Багира

Среда, 07 26th

Последнее обновлениеСр, 26 Июль 2017 4pm

Итак, продолжаем рассказ о князе Владимире Красное Солнышко (980-1015 гг.), начатый в выпуске №12. Краткое содержание предыдущих серий…

Я приду плюнуть на ваши могилы

Журнал: Запретная история №14 (31), 2017 год
Рубрика: Неизвестная история России
Автор: Дмитрий Инзов

Её злодейски изнасиловал сам «отец-основатель» российского государства! Теперь она хочет отомстить!

Неблагополучная семья славяно-скандинавов

Фото: Владимир Красное СолнышкоРусь, X век. Семью будущего князя Владимира нельзя назвать благополучной. Его дедушка — жадный князь Игорь — разорван на части восставшими древлянами. В ответ бабушка-садистка княгиня Ольга (жена Игоря) проводит массовые убийства бунтовщиков: сожжение, закапывание заживо, расчленёнку. Их сын князь Святослав вырастает таким же «отморозком», как и его родители. Любимое развлечение князя — резня на поле боя. Святослав устраивает лютые «замесы» с хазарами, болгарами, византийцами, но в конце концов гибнет в засаде поганых кочевников-печенегов.
После Святослава остаются три сына. Законные Ярополк и Олег. И незаконный сын (бастард) — Владимир. Мать Владимира была секс-рабыней Святослава — наложницей, захваченной в походе на город Любеч. Происхождение от рабыни делает шансы Владимира на занятие княжеского трона весьма сомнительными. Но жизнь, как всегда, преподносит свои сюрпризы… После гибели Святослава между тремя его сыновьями, естественно, начинается борьба за власть…

Север выжидает…

Точнее — начинается она между старшенькими Ярополком и Олегом. Владимиру на момент смерти отца было 12 лет (датой рождения Владимира в науке считается примерно 960 год), поэтому он в силу возраста не мог участвовать в княжеских разборках. Он формально правил в Новгороде, куда его отправил незабвенный папаша перед отбытием в свой последний воинский поход (конечно же, фактически в Новгороде правили взрослые советники Владимира, а не сам 12-летний пацан). В общем, Владимир сидел у себя на севере и наблюдал, как его старшие братья грызут друг другу глотки.
Борьба старших братьев закончилась победой Ярополка. В 977 году он разбил брата Олега. Сам Олег, спасаясь с поля битвы, (как гласит летопись) свалился в ров и был раздавлен упавшими на него лошадьми.

Шведские «беспределыцики» решают вопросы

Главным советником Владимира был Добрыня — его родной дядя, брат матери (секс-рабыни Малуши). Сама игривая маменька Вольдемара на тот момент, видимо, уже отошла в мир иной. По крайней мере, её имя в летописях больше не упоминается.
И вот Добрыня понимает — пора сваливать! Расправившись с Олегом, Ярополк примется теперь и за меньшого братца — Владимира. Благо тот уже вошёл в солидный возраст (17 лет) и может уже предъявлять права на престол. И — ясно дело — Ярополк будет стремиться всеми правдами и неправдами своего братца-конкурента уконтрапупить.
Поэтому Добрыня с Владимиром собирают манатки и тикают из Новгорода в Швецию — к варягам (викингам). А викинги… О, это были такие ребята! За деньги они были готовы зарезать кого угодно.
Вот им Владимир и пообещал: поможете мне, грит, захватить папенькин трон — золотом осыплю по самое, что называется, не балуйся. А викинги и рады стараться. Окей, говорят, сделаем! Только заруби: вздумаешь нас прокинуть с деньгами — из-под земли достанем!
— Не извольте сумлеваться, — успокоил их Владимир. — Деньги, господа варяги, имеются. Только они в Киеве — у братца моего. Вот прижучим его, лавэ отожмём — и я с вами тотчас же рассчитаюсь. Что я, совсем сумасшедший — с такими классными парнями, как вы, ссориться?
И вот с войском викингов Владимир возвращается в родной Новгород. И тут происходит поистине лирическая, душещипательная история…

Мажорная фифа «крутит динамо»

Прежде чем идти на Ярополка, юный Владимир решил — для солидности — жениться. На дочке полоцкого князя Рогволда. (Полоцк — это город в нынешней Белоруссии.) Звали мамзель — Рогнеда. Конечно, дело было не в самой Рогнеде (что у Владимира — в Новгороде своих баб не было, что ли?!). Но Владимиру нужен был союз с таким авторитетным человеком, каким был полоцкий князь Рогволд. Ну а что может быть крепче союза, скрепленного, так сказать, родственными отношениями? Кроме того, люди говорят, что Рогнеда эта — очень и очень даже ничего. Сексапильная. Так чего же ещё желать? Справим свадебку и — вперёд на Киев! Вот Владимир и заслал сватов. Так, мол, и так, Рогнеда Рогвол-довна, не хотите ли со мной переспать? Нет, вы не подумайте — я не шебутной какой! Я ж с серьёзными намерениями. Я и жениться могу! Но эта Рогнеда оказалась мажорной фифой. На предложение Владимира она лишь глумливо посмеялась. Ишь ты — какой прыткий! Ещё молоко на губах не обсохло — а уже туда же! В постельку ко мне захотел. Ну что вы за народ такой, мужики? Только одного вам всегда и надо!

Плохая родословная подвела парня

— А чтоб ты знал, парниша, — продолжает гламурная киса, — у нас, в Полоцке, такие мальчики есть — спортсмены, накачанные, при деньгах. Собственный бизнес ведут. Ну и как ты думаешь — нужен мне при таких делах какой-то сопливый недомерок? У меня ухажеры и получше найдутся.
— Кроме того, — не унимается ехидная стервоза, — родители-то кто у тебя? Положим, папу твоего мы хорошо знаем — уважаемый человек был. А вот маменьку… Нам тут по трубам передали, будто маман у тебя была девушкой «с пониженной социальной ответственностью». И говорят даже, будто секс-рабыней подрабатывала? И что — ты всерьёз думаешь, что я, княжна, могу выйти замуж за сына рабыни? Ты что, умом тронулся аль отвара из мухоморов со своими отмороженными дружками-викингами нахлебался? Иди проспись, пацанчик. Не видать тебе моего упругого тельца, как своих ушей! Адьё, неудачник!

Из княжны — в секс-рабыни!

Получив ответ Рогнеды, Владимир опечалился. А потом рассердился. Что она о себе возомнила, эта шлюха полоцкая?! Типа — я недостаточно хорош для неё? Ну-ну. Это мы ещё поглядим — кто над кем посмеётся.
И Владимир со своим верным дядей и советником Добрыней берут, значит, отряд викингов в охапку и идут на Полоцк.
Происходит битва. Полоцкие ребята проиграли — не фартануло. Впрочем, не будем их осуждать. Против викингов устоять было действительно трудно — это были реальные боевые отморозки.
Итак, Полоцк взят. Полоцкий князь Рогволд и всё его семейство (включая гламурную фифу Рогнеду) взяты в плен живьём. Пришёл час расплаты. Заносчивую «сучку» — Рогнеду — юный Владимир унижает максимально возможным способом. Он ритуально насилует девушку на глазах её отца, братьев, всех прочих пленных полоцких воинов, а также — всей своей дружины.
После чего папу и братьев Рогнеды «пускают в расход». А саму изнасилованную девушку Владимир забирает с собой в Новгород, где она становится его второй женой (у Владимира уже была одна жена — шведка Олава, — с которой он окрутился тогда, когда вёл в Швеции переговоры с викингами).
Излишне говорить, что Рогнеда женой считалась лишь формально. Фактически же она стала той самой секс-рабыней, какой была и мама Владимира. И над которой эта самая Рогнеда довольно опрометчиво потешалась.
В чём разница между женой и секс-рабыней? В том, что жену — хоть как-то уважают. Рабыню же «берут», когда хотят, — без всяких церемоний. При попытке сопротивления — бьют в торец.

Неизвестный подвиг Добрыни Никитича

Тут в своё время, когда я уже затрагивал историю Владимира и Рогнеды, некоторые читатели пытались меня поправить. Говорили, будто Владимир был ещё тогда ребёнком — и не мог никого насиловать. И что насилие над Рогнедой учинил его дядька и ближайший советник — Добрыня (тот самый Добрыня, который войдёт в русские былины под именем Добрыни Никитича — дружка Ильи Муромца и Алёши Поповича).
Не могу согласиться с моими критиками. Историческая наука вполне резонно относит историю с публичным изнасилованием Рогнеды к 978 году.
Владимиру было тогда 17-18 лет (у него уже, кстати, и бейбик был — младенец Вышеслав, — родившийся в 977 или начале 978 года у упомянутой шведки Олавы). Так что хорош ребятёночек — 18-летний женатый жлоб! Да такой молодой бычок мог без проблем изнасиловать не одну, а десять Рогнед!
Но вместе с тем отчасти мои критики правы. Несомненно, ритуальную форму изнасилования (прилюдную) Владимир выбрал по совету Добрыни. Мудрый наставник хотел показать полочанам (жителям Полоцкой земли), что бывает с теми, кто становится поперёк Владимира и его «бригады».
На этом пока остановимся. А что было дальше — вы узнаете в следующем номере!

БДСМ в Древней Руси

В летописи отказ Рогнеды выйти замуж за Владимира сформулирован кратко. «Не хочу разути робочича» — якобы так ответила нахальная полоцкая профурсетка (то есть: «Не хочу разувать сына рабыни!»).
Тут необходимо перевести на понятный язык. Дело в том, что в старину на Руси культивировали лёгкие БДСМ-практики. Одной из форм такого сексуального сабмиссива (подчинения) женщины был обряд ритуального разувания супруга. То есть это была такая обязательная деталь брачной церемонии.
Невеста вставала на колени и снимала с жениха сапоги. Таким образом она демонстрировала, что признает этого мужчину, так сказать, «доминантам», а себя — евоной «сабочкой» (подчёркиваю: не «собачкой», а «сАбочкой» — ударение на «А», на сленге русскоязычных БДСМ-извращенцев это такая производная от английского слова «submissive» — «покорная»).
Вот Рогнеда и возмущалась!
Нет, говорила она, я согласна принять статус «сабмиссива» и признать мужчину «доминантам». Но и мужчина должен уж быть в таком случае подходящий! В уровень, так сказать. Не какой-то «робочич» (сын рабыни)…

Зачатый «в грехе» сын-малолетка спасает маму от мочилова

10 лет проживёт Рогнеда в статусе секс-рабыни — регулярно насилуемая и унижаемая. При этом она родит князю Владимиру 4 сыновей (их имена: Изяслав, Ярослав Мудрый, Всеволод, Мстислав) и 3 дочерей (Предслава, Премислава, Мстислава). В 987 году «такая житя» ей надоела и она решила зарезать мужа-насильника. Она уже занесла нож над спящим Владимиром, но в этот момент он проснулся и скрутил негодницу.
— Ну всё, падла, — конец тебе! — зарычал Владимир. — Молись своим богам — щяс я тебя резать буду! — и достал свой меч.
И отправиться бы Рогнеде на тот свет, но её спас сын — 9-летний Изяслав. Этот мальчик был её первенцем. И вместе с тем он был «плодом греха» (именно его зачала Рогнеда от Владимира в момент изнасилования).
9-летний мальчик отважно встал на защиту матери. Он вытащил свой детский меч (тогда обращению с «холодняком» учили сызмальства) и заслонил мать своим хрупким детским тельцем. Свирепый Владимир был не чужд сентиментальности. Картина маленького ребёнка, такого трогательного и такого беззащитного со своим игрушечным мечом, растрогала сурового князя (а может, князь в этот момент и своё «детство босоногое» вспомнил)
В общем, князь сжалился над наложницей — и отпустил её вместе с сыном в родную полоцкую землю. Где они и умерли своей смертью.