Багира

Суббота, 09 23rd

Последнее обновлениеСб, 23 Сен 2017 6am

«Затемнение» — это слово прочно укоренилось в лексиконе жителей блокадного Ленинграда. В обиходе оно заменило официальный термин «светомаскировка». Эта мера спасла город от разрушения фашистскими бомбами.

Ленинград во тьме

Журнал: Загадки истории №22, июнь 2017 года
Рубрика: Военная тайна
Автор: Константин Ришес

Светомаскировка помогла городу пережить блокаду

Фото: светомаскировка ЛенинградаБлокадный Ленинград подвергался непрерывным налётам немецкой авиации. Маскировка в этих условиях была буквально вопросом жизни и смерти. Но специальная раскраска строений и маскировочные сети не могли полностью защитить город от ночных бомбёжек. Помогала светомаскировка. Без неё огромный город со своими залитыми светом фонарей площадями и проспектами, миллионами освещённых окон и витрин, мог стать прекрасной мишенью для фашистских бомбардировщиков.

Первый налёт

К началу Великой Отечественной войны Ленинград уже имел некоторый опыт светомаскировки. В ноябре 1939 года, за пару недель до начала советско-финской войны, без всякого предупреждения был введён режим светомаскировки. 17 ноября во всех районах города собранным на совещания руководителям предприятий сообщили, что принято решение «держать город в определённой мобилизационной готовности, но без особого объявления об этом».
Два дня город прожил в темноте. Затем проверяли затемнение окон квартир, после чего светомаскировку отменили. Ленинградцы поняли — это была репетиция. Но Финляндия почти не имела авиации, бомбёжек города не случилось, светомаскировка на этот раз не понадобилась.
1941-й год быстро внёс коррективы в жизнь ленинградцев. Первая воздушная тревога прозвучала уже на второй день войны: 23 июня к городу безуспешно пыталась прорваться группа немецких бомбардировщиков. В ночь на 6 сентября на Ленинград упали первые бомбы.
8 сентября замкнулось кольцо блокады, немецкие полевые аэродромы приблизились к городским окраинам. Сразу же выросло число налётов. На город были сброшены сотни зажигательных бомб. Ленинградцы ещё только осваивали методы борьбы с зажигалками, и множество непотушенных пожаров стали ориентирами для следующей волны бомбардировщиков, вооружённых уже фугасными зарядами. Результатом стал пожар на Бадаевских складах, в котором осаждённый город потерял значительную часть своих продовольственных запасов.

Жизнь на ощупь

Пленум Верховного суда СССР вынес постановление о злостных нарушениях правил светомаскировки в местностях, объявленных на военном положении, указав, что таковые следует рассматривать в соответствии со статьёй 59-6 УК РСФСР («Отказ или уклонение в условиях военного времени от внесения налогов или от выполнения повинностей»). Нарушителям грозило заключение на срок от шести месяцев, а при отягчающих обстоятельствах — даже расстрел с конфискацией имущества. До 1943 года суду за подобные нарушения были преданы около 40 человек.
По ночам начали в полную силу работать ячейки Осоавиахима и команды местной противовоздушной обороны (МПВО). Их основной задачей было дежурство на крышах домов для нейтрализации зажигательных бомб. С этой целью там размещались ящики с песком, а члены команд вооружались огромными клещами и брезентовыми рукавицами.
Другой задачей упомянутых команд был контроль за соблюдением светомаскировки, которая в жилых домах заключалась в том, что все окна изнутри закрывались шторами из плотной чёрной или синей бумаги. С наступлением темноты шторы должны были быть опущены и закрывать проём окна без единой щели прежде, чем в помещении будет включён свет или зажжена керосиновая лампа.
Прошло более 70 лет, но автору всё ещё памятен эпизод, связанный со светомаскировкой. Осенью 1944 года, когда налёты на город практически прекратились, но воздушные тревоги ещё изредка объявлялись, светомаскировка оставалась в силе и строго контролировалась. В то время отец часто сутками находился в своём институте, а мать после перенесённого тяжёлого заболевания не вставала с постели. Мне шёл седьмой год. Окна нашей комнаты выходили во двор одного из домов на Петроградской. Опускать маскировочные шторы было моей обязанностью.
В тот вечер, вероятно, я выполнил её не лучшим образом: штора оказалась опущена не до конца. А рядом с диваном, на котором я лежал, рассматривая книгу с картинками, была настольная лампа. Вскоре я преспокойно заснул. Как только стемнело, свет лампы, пробивающийся из-под шторы, стал заметен. Тем временем во дворе появились люди из МПВО, которые прекрасно знали, какой квартире принадлежит каждое окно. Начались свистки и крики: «28-я, тушите свет!». Но слышала это только мать. Она долго звала меня, прежде чем я смог проснуться и поправить штору.
После этого нам принесли какую-то повестку, однако дело удалось замять.
Помимо маскировочных штор на окнах, светомаскировка предусматривала полное отключение уличного освещения. Немногочисленные прохожие буквально натыкались друг на друга или на столбы. Повезло тому, кто был обладателем карманного фонарика. Но было ещё одно служившее той же цели ленинградское изобретение — «светлячки». Сначала это были подобия значков разных форм и размеров, но обязательно белого цвета. Их крепили к одежде на уровне груди, что хоть как-то помогало различить во тьме человеческую фигуру. Потом появились люминофоры — небольшие фосфоресцирующие кружки, которые можно было купить в магазине. А в ноябре 1941 года завод художественных красок начал выпуск специальной краски, светящейся в темноте.
В подъездах домов, если и оставались лампочки, то только синие. Такие же синие лампы включались в тёмное время в вагонах трамваев (пока они ещё ходили). На улицах были отключены светофоры, что дополнительно осложнило движение транспорта по затемненным улицам. Но один из сотрудников ГАИ сконструировал лёгкий управляемый вручную аккумуляторный светофор с диаметром линз в шесть сантиметров. Было изготовлено 100 таких приборов, используемых на важнейших перекрёстках города. Прослужили они до октября 1944 года, когда включились обычные стационарные светофоры.

Научный подход

Не обошла светомаскировка и транспорт. На каждую фару автомобилей надевалось так называемое светомаскировочное устройство (СМУ). Это был чёрный непрозрачный колпак с козырьком, под которым оставалась узкая горизонтальная щель. Через эту прорезь пробивался пучок света, не создающий на полотне дороги овального светового пятна, которое можно было бы наблюдать сверху. Иногда одна из фар отключалась совсем. Задние стоп-сигналы отключались либо закрывались непрозрачными чехлами.
Бывало, что использовался (как правило, при движении колонной) вариант полной маскировки. На заднем мосту каждой машины краской (иногда фосфоресцирующей) наносилось белое пятно диаметром 25-30 сантиметров. Сзади идущий автомобиль полностью выключал фары, его водитель мог ориентироваться только по белому пятну впереди идущего. Так в колонне машин достаточно было включать фары со СМУ только на головной машине.
Отработке методов светомаскировки, как неподвижных объектов, так и транспорта, отдали немало сил ведущие советские учёные и архитекторы. Так, известный архитектор и реставратор Юрий Спегальский руководил общей маскировкой и светомаскировкой многих архитектурных памятников, таких как Адмиралтейство, Инженерный замок, Петропавловский и Никольский Морской соборы. Вопросами светомаскировки в блокадном городе занимался известный физик, профессор ЛИТМО Андрей Гершун.
За заслуги в деле защиты Ленинграда от вражеских бомбардировок многие учёные были удостоены боевых орденов. Официально светомаскировка в Ленинграде была отменена 30 апреля 1945 года.

Ночь на земле

Огромный вклад в решение теоретических и практических вопросов светомаскировки внесли коллективы учёных Государственного оптического института, Физического института Академии наук и лично руководитель обоих институтов Сергей Вавилов, будущий президент Академии наук СССР. Кстати, в одном из номеров «Загадок истории» мы рассказывали о выдающемся энтомологе Борисе Шванвиче, который, согласно легенде, занимался вопросами маскировки боевой техники. К сожалению, нами была допущена ошибка — род дворян Шванвичей не прервался, в настоящее время в Петербурге проживает его внук, которому мы приносим свои извинения. Оставшиеся в блокадном Ленинграде работники эвакуированных на Волгу институтов выполняли работы по обеспечению светомаскировки объектов города и кораблей ВМФ. С их помощью светомаскировку получили Смольный, Витебский вокзал, гостиница «Астория» и многие другие известные ленинградские объекты. Сотрудники филиала помогли укрыть от авиации противника линкоры «Октябрьская революция» и «Марат», крейсер «Киров» и другие военные корабли Балтфлота.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Тайны Петербурга Ленинград во тьме