Багира

Понедельник, 09 25th

Последнее обновлениеПн, 25 Сен 2017 1pm

Стоит нам только заговорить о старинном волжском городе Углич, как тут же всплывает из памяти предание о таинственной гибели царевича Димитрия. До сих пор историки спорят, что именно произошло на исходе XVI столетия: был ли младший сын Ивана Грозного убит по приказу Бориса Годунова или всё же 8-летний мальчишка умер, поранившись ножом во время припадка эпилепсии. Как бы там ни было, именно маленький царевич считается покровителем Углича. Однако мало кто знает, что в этом же городе, спустя столетие после гибели Димитрия произошла ещё одна трагическая история, связанная уже с другим ребёнком…

Невинные жертвы Углича

Журнал: Ступени Оракула №9, сентябрь 2017 года
Рубрика: Детектив
Автор: Елена Абрамова

Всеобщий любимец?

Фото: Иван ЧеполосовЖил в Угличе близ Воскресенского монастыря богатый купец Никифор Григорьевич Чеполосов. Дело своё он вёл с умом, состояние его множились, и во всём ему сопутствовала удача. Но не столько успех в делах радовал сердце Чеполосова, сколько семейное счастье: судьба наградила его чудесным сынишкой — Ваней. Чеполосов души не чаял в своём отпрыске. И его можно было понять: мальчик рос добрым, сообразительным и считался всеобщим любимцем.
Впрочем, всеобщим ли?… Увы, не всегда удаётся вовремя распознать, верно истолковать чей-то угрюмый неприязненный взгляд, словно бы невзначай остановившийся на ком-то, порой даже на ребёнке.
11 июня 1663 года никто не ждал беды. 6-летний Иван по обыкновению отправился к своему учителю — «некоему христианину Василию в Иерусалимскую слободу».
Встревожились после, когда в обычное время мальчик не вернулся домой. Поначалу все тешили себя надеждой: мало ли, заигрался ребёнок где-нибудь по дороге. Однако время шло, а тот все не возвращался. Успокаивать себя иллюзиями было уже нельзя, все чеполосовские домочадцы поняли: случилась беда.

Страшная находка

Купец поднял людей, и все сбились с ног, разыскивая ребёнка. На протяжении нескольких недель Ваню искали и в городе, и в Волге, и в лесу… Но он как будто растворился в воздухе. И только 2 июля, на 22-й день после исчезновения, пастухи обнаружили труп ребёнка, зарытый в «мховязком болоте». И хотя тлен ещё не тронул его, это была воистину ужасная находка: в голове мальчика торчал нож, а всё тело его было исколото — пастухи насчитали 24 ножевых ранения.
На негнущихся ногах они отправились к Чеполосову. Как сообщить отцу о смерти сына, да ещё такой страшной?
Никифор Григорьевич даже плакать не мог от горя: казалось, душа его умерла вместе с сыном. Весь Углич содрогнулся от ужаса. Никому не давал покоя вопрос: кому помешал 6-летний ребёнок, перед кем смог он так чудовищно провиниться? Ответов не было, как не было и никаких свидетельств, никаких улик. Казалось, злодей, поднявший руку на мальчика, так и останется неразоблаченным, затеряется среди других, обычных людей… Но порой некие непостижимые, неведомые силы помогают правосудию свершиться.

Обвинение с того света

…Тело ребёнка лежало в маленьком гробу. На родителей Вани Чеполосова никто не решался поднять глаз — смотреть на них было невыносимо. Все, кто в тот день пришёл проститься с маленьким страдальцем, рыдали в голос. Люди с содроганием смотрели на тело, а особенно на нож, по-прежнему торчавший из уха мальчика: вытащить его не удалось, несмотря на все старания. Заплаканные родственники, друзья и знакомые один за другим подходили, чтобы проститься с Ваней. Настал черёд приказчика Чеполосова — Фёдора Рудака. Как и все, он тревожился из-за долгого отсутствия Вани, вместе со всеми участвовал в его поисках. И теперь, как и остальные, с влажными от слёз глазами приблизился к телу усопшего.
В этот миг послышалось звяканье металла. Среди тишины, нарушаемой лишь всхлипываниями и вздохами, оно прозвучало подобно удару колокола. Люди в потрясении смотрели то на нож, выпавший из уха Вани, то на искажённое ужасом лицо Рудака. Убийца, буквально с того света обличённый своей жертвой, оцепенел, не в силах более скрывать вину.

Отрекись от отца и матери!

Оказалось, приказчик похитил мальчика и больше двух недель держал его у себя дома в сундуке. Если верить житию местночтимого угличского святого Иоанна-младенца, откуда мы, собственно, и знаем подробности трагедии, разыгравшейся в июне 1663 года, то Рудак истязал Ваню, «едино сие вопрошаше: «Отрекися отца и матери, и мене нарцы отцем твоим, отпущу тя».
Но ребёнок неизменно отвечал: «По родителях моих печаль мою имею и тебе отцем моим наречи никогда не смею».
Во всё время заточения в сундуке приказчик морил Ваню голодом и избивал его, а потому в последние дни ребёнок уже не мог говорить от слабости, а только «осенял себя крёстным знамением». В итоге нервы у Рудака сдали, он схватил нож и «двадесятью четырьмя ранами убиение нанесе, двадесять же пятою блаженного страдальца сквозь честную главу во ушеса пронзе».
Внятно объяснить причины, толкнувшие его на преступление, Фёдор Рудак так и не смог. О них остаётся только догадываться. Возможно, приказчик был душевнобольным, и сегодня его бы признали невменяемым. А может, Ваня стал заложником жгучей зависти приказчика к хозяину: вон, мол, какой везучий, во всём ему счастье, ну так на тебе, пусть не останется у тебя того, что всего дороже. Не исключено, что неприязнь была направлена и на самого ребёнка: подумаешь, хозяйский сын, чем он заслужил все эти блага, чужим трудом заработанные? Люди и сами себе не всегда решаются признаться в истинной причине собственных поступков…

Вещий сон

Рудака схватили. Странно, что тут же, у гроба, не растерзали: ведь именно так поступила толпа с предполагаемыми убийцами царевича Димитрия. Но приказчика заперли в тюрьме и приготовились отдать под суд. Никто не сомневался, что его обязательно казнят.
Но вмешался… Ваня Чеполосов: явившись во сне сначала матери, а потом одновременно обоим родителям, мальчик упросил о помиловании убийцы. И Рудака — это в XVII веке, при тех-то законах! — отпустили…
Правда, прожил он не долго. Как сообщает житиё, бывший приказчик «живым был изъеден червями». Что за неведомая болезнь поразила его? Увы, непонятно, все вопросы к автору жития — что именно он имел в виду? Не исключено, что речь всего лишь о душевных терзаниях, сведших убийцу в могилу…

Два мальчика — две церкви

Купец Никифор Григорьевич Чеполосов очень горевал о сыне. В память о нём он возвёл на свои личные средства церковь Рождества Иоанна Предтечи — прямо напротив Воскресенского монастыря. Этой дивной красавицей, что на Волге, мы можем полюбоваться и сейчас. Её художественная ценность оказалась столь высока, что даже в сталинские времена, во время сооружения Угличской ГЭС, её решили сохранить. Хотя для этого и пришлось переработать уже готовый проект и выстроить электростанцию выше по течению Волги. Правда, сам храм у церкви всё же отобрали и отдали под музей.
В 1960-е годы церковь, изрядно обветшавшую, взялись реставрировать. И в ходе работ обнаружили в северном приделе мощи Вани Чеполосова, замурованные в стену. Судмедэксперты установили, что мальчик действительно был убит ударом в голову острым предметом…

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Религия Православие Невинные жертвы Углича