Багира

Вторник, 11 21st

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Непознанное, астрология и гороскопы на Дзене — Дзен-канал «Астрология»
Непознанное, астрология и гороскопы в Telegam — Телеграмм-канал «Астрология»

У Стивена Кинга есть рассказ под названием «Крауч-Энд». Персонажи этого рассказа прямо с обычной городской улицы попадают в другой мир, внешне поначалу неотличимый от нашего. Но этот мир намного хуже и страшнее. Одним удаётся выбраться оттуда, другим — нет. Стивен Кинг завершает свой рассказ такими словами: «В Крауч-Энде продолжают происходить странные вещи, и люди сбиваются с пути. Некоторые — навсегда». Это, конечно, вымысел писателя. Но существуют не фантастические, а вполне реальные Крауч-Энды. И тут уместна ещё одна цитата из Стивена Кинга. «Если вам кажется, что я вас обманываю, значит, вы просто невнимательно следите за новостями».

Дороги в никуда

Журнал: Тайны 20-го века №42, октябрь 2017 года
Рубрика: Параллельные миры
Автор: Андрей Быстров

Побег из ГУЛАГа

Фото: параллельный мирНачнём с истории, произошедшей в 1942 году с Евфросинией Антоновной Керсновской (1908-1994 годы). Это русская писательница-мемуаристка и художница, узница ГУЛАГа, высланная из занятой советскими войсками в 1940 году Бессарабии на поселение и принудительные работы в Сибирь. Затем её осудили на долгий срок «исправительно-трудовых» лагерей. Достаточно было блестящего владения иностранными языками, чтобы обвинить женщину в «шпионаже». В феврале 1942 года она бежала из лагеря и в течение шести месяцев скиталась по Западной Сибири, пока её не арестовали вновь. Её книга воспоминаний «Наскальная живопись» — не менее потрясающий человеческий документ, нежели «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына и «Колымские рассказы» Шаламова. Искренность Керсновской не вызывает никаких сомнений. Когда человек пишет о столь тяжком опыте всей жизни, он не лжёт. Тем больше оснований отнестись с полным доверием и к одному из эпизодов её книги.
Итак, побег. Весна 1942 года, район речушки Суйга близ станции Чулым, неподалёку от Новосибирска. «Тишина, полное безветрие, — пишет Евфросиния Антоновна, — единственный ориентир — шум реки, беснующейся глубоко в овраге. Но вот река притихла. Иду как будто по дороге, но вдруг замечаю, что это не дорога, а борозды зяби. Я сбилась с пути!».
Вскоре женщина наткнулась на канаву и невысокий плетень за ней. Перебравшись через эти препятствия, она очутилась в огороде. На фоне тёмного неба поодаль вырисовывались силуэты деревенских домов. Евфросиния Антоновна увидела баньку посреди огорода. Это первая странность. Почему здесь, а не в самой деревне? Так или иначе, она подошла и толкнула дверь. В баньке было очень тепло. Не подумав даже о том, что её могут обнаружить, смертельно уставшая женщина стала наскоро готовиться ко сну. Она застелила деревянную полку юбкой, которую несла в рюкзаке вместе с одеялом, а рюкзак положила в изголовье. Не сняв сапоги, женщина легла и почти мгновенно уснула.

Лицо в окне

Дальше предоставим слово самой Керсновской. «Вдруг меня словно током ударило. Сон как рукой сняло. За стеной слышались крадущиеся шаги. Кто-то обошёл баню кругом и дёрнул дверь. Но я заперла её на крючок из толстой проволоки. Крючок звякнул, но не поддался. Опять шаги, на этот раз к окну. Внезапно стало совсем темно. Чьё-то лицо, заслоняясь обеими руками, закрыло все окно…».
Только вообразите себе: вы в тёмной чужой бане, осторожные шаги снаружи, заглядывание в окно… Кто это? Явно не хозяин бани или кто-то из его семьи. Те, наткнувшись на запертую дверь, просто окликнули бы того, кто внутри. Но это подкрадывание, это жуткое молчание, лицо во мгле… Есть чего по-настоящему испугаться. Но как бы ни было страшно, ничего мистического здесь пока ещё нет. Вернёмся к рассказу Керсновской.
«Я скользнула на пол, закинула рюкзак за плечи, сгребла юбку и шапку, завернула их в одеяло и, подобравшись к двери, оглянулась. Лицо все ещё застилало оконце. Неслышно откинув крючок, я выскользнула наружу и рванула во все лопатки. Несколько прыжков, и знакомый шум реки достиг моих ушей. Кровь застыла в моих жилах: нога была занесена над пустотой. Передо мной зиял глубокий обрыв, река бесновалась внизу. Я отпрянула и обернулась. Было уже не так темно, занимался мутный рассвет. Никаких признаков села! Ни домов, ни силуэтов копен, ни бани, ни огорода, ни канавы с колючим кустарником, ни плетня. Волосы зашевелились у меня на голове. Что за наваждение!».

Знаете ли вы что…

В 1990-х годах известный астрофизик Стивен Хокинг предложил обоснование реальности 11 измерений мира. Эту идею развивает концепция бесконечного числа измерений (так называемое Гильбертово пространство).

Евфросиния Антоновна пытается разрешить для себя эту загадку, не прибегая к рассуждениям о «мгновенных нуль-переходах через пятое измерение», столь привычных для читателей современной фантастики. «Легче всего материалистически объяснить это так, — пишет она. — Я брела по размокшему полю, мечтала об отдыхе, о тепле и… уснула. Канава, огород с баней, село и все, что последовало за этим, мне приснилось, и только знакомый грозный звук, рёв реки, разбудил меня в последний миг. Но тогда… Отчего я была без шапки? Отчего юбка, которую я, пройдя Малаву, сняла и спрятала в рюкзак, отчего эта юбка вместе с шапкой были наскоро замотаны в одеяло? И кроме того, у меня было ощущение, что я вышла из тепла! Можно объяснить и иначе. Все это было, я действительно легла в тёплой бане и лишь перед рассветом увидела страшный сон. Выскочила как угорелая, схватив и скомкав юбку, шапку и одеяло, мчалась очертя голову, пока не очнулась на краю гибели? Но я не могла отбежать так далеко, чтобы деревня скрылась из глаз!».
Керсновская так и не сумела прийти к определённому выводу. «Прошло около четверти века, — заключает она, — а загадка не разгадана».

Чёрный пёс

Следующая история ближе к нашим временам, ей всего 34 года. Случилась она с инженером из Самары (тогда он был ещё студентом, а Самара носила название Куйбышев) Игорем Валентиновичем Лещатовым. По какой-то причине он добирался на дачу ночью, часа в два. Последний отрезок пути шёл пешком по дороге, петляющей в лесу и только кое-где освещённой фонарями у ворот спящих дач. Когда осталось пройти едва треть, внезапно появился огромный чёрный пёс. Он стоял безмолвный, недвижимый, словно вырубленный из скалы. Может быть, если бы он зарычал, залаял, словом, хоть как-то проявил своё отношение к присутствию Игоря, тот попытался бы «договориться» с псом. Обычно ему удавалось ладить с собаками. Но от этого безмолвия и неподвижности веяло таким ужасом, что Игорь остановился как вкопанный и не мог ни заговорить, ни подойти. Возможно, это была не собака… Во всяком случае, не просто собака.
Обойти пса было негде. Справа длинный забор, слева непроходимые заросли. И все же Игорь забрался в эти заросли, надеясь продраться сквозь них… И надо же, ему повезло. За кустарником Игорь сразу выбрался на другую дорогу, извилистую, ведущую вниз к реке. Спустился по ней, прошёл мимо громадного, ярко освещённого кубического строения за глухим забором, двинулся дальше и вскоре в темноте вышел на берег. Оттуда уже не составляло труда дойти до его дачи. Утром Игорь отправился к месту, где встретил пса. Ему не давала покоя эта вторая дорога за кустарниками. Ведь он знал, что раньше её там не было!
Место встречи с собакой Игорь помнил отлично и нашёл его легко по многим ориентирам. Нашёл и место, где продирался сквозь заросли. Свежесломанные ветки и примятые кусты не дали бы ошибиться. Но повторить ночной путь ему не удалось. Не удалось даже сколько-нибудь углубиться в заросли, они густели, как им и полагалось. Никакой дороги за ними не было. Игорь было подумал, что все же ошибся и ночью пробирался не здесь. Вернулся на дачу и со стороны реки попробовал выйти в нужное место снова. Эта попытка подтвердила то, что он знал и так: никакой новой дороги нет, только две старые, обе хорошо известные и обе слишком далеко от места встречи с собакой, вдобавок, конечно, без всяких зарослей. Не было нигде близ этих дорог и большого дома за высоким забором. Но он хорошо помнил, что та, другая дорога была! Он прошёл по ней ночью.

Молчание книги судеб

Вообще-то, историям о тонких границах между мирами несть числа. Эти две отличаются от прочих лишь тем, что нет никаких оснований не доверять «трезвому уму и твёрдой памяти» их участников. Эти люди были там и вернулись. А те, кто пропал бесследно? Подобные события, к несчастью, не так уж редки в российских, да и не только в российских городах. Не проходит дня, чтобы в полицейских сводках не сообщалось о пропавших без вести. За год в каждом крупном городе исчезают до нескольких тысяч человек. Причины, конечно, различны. Здесь и криминал, и потерявшие память старики, и подавшиеся в бега от большого ума юнцы и девицы, да мало ли… Некоторых находят — живыми или мёртвыми. Но участь других так и останется загадкой навсегда. Книга их судеб никогда не будет прочитана. И, может быть, к лучшему. Потому что здесь вспоминается уже не Стивен Кинг, а Гилберт Честертон. «Кто в эту книгу заглянуть дерзнёт, того крылатый ужас унесёт»…

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Непознанное Параллельные вселенные Дороги в никуда