Багира

Воскресенье, 12 17th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Русскую православную церковь не смогло расколоть 300-летнее татаро-монгольское иго. Не смогли подчинить своему престолу, как ни пытались, римские папы. Русскую церковь привели к расколу во второй половине XVII столетия свои же, русские люди — царь Алексей Михайлович по прозвищу Тишайший и патриарх Никон. Огнём и мечом они внедряли церковную реформу.

Старообрядцы: хождение по мукам

Журнал: Мир криминала №17, сентябрь 2017 года
Рубрика: Лики смерти
Автор: Ирина Смирнова

Фото: сожжение старообрядцевСотни тысяч верующих русских людей казнили только за то, что они не захотели складывать пальцы при крещении «щепоткой». За это им вырывали языки и отрубали руки, чтобы они не поднимали в молитве своего двоеперстия, четвертовали, сжигали — как протопопа Аввакума. Но вера для них оказалась дороже жизни.

«Только и уходу, что в огонь да в воду…».

Положение приверженцев старой веры в XVII столетии во многом было похоже на положение христиан в Римской империи в первые века христианства. Тогда христиане, страдая от гонений со стороны языческих властей, вынуждены были скрываться в катакомбах и пещерах. Так и русским людям, не принявшим церковных реформ, пришлось бежать в пустыни, леса, горы, другие страны, скрываясь от преследования со стороны государственных и духовных властей.
Но власти нигде не давали старообрядцам жить спокойно, добиваясь от них отречения от старой веры. В ход шли самые жестокие пытки: людей медленно жгли на огне, выматывали жилы, четвертовали, подвешивали за ребра к потолку или на особой перекладине и оставляли так висеть долгое время — до отречения или смерти. Подвешивали на вывернутые назад руки, колесовали, зарывали в землю по шею живыми. Кто-то, не выдержав пыток, отрекался от своей веры — правда, неискренно.
Но немало было тех, кто предпочитал сжечь себя вместо принятия новых обрядов. «Нет нам нигде места, — говорили они, — только и уходу, что в огонь да в воду». Они заранее делали срубы для самосожжения, готовили отдельные избы или часовни, просмоленные и обложенные соломой. Когда узнавали, что едут по их душу, запирались в здании и при появлении гонителей заявляли: «Оставьте нас, или мы сгорим». Иногда гонители уезжали, и тогда народ избавлялся от самосожжения. Но в большинстве случаев преследуемые жгли сами себя — люди сгорали сотнями и тысячами.
Даже дети староверов бестрепетно шли в пламя. Однажды привели к просмоленному срубу на казнь 14 человек, среди которых была и девятилетняя девочка. Всем стало жаль её, и архиерейские приставы, распоряжавшиеся казнью, велели задержать ребёнка. Сруб уже пылал, но ребёнок всё рвался к своим. Тогда ей сказали, как будто желая напугать и остановить: «Ну так ступай в огонь, только смотри, глаза не закрывай». И девочка, перекрестившись три раза, бросилась в огонь…

Расправа над Аввакумом

Большой Московский собор 1666-1667 годов поддержал церковную реформу и предал проклятию всех её противников, которых стали называть оскорбительным словом «раскольники». После собора последовали новые ссылки и казни. Знаменитые защитники древнерусского благочестия протопоп Аввакум, священник Лазарь, диакон Благовещенского собора в Москве Фёдор, инок Епифаний были сосланы в Пустозерск Архангельской губернии и заточены в земляную тюрьму. Всем, за исключением Аввакума, отрезали языки и отсекли правые руки, чтобы они не могли ни говорить, ни креститься двумя перстами.
Год шёл за годом, а в положении пустозерских узников не происходило никаких перемен. По-прежнему они были заключены в четырёх стенах своей тюрьмы, и по-прежнему их держали на хлебе и воде. Однако никакие пытки и истязания, уговоры царя, обещания всех благ земных за отказ от своих убеждений не могли заставить Аввакума и его соратников прекратить борьбу против реформы Никона. Здесь же протопоп начал писать своё знаменитое «Житиё». С его страниц во весь свой гигантский рост встал образ незаурядного русского человека, стойкого, мужественного и бескомпромиссного. Обличая представителей церковной и светской власти, Аввакум не щадил и самого царя. В своих посланиях он называет Тишайшего «бедным и худым царишкой», который во всём поддерживает «еретиков». Он считал, что царская власть предала Россию, затеяв церковную реформу, и безбоязненно заявлял об этом.
В 1676 году царь Алексей умер, на престол вступил его сын Фёдор. Спустя несколько лет Аввакум решается отправить царю Фёдору послание. И опять он хулит его отца, пишет, что ему было видение — Алексей Михайлович горит в геенне огненной. Этого царь Фёдор уже не мог снести. «За великия на царский дом хулы» приказано было сжечь и Аваакума, и всех, кто пребывал с ним долгих 14 лет.
14 апреля 1682 года эта казнь свершилась. Но если рубахи Лазаря, Епифания и Фёдора пропитали смолой и они очень быстро сгорели, то Аввакуму эту последнюю милость не оказали, и он испытывал жесточайшие муки.
Однако протопоп Аввакум успел обратиться к народу с прощальным словом. Подняв высоко сложенную в двоеперстие руку, он завещал: «Будете этим крестом молиться — вовек не погибнете».

Вечно гонимые…

За шесть лет до сожжения пустозерских узников лютой смерти были преданы сотни преподобных отцов и исповедников Соловецкой обители. Вместе с другими монастырями и скитами Русской православной церкви обитель отказалась принять новые никоновские книги. Они смело заявляли царю: «Лучше нам временною смертию умереть, нежели вечно погибнуть. И если нас предадут огню и мукам или на части разсекут, мы и тогда не изменим апостольскому преданию вовеки».
В ответ царь послал в Соловецкий монастырь войска. Они осаждали обитель в течение семи лет — с 1668 по 1675 год. Когда же всё-таки ворвались туда, то устроили страшную бойню. Были замучены до 400 иноков: одних повесили, других порубили на плахах, третьих утопили в прорубях. Но никто из них не просил ни милости, ни пощады. Тела убитых лежали неубранными и неразложившимйся целых полгода, пока не пришёл царский приказ предать их земле. Разгромленную обитель заселили потом присланными из Москвы монахами, принявшими новую веру…
В 1685 году царевна Софья издала указ, справедливо получивший название «драконовский». В нём говорилось, что тех, кто распространяет старую веру, по-прежнему будут пытать и ссылать. Приказано было бить кнутом и батогами даже тех, кто чем-то поможет гонимым христианам. Имущество староверов — дворы, поместья, вотчины, лавки и всякие промыслы и заводы — велелось отбирать и отписывать на «великих государей». От этих жутких гонений, разорений и смерти могли спасти древлеправославных христиан лишь полное отречение от старой веры и рабская покорность приказам властей.
По всей России пылали костры, сотнями и тысячами сжигались невинные люди. Духовенство и правительство истребляли своих же родных братьев за их верность заветам и преданиям Святой Руси и Христовой церкви. Временами репрессии то ослабевали, то снова усиливались, но никогда не прекращались.
Царь Пётр I провозгласил веротерпимость в государстве, ею широко пользовались в России разные вероисповедания: римско-католическое, протестантское, магометанское, иудейское. И только одни старообрядцы не имели свободы в родном отечестве. В царствование Петра их не сжигали массово, но отдельные случаи сожжений и других смертных казней всё-таки были. Царь дозволил старообрядцам открыто жить в городах и селениях, обложив их двойным окладом. Также с каждого мужчины взимали 50 рублей в год за ношение бороды. Со старообрядцев взыскивали пошлину и в пользу духовенства новообрядческой церкви. При этом они не могли занимать государственные или общественные должности.
Старообрядцы, записавшиеся в двойной оклад, числились записными. Но большинство жили тайно, скрываясь от властей. Их постоянно разыскивали и ссылали на каторгу. Чтобы иметь больше поводов преследовать старообрядцев, Пётр приказал выдумывать ложные дела на них.
При Екатерине II старообрядцам жилось чуть легче, как и при Александре I — но только в первую половину его царствования. Лишь при Николае II, с конца 1905 года, старообрядцы получили возможность открыто устраивать в родном отечестве свою церковную жизнь: строить храмы, монастыри, совершать крёстные ходы, иметь колокольный звон, устраивать общины, открывать училища. Но и при этом царе старообрядцы не получили полной религиозной свободы.
Во времена сталинских репрессий на старообрядцев охотились, причисляя к кулакам. Снова власти разоряли скиты, сжигали старинные книги, иконы, а людей арестовывали и ссылали в суровые края. Убегать становилось всё сложнее, и тогда вновь начались самосожжения — лишь бы не жить среди безбожников, не вступать в колхозы, не платить непосильных налогов.
Современные старообрядцы говорят, что гонения на них никогда не закончатся и что самые страшное, может быть, ещё впереди…

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Религия Православие Старообрядцы: хождение по мукам