских документах) вышел в море на трёхмачтовом корабле, вооружённом 20 пушками. Вскоре корсары царя открыли боевой счёт, захватив возле острова Борнхольм шведское судно с грузом соли и селёдки. Карстен Роде оказался удачливым пиратом — уже через несколько месяцев он располагал целой корсарской флотилией, состоявшей из шести прекрасно вооружённых и оснащённых кораблей. С ними он решался атаковать купеческие караваны противника, эскортируемые военными судами. Флотилия базировалась на датском острове Борнхольм. Власти острова благосклонно относились к каперам, тем более что Дания в то время находилась в состоянии войны со Швецией и в союзе с Россией. К тому же, в нарушение заключенной с московитами договорённости, Карстен Роде продавал захваченные им суда и товары в датских портах.
Как это чаще всего бывает, сгубили его не враги, а элементарная жадность. Карстен Роде, почувствовав свою силу и безнаказанность, стал нападать на торговые суда датчан. Что, естественно, вызвало раздражение и неудовольствие у ранее лояльно относившихся к корсарам датских властей.
В октябре 1570 года Карстен Роде зашёл со своей флотилией в гавань Копенгагена. Здесь, в одном из портовых кабачков, он и был арестован по приказу датского короля Фредерика II. Карстена Роде под усиленной охраной отвезли в замок Галле. Там он и просидел три года. Впрочем, корсара содержали в относительно комфортных условиях. Он находился под стражей не в тюремной камере, а в одной из лучших комнат замка, да и кормили его не тюремной баландой, а вполне приличной пищей.
Король Фредерик вёл тем временем переписку с Иваном Грозным. В ней он оправдывал задержание Карстена Роде тем, что тот, дескать, «стал имать корабли в датских водах, в Копенгаген с товарами чрез Зунд идущие». На что царь писал, что это было нарушение его инструкций и что он «велел немчину-корабельщику нападать только на корабли врагов: литовского короля и короля свейского». Иван Грозный предложил датскому королю прислать к нему Карстена Роде, дабы «о всем здесь с него сыскав, о том тебе после отписать». Но король Фредерик решил сам провести следствие по делу своего подданного. Летом 1573 года датский король лично посетил замок Галле и допросил Карстена Роде. После этого он распорядился перевести узника в Копенгаген. Там знаменитый корсар содержался под стражей ещё три года. Правда, не в городской тюрьме, а под домашним арестом. Фредерик II своим указом объявил, что Карстен Роде будет немедленно освобождён, если выплатит компенсацию датской короне — тысячу талеров. Платить выкуп сидельцу не хотелось, и он попытался, сославшись на договор, заключённый с царём, вытребовать эти деньги у Ивана Грозного. Но тот не стал платить, сославшись на то, что датчанин в своё время нарушил заключённый с ним договор.
В конце концов Карстен Роде деньги на свой выкуп нашёл. Ведь за какие-то полгода своей «работы» он сумел захватить 22 судна, которые стоили (вместе с товарами, на них перевозившимися) огромную сумму — около полумиллиона ефимков!

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Пиратство Каперы Ивана Грозного