Багира

Вторник, 11 21st

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Сандро Боттичелли увековечил её в целом ряде картин, сделав олицетворением красоты. В строгом Средневековье ей, замужней женщине, разрешали находиться в церкви с непокрытой головой и даже закрывали глаза на её любовную связь. Кому-то может показаться, что судьба Симонетты Веспуччи схожа со сказочной историей, где гадкий утёнок превратился в лебедя. А как было на самом деле?

Навеки символ красоты

Журнал: Тайны 20-го века №27, июль 2017 года
Рубрика: Парадоксы искусства
Автор: Олег Галле

Обручение в колыбели

Фото: Симонетта ВеспуччиТуристы, приезжающие во Флоренцию, стремятся обязательно посетить церковь Всех Святых (Оньиссанти) — старинный храм семьи Веспуччи. Главная его достопримечательность — фреска с единственным сохранившимся прижизненным изображением Симонетты Веспуччи. Той самой, которую Сандро Боттичелли сделал эталоном женской красоты, изобразив на своих знаменитых полотнах: «Рождение Венеры», «Весна», «Венера и Марс»…
Увы, увиденное лишь отчасти напоминает ту молодую женщину, которой любуются во флорентийской галерее Уффици и на многочисленных репродукциях. Изображённую в Оньиссанти даму даже симпатичной не назовёшь. Откуда такое «разночтение»? Выходит, кто-то из двух художников слукавил?
В родной Генуе Симонетта Каттанео отнюдь не слыла красавицей. Во всяком случае крупный нос, маленькая грудь и пухлый живот не добавляли ей привлекательности. Дурнушкой не назовёшь, но кавалеры на неё не засматривались.
Родителей девушки успокаивало то, что жених для Симонетты был выбран сразу же после рождения дочери: в 1453 году её обручили с Марком Веспуччи из Флоренции. С этой семьёй богатого купца Каттанео связывали тесные деловые связи, и брак с сыном надёжного партнёра помог бы их ещё больше укрепить. Неважно, что прибывшему в Геную жениху увиденная впервые невеста не глянулась. Воспитанный на почитании старших, Марко не посмел перечить воле отца. Венчание прошло в церкви Сан-Торпете в апреле 1469 года, а затем молодые отправились во Флоренцию — жить шестнадцатилетней Симонетте предстояло с роднёй мужа.

Подарок от Великолепного

Четырьмя месяцами ранее Флорентийскую республику после смерти отца возглавил Лоренцо Медичи Великолепный. Так его звали отнюдь не за красоту. Внешность двадцатилетнего молодого человека была явно неаристократической: невысок, кряжист, с грубыми чертами лица. В то же время он небезосновательно слыл покровителем науки и искусства, умел ценить все прекрасное.
Узнав, что Марко Веспуччи привёз молодую супругу, Лоренцо Медичи дал пир в честь молодожёнов. Тут был и свой политический расчёт: новоиспечённый правитель хотел заручиться поддержкой богатого и влиятельного рода.
Как известно, о вкусах не спорят. И всё-таки это удивительно: юная Симонетта, не блиставшая в Генуе, не просто произвела на Лоренцо благоприятное впечатление, а буквально потрясла его. Он сразу же отметил несхожесть внешности приезжей с флорентийскими девушками: длинные рыжие волосы выделяли её на общем фоне и придавали особый шарм. Покорила Лоренцо Медичи и милая манера общения: сама Симонетта как бы уходила на второй план, а собеседник невольно оказывался в центре внимания. С первого знакомства Лоренцо отметил начитанность девушки — сказалось монастырское воспитание. Не осталось незамеченным умение великолепно танцевать и со вкусом подобрать платье.
В итоге в конце бала Медичи назвал супругу Марко Веспуччи Несравненной, и, конечно, никто не стал ему перечить. Так во Флоренции появился живой эталон красоты, сравниться с которым нельзя было по определению, но к которому следовало стремиться. Кроме того, чуть позже молодой правитель согласовал с Церковью особое право: замужней Симонетте Веспуччи разрешили присутствовать на богослужениях с непокрытой головой — пусть даже в храмах прихожане любуются ею. Чем священнослужители объяснили такое исключение? Они объявили, что черты лица молодой женщины сотворены самим Богом, а потому их нельзя прятать от окружающих даже в храме.

Знамя для Принца Юности

Обычно официальное признание красоты сопровождается сплетнями обделенных вниманием завистниц. Возможно, другая и нажила бы врагов, но только не Симонетта. У неё напрочь отсутствовали гордыня и высокомерие, она всегда ровно общалась и со знатными дамами, и с простыми жителями Флоренции. Даже у завистниц не поворачивался язык сказать худое слово о Симонетте Веспуччи — её искренность и простота покоряли с первых минут.
Однако у флорентийцев был ещё один любимец — младший брат правителя Джулиано Медичи. Он не проявлял интереса к государственным делам, но отличался отзывчивостью, весёлым нравом, любовью к охоте и джостре — рыцарским турнирам, где часто становился победителем. Во Флорентийской республике его называли Принц Юности — Джулиано был живым воплощением молодости и жизнелюбия.

Знаете ли вы что…

В завещании Сандро Боттичелли указал, чтобы его похоронили в той самой церкви Оньиссанти, где покоится Симонетта Веспуччи. Что и было исполнено — великий мастер и его муза теперь навеки рядом.

Он, как и брат, знал толк в женской красоте. Конечно же, Джулиано не мог не обратить внимания на жену Марко Веспуччи. С Симонеттой они были ровесниками и с первых же дней знакомства прониклись симпатией друг к другу. Более того, вскоре стали любовниками.
Целых пять лет об их связи ходили лишь слухи, пока в январе 1475 года на очередной джостре во Флоренции Принц Юности не выступил под знаменем, на котором тогда ещё малоизвестный художник Сандро Боттичелли изобразил Симонетту Веспуччи в виде Афины Паллады. Не узнать её было нельзя! К тому же после победы Джулиано публично провозгласил Симонетту королевой джостры и дамой своего сердца.

Недуг на двоих

Логично предположить, что после такого откровения разгорелся скандал. Отнюдь! Молва давно решила, что Марко Веспуччи не пара такой женщине, как Симонетта. Но поскольку о разводе не могло быть и речи, то пусть Принц Юности будет её любовником. К слову, сам супруг относился к такой двойственной ситуации достаточно спокойно: дружба с власть имущими приносила дивиденды их банковскому дому. К тому же у супругов не было детей, что тоже не способствовало укреплению семейных уз.
Увы, судьба оказалась жестокой к Несравненной, её связь с Принцем Юности была недолгой: она заболела чахоткой (говоря современным языком, туберкулёзом — этот диагноз тогда звучал как приговор) и довольно быстро угасла. Это произошло 26 апреля 1476 года. Уже после смерти 23-летней женщины злые языки стали утверждать, что это Марко отравил жену, узнав о её беременности от Джулиано. Однако все признаки указывали именно на неизлечимую болезнь.
Кроме того, появилось ещё одно косвенное подтверждение тому: Принц Юности тоже вскоре тяжело заболел чахоткой, которой, скорее всего, и заразился от своей возлюбленной. Но не недуг стал причиной его смерти: Джулиано Медичи был убит заговорщиками ровно два года спустя после смерти Симонетты — 26 апреля 1478 года. Но после гибели он оставил наследника: через месяц — 26 мая — у его новой любовницы Фьоретты Гори-ни родился внебрачный сын. Позже он стал папой римским Климентом VII. Как же так? Незаконнорожденный не мог избираться на Святой престол. Проблема была решена заблаговременно: специальный указ папы римского Льва X объявил пастве о тайном венчании Джулиано и Фьоретты, что автоматически узаконило рождение их сына…

Навеки Несравненная

Однако вернёмся к началу нашего повествования. Почему изображение на фреске в Оньиссанти столь разительно отличается от работ Боттичелли? В первом случае неизвестный художник рисовал с натуры. Но ведь и Боттичелли был вхож в дом Марко Веспуччи и неоднократно общался с его женой? Несоответствие объясняется просто: двадцатипятилетний Сандро сам влюбился в Симонетту. Он прекрасно понимал, что надеяться на взаимность не стоит, но можно сделать прелестную женщину своей музой и предметом тайных грёз.
Хотя почти все картины Боттичелли писал уже после смерти Симонетты. Её кончина стала глубоким потрясением для художника. И хотя мысль увековечить любимую женщину возникла почти сразу после похорон, к работе он приступил не сразу. Лоренцо Медичи спустя некоторое время после гибели Джулиано лично попросил Боттичелли увековечить память брата и той, которую сам назвал Несравненной.
Картины рождались очень медленно. «Весну» Боттичелли закончил в 1482 году — шесть лет спустя после смерти Симонетты, годом позднее появились «Венера и Марс». На обеих нашлись образы для двух ушедших из жизни влюблённых. Симонетту в «Рождении Венеры» художник закончил в 1486-м. Он писал по памяти, и образ любимой постепенно приобретал все новые краски — создавался идеал, в котором не нашлось места каким-то заметным при жизни внешним изъянам. Это было обоюдное желание: как самого художника, так и его заказчика. Лоренцо Медичи хотел, чтобы и после смерти Симонетта оставалась Несравненной.
Картины долгое время оставались на его вилле Кастелло, а в галерею Уффици попали лишь в начале XIX века, да и то в запасники. На всеобщее обозрение «Весна» и «Рождение Венеры» были выставлены лишь спустя четыре с лишним века после написания — в 1919 году. Такова судьба шедевров, к которым сегодня в Уффици не подступиться — возле них всегда многолюдно.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Искусство Живопись Навеки символ красоты