Багира

Вторник, 11 21st

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

В дореволюционной России главными праздниками были Рождество и Пасха. Если Пасха ассоциировалась с приходом весны, то Рождество, отмечаемое 25 декабря, открывало череду зимних праздников.

Рождественские праздники в Петербурге

Журнал: История Петербурга №1, 2001 год
Рубрика: Будни и праздники
Автор: Р.Э. Павлова, А.Л. Смирнова

Фото: рождественская ёлка в ПетербургеЗа ним следовала «святая неделя» (Святки, посреди которой праздновался Новый год Завершались праздники 6 января религиозными торжествами в Крещенье. Сейчас из-за календарных изменений 1918 г. эта последовательность нарушена, и Рождество наступает после Нового года.
Каждый праздник имел своё «настроение»: Новый год был светским и несколько официальным. Святки — шумными и даже разгульными. Рождество — тихим и просветлённым, ведь оно было установлено в память о рождении Христа. Отсюда настроение, охватывавшее людей при приближении рождественских праздников ощущение чуда, которое вот-вот должно было свершиться, предчувствие надежд и нечто большего — всеобщей доброжелательности, которая распространялась повсюду.
Первоначально Рождество проходило только в рамках церковного праздника: с начинавшимся 15(28) ноября рождественским постом, специальными службами, праздничным постным ужином накануне Рождества, в сочельник В первый день Рождества все ходили к ранней обедне. Потом начинался праздник.
Постепенно в таком большом деловом и многонациональном городе, как Петербург, Рождество стало включать в себя мирские элементы: национальные, семейные и государственные. К концу XIX века это был уже семейный праздник — «день семейного сборам по выражению Достоевского. Особое внимание уделялось детям, тонко воспринимавшим духовный стержень Рождества. Эмоциональный порыв взрослых находил выход в примирении с близкими и родными, помощи и участии к нищим и обездоленным.
Одним из главных атрибутов Рождества стала ёлка. Обычай рождественской ёлки проник в Россию в начале XIX века из Германии. Петровское украшение ворот, крыш, домов, трактиров и иллюминация на Новый год практически не привились, а роскошные ёлки, устраиваемые Елизаветой Петровной при дворе, были единичными и обычаем не стали. Сначала ёлка появилась в отдельных домах богатых русских немцев, в 30-х годах XIX века она стала распространяться и в русских семьях1. Однако уже с середины 50-х годов, как писал И.И. Панаев, «в Петербурге все помешаны на ёлках. Начиная с бедной комнаты чиновника до великолепного салона везде в Петербурге горят, блестят, светятся и мерцают ёлки в рождественские вечера. Без ёлки теперь существовать нельзя. Последнюю копейку ребром, чтобы только засветить и украсить ёлку»2. К концу века этот обычай распространился и в деревнях3, а в начале XX века людям казалось уже странным, «что ёлка в Рождество обычай недавний и нерусского происхождения»4. Однако если для европейского Рождества ёлка была частью церковного праздника, для России она стала жить сама по себе и стала самым традиционным способом празднования Рождества. Первые дай после Рождества совпали с самым шумным периодом полуязыческих Святок, когда проходили костюмированные балы, маскарады, гадания, потехи ряженых и другие «богопротивные святочные игрища». Но в ритуал русской рождественской ёлки они не включались.
Традиционные рождественские праздники это не только семейная ёлка, но и благотворительные базары, обеды, рождественские вечера и концерты, рождественские пикники и поездки за город покупка подарков, провизии к праздничному ужину, публичные ёлки для детей и взрослых, выпуск рождественских газет и открыток. К празднику приурочивались наградные чиновникам, награждения высшими орденами, особо важные назначения, делавшиеся императором.
Очарование праздника чувствовалось задолго до его наступления. Основной покупкой, которую делала к Рождеству практически каждая петербургская семья, была ёлка. Больше всего ёлок продавалось под сочельник. С 1880-х годов ёлки, вырубленные «чухонцами» на финских болотах, свозились к Гостиному двору и на Сенной рынок. Прибыв в Гостиный двор, ёлки тотчас же устанавливали правильными рядами так, что возникал целый лес «разнокалиберных деревьев», причём вместе с настоящими стояли и искусственные ёлки Зелёные рощи появлялись и перед каждой зеленной лавкой. В начале XX века ёлками наряду с зеленными уже торговали мясные и мелочные лавки5. Попытка Городской управы зимой 1912 г. ограничить продажу ёлок в специальных участках не увенчалась успехом6.
Украшения на ёлку можно было купить на любой вкус и за любую цену. Большое количество готовых ёлочных украшений привозили из Германии. Но и в самой России украшения производились в изобилии. В Москве и под Москвой в деревнях делали свечи, звезды, маски, канитель, стеклянные бусы и бонбоньерки, а в столице — стеклянные еловые шишки, дождь, мастиковые фигуры «дрожащие бабочки из канители»7. Своеобразным елочным символом служил «старик с елкою» (видимо, предтеча деда-мороза), отлитый из гипса, с седою бородою, с красным от мороза лицом, одетый в шубу и лапти «Стариками» торговали в тех же лавках, где и ёлками, но основную массу продавали прохожим уличные мальчишки». Часто дети делали ёлочные украшения сами — бумажные цепи, которыми обматывали ёлку, корзиночки из цветной бумаги для конфет, золочёные орехи и посеребренные орехи (орехи обмазывали белком и прикладывали сусальное золото). Заготовки для таких игрушек продавали в каждой мелочной лавке. В такой лавке и познакомились, например Николай Гумилёв и Анна Горенко (Ахматова)9.
Много внимания уделялось и покупке провизии для праздничного ужина. Обязательными продуктами были поросёнок, гусь и икра. Торговля оперативно откликалась на потребности горожан, и уже с начала декабря в город тянулись возы с мороженой дичью, прежде всего с глухарями и рябчиками. Большой популярностью пользовались свиные окорока (любителям экзотики предлагались медвежий или лосиный). Можно было купленную свиную ногу отдать закоптить по своему вкусу в ближайшую мелочную лавку, имевшую специальную печку10. В рождественские дни 1912 г. в столице было продано 250 тысяч поросят. 75 тысяч индеек, 110 тысяч гусей, 260 тысяч кур и уток11.
Невозможно представить Рождество без подарка. Всё могло быть подарком. На Рождество 1909 года как подарок к празднику предлагались участки за Павловском (Вырица, Посёлок. Заречье)12. В 1913 г. лучшим подарком для средне обеспеченного горожанина было ожерелье «из японского тяжеловесного жемчуга» с золотым замочком парижской работы13. Желающие подарить что-нибудь изысканное или особо ценное, отправлялись на Рождественские антикварные аукционы Тем более что в начале века у петербургской буржуазии вошли в моду старинная мебель и предметы искусства XVIII — начала XIX века14. Люди весёлые и небогатые покупали для знакомых и родственников «ужасные подарки», незаменимые для розыгрышей: «флакон духов», обрызгивающий открывавшего с головы до ног чистой водой, «самовозгорающиеся спички», бутоньерки, из которых выпрыгивали чёртики15. Те смертные, которые имели счастие называться отцами семейства, мужьями, крёстными отцами, дедушками и влюблёнными, «бегают, как угорелые по всем магазинам, покупают платья, шали, дорогую мебель, бриллианты, кареты, шляпки, конфеты, даже дома и орловских рысаков», — писал Д.В. Григорович16.
Дети были героями Рождества, им доставалось больше всего подарков Они, конечно же, ждали игрушек. Как вспоминает А.Н. Бенуа, «игрушки восхитительно пахли, «пахли игрушками», пахли тем чудесным запахом, которым были напитаны и игрушечные лавки»17. Производители и продавцы игрушек к своему делу относились вдумчиво и серьёзно, учитывая запросы детей всех возрастов, наклонностей и социальных групп. В крупных магазинах (самыми известными были лавки Дойникова в Гостином и Апраксином дворах) можно было выбрать одну из 500 кукол по цене от пятачка до 50 рублей, сотни салонных и спортивных игр, десятки детских пистолетов, револьверов, палашей, кукольные дома, мебель, одежду, экипажи, солдатики в коробках, в которых помещались ещё всякие вещи — холщовые палатки (которые можно было расставлять,, пушки на колёсах, оловянные тонко-ажурные деревца и кусты, действующие модели паровых и водяных мельниц, железных дорог и автомобилей Детям нравились и поставляемые кустарями деревянные игрушки из Троице-Сергиевой лавры, богородицкие (традиционный медведь и крестьянин, по очереди бьющие по наковальне,, щелкунчики в тирольских шляпах с перьями, заводные игрушки с короткой «музычкой» (вертящаяся коза в юбочке и с цветочком или балерина) С середины Х!Х века кроме традиционных кукол, барабанов, дудок, труб из жести, лошадок, солдатиков и панорам появилось много «увеселительно-полезных» игрушек: наборы инструментов для различных ремёсел, полное оборудование станции электротелеграфа, развивающие игры вроде «Путешествия из Парижа в Санкт-Петербург». Игрушки совершенствовались вместе с техникой. Если в 1861 г. продавался детский электромагнитный телеграф, то в 1913 г. детям можно было подарить английский детский беспроволочный телеграф, действующий в радиусе нескольких сотен метров18.
Детям и взрослым — любителям театра дарили на Рождество «дойниковские театры», известные тем, что продавались только в этих магазинах. Эти недорогие (около 10 рублей) деревянные театры со сценой, занавесом, декорациями, либретто, нотами и куклами-статистами позволяли ставить в Рождество представления для детей, а для взрослых служили предметом коллекционирования, т.к. были очень разнообразны19.
Не менее традиционным подарком были книги. Под Рождество книжные лавки ликовали. Никогда книжная торговля не шла на Руси так успешно, как в это время. Злые языки говорили, что «маленькие петербургские читатели запасаются книжками только два раза в год — на Рождество и на Пасху». Считалось, что покупатели в этих случаях не хлопочут о содержании; главное — картинки и обертка!20. Учитывая это, книгоиздатели и книгопродавцы выпускали «на ёлку» тысячи книг с затейливыми переплётами.
На Рождество оживлялась букинистическая торговля — букинисты отбирали книги и гравюры, по тематике относящиеся к Рождеству, и торговали ими в Гостином дворе, арендуя места вокруг колонн у владельцев лавок Календарями торговали вразнос уличные мальчишки21. К Рождеству можно было приобрести массу открыток, как русских, так и европейских. Открытки были самые разнообразные — и праздничные, обычно с надписью «С Рождеством Христовым!», и бытовые сценки, и библейские сюжеты, и фотооткрытки с семейными сценками, обычно студийные22.
Популярные газеты делали специальные рождественские номера (иногда бесплатно,, с 1879 г. в качестве бесплатного приложения к столичным газетам выходил рекламный «Рождественский указатель», а в 1908 г. вышла даже «Бесплатная рождественская газета». Охотно покупались рождественские альманахи и сборники рождественских рассказов. Для участия в таких изданиях приглашали самых известных авторов23. Любознательный читатель найдёт для себя много подробностей о петербургском Рождестве в рассказах Н.А. Лейкина, И.И. Панаева, Д.В. Григоровича.
Главной для всех была домашняя ёлка. Если в немецких семьях небольшое дерево ставили на покрытый белой скатертью стол, то в России ёлка почти всегда была высотой до потолка. Обычно ёлку ставили в сочельник, если не успевали, то она считалась уже новогодней. Особое оживление вызывало украшение ёлки, что доставляло не меньше удовольствия, чем видеть её зажжённой. Кроме игрушек на ёлку вешали пряники в виде солдатиков, барынь, «уперших руки в боки», барашков, рыб, лошадок, петухов, мандарины, маленькие красные крымские яблоки, золотые хлопушки с сюрпризом внутри (когда хлопушка лопалась, в ней оказывалась шляпа из цветной бумаги или колпак). В маленьких бонбоньерках прятались шоколадные пуговки, осыпанные сахарными крупинками. На нижние ветки лесной гостьи вешали апельсины. Сласти, оловянные солдатики, фрукты с самой ёлки становились призами для победителей в шарадах, анаграммах, логорифах и других играх, программа которых заранее продумы-валась родителями и гувернантками. Оставшиеся «награды» дети срывали сами — это называлось «ощипывать ёлку» или, как говорили, «рушить» её. Родители украшали ёлку звездой и развешивали игрушки на верхних ветках. Взрослые прикрепляли к веткам разноцветные парафиновые свечи: от одной свечи к другой шла пороховая нитка для зажигания ёлки. В последнюю очередь на ветках раскладывали вату, которая выглядела как настоящий снег, и набрасывали на неё золотой дождь, затянутая серебряной паутиной она начинала сверкать. Под ёлку складывали подарки, предварительно написав имена
Обычно ёлка находилась в гостиной или зале, но для маленьких или больных её устраивали в детской24.
Празднование Рождества, ёлка соответствовали возможностям и социальному статусу семьи. И.И Панаев дал очень подробную картину ёлки в аристократических семьях. На такую детскую ёлку приглашали к 9 или 10 часам вечера. Съезжались как друзья хозяина дома, так и знакомые хозяйки с детьми. Дети хозяев играли для маленьких гостей роль гостеприимных хозяев, старались их развлечь. Дети были одеты очень нарядно, особенно девочки — завитые и раздушенные. Их платья, сшитые лучшими портнихами, ничем кроме длины не отличались от туалетов взрослых барышень. В ожидании начала праздника взрослые беседовали и играли в карты. Наконец, в 11 часов двери залы, где стояла ёлка, отворяются. В тёмной комнате ярко освещённая ёлка выглядела особенно эффектно. Дети обступали её. На ней висели нарядные игрушки, которые разыгрывались в лотерее. Затем дамы и дети разъезжались, мужчины оставались и хозяин дома приглашал их к ужину, который заканчивался под утро25. Это описание ёлки относится к середине XIX века, но главные её события оставались неизменными и в XX веке. «К Рождеству на Мойке, — вспоминал Ф. Юсупов, — начиналась суматоха. Готовились целыми днями, на стремянках вместе с прислугой наряжали высоченную ёлку, до потолка. Сиянье стеклянных шаров и серебряного дождя зачаровывало наших слуг — азиатов. Прибывали поставщики, доставляли нам подарки для друзей, и суматоха росла В праздничный день являлись гости — почти все дети, наши ровесники, приносили с собой чемоданы, чтобы унести подарки. Подарки нам раздавали, потом угощали горячим шоколадом с пирожными и вели в игровой зал на «русские горки»26.
В купеческих семьях отмечали более скромно, в кругу семьи и родных27.
В семьях бедняков праздник был очень скромным, но не менее радостным. Сохранилось описание Рождества в швейной мастерской «Накануне Рождества мы работу закончили в два часа, мыли полы и стали убирать ёлку, вешать игрушки, пряники, яблоки, хлопушки. Хозяйка дарила подарки: … сапоги, ситцу на платье…всем ученицам по 40 копеек. Обед в первый день праздника был со сладким компотом, потом мы пошли к отцу. Отец каждой из нас дал по рублю»28.
Дети, учившиеся в закрытых учебных заведениях, отпускались на рождественские каникулы и могли принять участие в семейных праздниках. По традиции каждый год перед Рождеством учащихся всех казённых учебных заведений Петербурга водили в Мариинский театр на «Щелкунчика». Короля мышей и Щелкунчика обычно исполняли воспитанники выпускного класса хореографического училища29.
Традиционными были рождественские визиты для поздравлений, вручения и получения подарков. Это касалось всех. Подчас это становилось очень утомительной обязанностью, ведь надо было ко всем заехать или оставить визитную карточку. Случалось, что под видом визитёров приходили «рождественские воры», от которых визитных карточек не прибавлялось, зато убавлялось количество шуб в прихожих.
Стремясь избежать этих тягостных визитов, петербуржцы часто на Рождество уезжали из города. Особой популярностью пользовались путешествия в Финляндию в живописную Иматру.
Считалось приличным, чтобы к старшим родственникам, покровителям приходили с подарками дети. Иногда такой визит обставлялся как маленький спектакль: дети заучивали стихи (готовые или написанные «на случай») в которые вставлялось имя поздравляемого. Дети получали сласти. Это было своеобразное воспитание светскости.
Намного свободнее чувствовали себя в роли поздравлявших чины полиции и дворники Эта традиция, восходящая к середине XIX века, связана с появлением доходных домов с большим количеством жильцов, пользовавшихся услугами дворника. На Рождество служители метлы и лопаты обходили жильцов с поздравлениями и получали от них небольшие чаевые. Чтобы увеличить их, дворники часто рассказывали жильцам о скупости или щедрости соседей. Околоточные и квартальные надзиратели являлись к домовладельцам с поздравлениями, и им вручались «поздравления со вложением», иначе было не миновать штрафов за плохое содержание дома. Более крупным полицейским чинам такие поздравления посылали сами домовладельцы и коммерсанты30.
24 и 25 декабря праздники проходили только дома, так как по распоряжению градоначальника не допускалось устройство развлекательных мероприятий и зрелищ на Рождество — 23, 24, 25 декабря. Начиная с 26 декабря праздник приобретал более широкий характер. Часто петербуржцы всех сословий устраивали дома вечера с музыкой, танцами, угощениями. Любили повеселиться, например, в Академии художеств, где профессора и их семьи отплясывали до упаду на семейных вечерах друг у друга, благо все жили на казённых квартирах в Академии31. Актёры превращали праздник в театральное действо. У известного артиста К.А. Варламова ежегодно устраивали ёлку 24 декабря в 10 часов после всенощной. В начале все приглашённые участвовали в шествии, впереди несли разукрашенную ёлку. Затем ужин и сам праздник Собиралось до 200 человек, среди них бывали М.М. Петипа, О.А. Панина, В.М. Дорошевич, Е. Тиме 32. Рабочие начиная с 1880-х гг. устраивали на семейных квартирах вечеринки с танцами и пением под гармошку или гитару33.
В конце XIX — начале XX в. ёлка — уже вполне светское мероприятие, о котором газеты сообщопи наравне с балами и приёмами в высшем свете. Традиционной была ёлка у баронессы Н.Ф. Крузенштерн в её квартире на Французской набережной. Вечер всегда сопровождался роскошной ёлкой, вспыхивающей в 10 часов, и лотереей с подарками Приглашались послы Франции, Австро-Венгрии, Турции, Испании, Японии34.
Первая публичная ёлка была устроена в Петербурге в 1852 г. в здании Екатерингофского вокзала35. После этого в Петербурге начали проходить многочисленные ёлки.
Главной была царская ёлка в Царском Селе. Обычно она зажигалась в манеже придворно-конюшенного ведомства. Приглашались нижние чины и офицеры частей, обслуживавших царскую резиденцию Император обходил солдат, здоровался, поздравлял с праздником. Затем нижние чины подходили к лотерейному колесу и вынимали из него билеты с номером подарка. Подарки были ценные: рядовые получали серебром, а для офицеров подарки заказывались. Играл великорусский оркестр Его Императорскою Величества полка и пелись песни36. Обычно ближе к Новому году в Аничковом дворце в присутствии вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны зажигалась рождественская ёлка для офицеров и нижних чинов, живших во дворце37.
Интересным сочетанием христианских и языческих элементов являлись ёлки на военных кораблях: после поздравления командира и пения рождественской стихиры начиналось шествие матросов, наряжённых наядами, русалками во главе с Нептуном. Завершался праздник вручением матросам подарков, причём они носили чисто практический характер: мыло, бритвенные принадлежности и другие необходимые вещи38.
Большая часть общественных ёлок организовывалась государственными, общественными организациями, частными предприятиями, администрациями государственных заводов и фабрик. Традиционной была ёлка в Кронштадтском морском собрании для детей морских офицеров. Праздник начинался в шесть часов вечера. Особенное внимание привлекали 3 ёлки, изящно украшенные бусами, блёстками и электрическими лампочками. Под ними были разложены игрушки, предназначенные для лотереи. В ушах залы были устроены горки, покрытые красным сукном. Они были сплошь уставлены коробочками с конфетами и другими сластями. В семь часов начинались танцы. В антракте маленьких детей приглашали в гостиную, где показывались туманные картины39 Проходили ёлки для детей служащих различных ведомств: почтово-телеграфного, пожарных, нижних чинов столичной полиции и т.д. Обычно программы праздников была похожи. Приглашалось иногда до 500 детей. В зале стояла огромная, сверкающая ёлка, играл оркестр. Давали дивертисмент. Очень часто в празднике участвовал петрушечник со своей куклой. Выступали клоуны, дрессированные собачки, фокусники, чревовещатели. Нередко предлагалась программа кинематографа или туманные картины. Почти всегда устраивались катания с горки. После угощения сластями, прохладительными напитками детям вручали подарки и начинались танцы.
Более скромными были ёлки, устраиваемые в приютах, а также для бедных жителей различными обществами. Праздник проводился собственными силами, дети читали стихи, басни, иногда сами дети ставили спектакль, а потом «просто веселились»40.
Не были забыты дети «улицы столицы», родители которых питались в бесплатных столовых и ночлежных домах. В 1912 г. к градоначальнику Д.В. Драчевскому было приглашено 300 детей. Их встречала огромная сверкающая ёлка, украшения с ёлки раздавались детям. Играл оркестр Преображенского полка. Детей угощали чаем с булками, пирожными.
Все получили подарки: «материю на платье, рубашку, мешок с гостинцами, игрушки, шапки, валенки»41.
В столице проводилось много платных ёлок .Так, в 1910 г. в цирке Модерн давали дивертисмент «Сон ученика под Рождество». В 1913 г. в цирке Чинизелли для детей в Рождество была «ёлка зверей Дурова» и пантомима «Золушка», где играли маленькие артисты. В небольших театральных и концертных залах представления включали «концерт-монстр и артистический дивертисмент»42.
На взрослых рассчитывали владельцы ресторанов. Ресторан Морозова (Загородный 29) кроме ёлки предлагал роскошный ужин, зимний сад музыку великорусского оркестра, кабинеты с пианино, биллиард43. Ресторан старый «Данон» предлагал в Рождественские дни «большой дивертисмент, 1000 электрических лампочек, электрические гирлянды и цветы, фонтан из духов, сюрпризы, открытки, буфет, роскошные кабинеты, зимний сад тропические растения»44.
26 декабря в Михайловском манеже проходили традиционные рождественские гулянья. В украшенных залах устраивали карусели, ларьки со сластями, кинематографы, тиры, походные балаганы, хор кочующих цыган — все непременные спутники народных развлечений. В открытом театре можно было посмотреть выступления фокусников, акробатов, пародистов, куплетистов, балалаечников. На закрытой сцене ставили рождественские пьесы45.
Большим успехом пользовались ёлки на льду на расчищенном от снега льду Невы, против Университета. В центре ставилась ёлка, украшенная и освещённая. По периметру катка стояли нарядные павильоны в виде избушек, резных домиков, пагод. В тёплых домиках можно было согреться и самим катающимся и маменькам, сопровождавшим барышень на каток. Ограда состояла из столбов, на которых горели факелы, гирлянд фонарей, развешанных между столбами. От такого освещения на льду было светло, как днём. Гремел военный оркестр. Вальсы сменялись маршами, а кадрили польками46. К началу века эта старинная традиция дополнилась катанием на коньках под крышей. Мода на роликовые коньки начала века не обошла и Петербург. Один из самых крупных «Скетингрингов» находился на Невском, 100 (нынешний кинотеатр «Колизей»). На этой ёлке за 25 копеек можно было покататься на роликовых коньках, посмотреть выступление фокусника, в то время как дети могли принять участие в хорошо организованных играх47.
На коньки вставали не только люди, но и яхты: гаванское парусное общество намечало на те дни буерную гонку48.
Широкое распространение получили рождественские пикники. Выезд на пикник за город начинался с выбора для дам приятных спутников Решив, кто поедет, переходили к вопросам куда и за сколько Самые дорогие загородные рестораны блистали роскошью Господа Огюст, Дарот предлагали за несколько сотен рублей ледяные горы, зал для танцев с пианистом, зимний сад отдельные номера… «Люди более скромного достатка могли отправиться на Среднюю Рогатку, в Емельянову близ Екатерингофа или, наконец, устроить дело более экономным образом: нанять помещение на даче или у колонистов и прислать туда все необходимое для наслаждения сердца и желудка», включая повара с его лабораторией, людей со средствами освещения и музыку. Ещё проще было организовать «пикник-набег», где хотели только прокатиться на тройках, а в ресторан заезжали, чтобы погреться, попить чаю или в крайнем случае позавтракать49.
Широкое распространение получила рождественская благотворительность. Традиционной её формой были благотворительные базары. Как и все прочие праздничные мероприятия, базары были строго «ранжированы» как по составу участников, так и по своей целевой направленности Базары проходили как до, так и после Рождества.
Наиболее экономически эффективны и представительны были базары, организованные членами царствующего дома. Традиционно на Рождество в залах Дворянского собрания происходил благотворительный базар под покровительством великой княгини Марии Павловны. В изящно оформленных киосках и со специальных столов продавались вышитые подушки, детские игрушки, парфюмерия, платья, детские вещи, шоколад конфеты, пряники, живые и искусственные цветы, фарфоровые статуэтки, ларчики, изысканная почтовая бумага. В 1910 г. базар посетили около 7 тысяч человек, а выручка достигла 100 тысяч рублей50.
Ежегодными были базары — ёлки в залах городской думы. Базар совмещался с детским праздником. Хотя он проходил до Рождества, в зале устанавливалась громадная ёлка. Для детей устраивали развлечения, давали представления51.
В предрождественские дни интенсивно шла в благотворительных учреждениях запись нуждающихся в помощи, проводилась выдача вещей и денежных пособий, раздавались бесплатные обеды. Не забывали и о тех, кто находился в местах заключения. На рождественские праздники в тюрьмах санкт-петербургской губернии для арестантов устраивали чтения с туманными картинами52.
Была благотворительность и «духовного свойства». Накануне и в ходе рождественских праздников шли благотворительные спектакли. Для молодых актёров и режиссёров это была возможность показать себя и новые работы. Так, впервые знаменитого умирающего лебедя Павлова танцевала на сцене Мариинского театра именно в благотворительном спектакле на Рождество 1907 г.53 Для студентов Высшего Художественного училища за символическую плату устраивались рождественские экскурсии. Студенты выезжали в Москву, Киев, Одессу. Подобные экскурсии проводились для учащихся классов Императорского поощрения художников54. К своеобразным, характерным для своего времени актом рождественской благотворительности относится «отмена визитов». Эта кампания была организована газетой «Новое время» в пользу заведений петербургского Совета детских приютов. Суть компании заключалась в отказе от официальных визитов, которые заменялись взносами в кассу Совета. Газета публиковала списки всех, кто жертвовал на благотворительные цели, независимо от суммы. В 1913 г. среди жертвователей были великие князья, княгини, банкиры, промышленники, политики. Были и коллективные жертвователи — страховое общество «Россия», торговый дом «Павел Буре».
В рождественские вечера город в прямом смысле светлел. Улицы увешивались флагами, на столбах газовых фонарей появлялись звёзды из светящихся трубок, центральные улицы иллюминировались, на второстепенных появлялись шестигранные фонарики с цветными стёклами, в которые вставляли свечи. На тумбах тротуаров расставлялись горящие плошки. Витрины магазинов сверкали огнями. Особенно праздничными были кондитерские и шоколадные магазины, которые украшали «снежные глыбы из сахара с ёлками и рождественским дедом аршина полтора величиной»55. В окнах горели свечи и сверкали наряжённые ёлки.
Общим было очарование этих дней, когда большие и особенно маленькие горожане разных слоёв общества забывали многое, разделявшее их, вместе переживали чувство обновления, надеялись на неизвестное, но обязательно светлое будущее.

1 Душечкина Е.В. «Настали вечера народного веселья…»// Чудо рождественской ночи. СПб., 1993 С. 17
2 Панаев И.И. Прошедшее и настоящее: (Святки двадцать лет назад и теперь) // Петербургский святочный рассказ. Л., 1991 С 91.
3 Швидченко Е. Рождественская ёлка: её происхождение, смысл, значение и программа СПб 1898 С 3.
4 Цит. по: Душечкина Е.В. «Настали вечера народного веселья…» С. 18.
5 Бахтиаров А.А. Брюхо Петербурга. Очерки столичной жизни СПб., 1994. С 193; Карсавина ТП Театральная улица М 1981 С 55-56
6 Петербургский листок. 1911.19 дек. С. 4.
7 Огонёк. 1913. №52. С.5-6.
8 Бахтиаров А.А. Брюхо Петербурга. С. 193.
9 Об Анне Ахматовой. Л.. 1990. С. 18.
10 Бахтиаров А.А. Брюхо Петербурга. С. 67.
11 Лурье Л. Петербургский календарь // Петербургский святочный рассказ С 170.
12 Рождественская газета 1908. С. 2.
13 Лурье Л. Петербургский календарь. С 170-171
14 Петербургская газета . 1912. 29 декабря. С. 2.
15 Лурье Л. Петербургский календарь. С. 170.
16 Григорович Д.В. Зимний вечер // Петербургский святочный рассказ. С. 21-22.
17 Бенуа АН. Мои воспоминания. М.,1980. Т.1. С. 209.
18 Бенуа АН. Указ, соч. С. 210. Лурье Л. Петербургский календарь. С. 171. Заметки праздношатающегося // Отеч зап 1861Т134 №2 С 12
19 Бенуа А.Н. Указ, соч. С. 287.
20 Заметки праздношатающегося. С. 13.
21 Бахтиаров А.А. Брюхо Петербурга. С 185, 192.
22 Поздравительная открытка в России (конец XIX — нач. ХХ вв.) М, 1994. С. 11.
23 См.: Душечкина Е.В. Русский святочный рассказ. Становление жанра. СПб., 1995.
24 Добужинский М.В. Воспоминания М.. 1987 С. 37. Карсавина Т.П. Театральная улица. С. 56, Лейкин НА Мои воспоминания // Николай Александрович Лейкин в его воспоминаниях и переписке. СПб., 1907. С.30-31.
25 Панаев И.И. Указ.соч. С. 93-101.
26 Юсупов Ф.Ф. Мемуары. М.. 1998. С. 61
27 Лейкин Н.А. Мои воспоминания С. 38-39.
28 Ключёва М.И. Страницы из жизни Санкт-Петербурга 1880-1910 гг. // Невский архив: Историко-кроеведческий сб. Т.З. СПб,, 1999. С 177-178.
29 Нижинская Б. Ранние воспоминания. М., 1999.С. 251.
30 Засосов Д.А., Пызин В.И. Из жизни Петербурга 1890-1910-х годов. Записки очевидцев. Л, 1991. С. 132. Луганский В. Петербургский дворник // Физиология Петербурга М, 1984 С. 80.
31 Каменская М. Воспоминания. М., 1991. С.197.
32 Петербургский листок. 1912. 27 дек. С. 6.
33 АлянскийЮ. Веселящийся Петербург. СПб., 1993. Т.2. С. 11.
34 Петербургский листок. 1910. 27 дек. С. 4.
35 Душечкина Е.В. «Только тот, кто друг попов, ёлку праздновать готов»: К истории рождественской ёлки // Родина. 1996. С. 98.
36 Петербургский листок 1912. 27дек. С. 3.
37 Там же 30 дек. С. 5.
38 Там же 1911. 25 дек. С.9.1
39 Кронштадтский вестник 1992. 1 янв.
40 Петербургский листок 1911. 30 дек. С. 4.
41 Петербургский листок 1912. 30 дек. С. 10.
42 Дмитриев Ю.А. Цирк в России. М., 1977. С. 263, Синий журнал. 1913. №51.С. 1;Петербургский листок 1910. 27 дек С. 2.1911. 25 дек. С 3.
43 Петербургский листок. 1912. 30 дек С 3.
44 Петербургский листок. 1910. 24 дек. С. 1.
45 Там же. 1910. 27дек. С5.
46 Засосов Далызин В.И. Указ, соч. С. 7.
47 Петербургский листок . 1911. 25 дек. С. 3.
48 Там же 30 дек. С 5-6.
49 Заметки праздношатающегося. С. 20-24.
50 Петербургский листок 1910. 23дек. С. 6.
51 Там же.
52 Петербургская газета. 1898. 12 ноября. С. 3.
53 Нижинская Б. Ранние воспоминания. С. 287.
54 Петербургский листок. 1911 19 декабря. С. 4.
55 Светлов С.Ф Петербургская жизнь в конце XIX столетия (1892) СПб..1998. С. 54.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Тайны Петербурга Рождественские праздники в Петербурге