Багира

Воскресенье, 12 17th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Одним из самых известных сражений в российской истории безусловно является произошедшая 775 лет назад битва на Чудском озере, которая, вероятно, и самая загадочная. Сведения о численности войск и количестве потерь различаются в разы, место столкновения установлено только гипотетически, да и насчёт того, что Ледовое побоище происходило именно на льду, есть большие сомнения.

Укрощение тевтонской свиньи

Журнал: Военная история №6, июнь 2017 года
Рубрика: Главное сражение
Автор: Дмитрий Митюрин

На льду Чудского озера Александр Невский остановил крестовый поход на Русь

Фото: Ледовое побоище краткоПотерпев неудачу в воинах с сарацинами, укомплектованные преимущественно немцами рыцарские ордена тевтонцев и меченосцев решили попытать счастья на востоке Европы.
Чтобы придать респектабельности грабительскому предприятию, папа римский объявил его крестовым походом. Формально речь шла о несении христианства в земли, населённые языческими племенами пруссов и предками нынешних эстонцев (чудь), латышей (ливы) и литовцев. Заодно решили перевоспитать и «схизматиков» в лице православных псковичей и новгородцев.

С именем Божьим за добычей

Тевтонский орден начал завоевание пруссов, которые к концу XIII века были истреблены и ассимилированы, оставив своё имя лишь покорённому крестоносцами краю. Орден меченосцев завоевал земли нынешних Южной Эстонии и Латвии, но в сентябре 1236 года был разбит литовцами при Шавлях (Шауляе), после чего влился в состав более успешного Тевтонского ордена на правах филиала (Ливонского ландмейстерства). В Северной Эстонии закрепился датский король Вольдемар Великий, ведущий собственную игру, хотя формально и действовавший под знамёнами с крестом.
Поняв, что решить литовскую проблему с ходу не удастся, рыцари решились заняться новгородцами и псковичами. Русь в этот период подверглась татаро-монгольскому нашествию и признала власть Золотой Орды некого хана, что, к сожалению, не означало «надёжную крышу» от захватчиков с Запада. Более того, помимо тевтонов и датчан, приходилось отбиваться ещё и от надвигавшихся с севера шведов.
В июле 1240 года в месте впадения реки Ижоры в Неву князь новгородский Александр Ярославич разбил шведское войско. Активность датчан снизилась после кончины в марте 1241 года короля Вольдемара Великого и начала междоусобицы между его сыновьями. Зато активизировались ливонцы, получившие политический козырь в лице псковского князя Ярослава Владимировича. Будучи изгнанным из-за конфликта с отцом Александра Невского, великим князем Ярославом Всеволодовичем, он укрылся у крестоносцев, демонстрируя свою склонность к «латинской» католической вере. Вероятно, именно с помощью князя-перебежчика в 1241 году ливонцы захватили пограничную крепость Изборск, а затем разбили подошедшее псковское войско. Потеряв около 800 ратников, псковичи в результате не смогли отстоять родной город, ворота которого врагам открыли изменники во главе с бывшим посадником Твердило Ивановичем (сентябрь 1241-го). Никаких особых зверств в Пскове ливонцы не творили, но всё же оставили в нём небольшой гарнизон и двоих гражданских администраторов (фогтов) для сбора налогов.
Казалось бы, в такой нервной обстановке новгородцы должны были всячески ублажать своего бравого князя Александра Невского. Но они предпочли его изгнать, боясь, что он отберёт их вольности. Впрочем, изгнание оказалось недолгим.

Возвращение князя

Когда на подвластных Новгороду землях племени водь крестоносцы заложили деревянную крепость Копорье, альтернатива стала вполне очевидной — либо драться, либо сдаться. Для вразумления тугодумов отряд крестоносцев совершил набег и сжёг деревню, расположенную всего в 30 километрах от Новгорода. Пришлось слать гонцов, бить челом и звать Александра Невского обратно на княжение.
Тот, разумеется, вернулся. Последовал штурм Копорья, во время которого погиб ближайший соратник князя боярин Гаврила Олексич — родоначальник многих аристократических династий. Гарнизон крепости перебили, а поддержавших его местных эстонцев перевешали.
Таким образом, Александр перекрыл возможный маршрут вражеского вторжения, пролегавший к северу от Чудского озера. Следующим успехом 1241 года стало взятие Изборска и прикрытие южного фланга ливонского пограничья. Правда, в тылу ещё оставался занятый врагом Псков, но, с учётом настроений жителей и будучи отрезанным от возможных подкреплений из Ливонии, город сдался 5 марта 1242 года.
По новгородским источникам, в плен были взяты 20 орденских рыцарей.
На понятии «рыцарь» следует остановиться особо, поскольку оно является ключевым и для определения вражеских сил, и для установления потерь, понесённых врагом. Те, кто обвиняют русские летописи в преувеличениях, указывают, что во всём Ливонском ландмейстерстве было не больше сотни полноценных «рыцарей», владевших собственными замками. Однако российские летописцы подразумевали под этим понятием любых тяжеловооружённых конных воинов — как самого «рыцаря», так и входивших в его отряд («копьё») боевых слуг (не менее четырёх человек).
Именно из таких «копий», а также наёмников-пехотинцев (преимущественно арбалетчиков) и состояла армия Ливонского ландмейстера Ан-дреаса фон Вальвена, который весной 1242 года обнаружил, что Александр не намерен ограничиваться возвращением потерянного, но собирается предъявить счёт, вторгнувшись в орденские владения.
Власть над прибалтийскими землями ливонским рыцарям приходилось делить с епископами Рижским и Дорпатским (Тартуским), отношения с которыми были далеко не безоблачными. Но епископ Дорпатский Герман тоже пришёл на помощь с пехотным войском, состоявшим из подвластной чуди. Кроме того, среди крестоносцев имелось немало датских рыцарей, вероятно, примкнувших к ним в расчёте на славу и поживу.
Александр мог рассчитывать на собственную княжескую дружину, псковичей и новгородцев, а также подкрепление, присланное отцом из Владимира.
Для определения мощи русского войска главными, но, к сожалению, не зафиксированными в летописях показателями были количество конных дружинников (аналогичных рыцарям), лёгких кавалеристов, лучников (противостоящих арбалетчикам), хорошо вооружённых пехотинцев из состоятельных псковичей и новгородцев, а также более легко вооружённых пехотинцев-ополченцев.
В целом можно предположить, что рать князя Александра превосходила противника раза в полтора — главным образом по пехоте, но крестоносцы рассчитывали решить исход кампании силами рыцарской конницы.
Правда, в первом сражении оружие скрестила именно пехота, причём исход этой битвы оказался неудачным для русских…
Обогнув с юга Псковское озеро, войско Александра прошло по его западному ливонскому берегу, где один из отрядов угодил в засаду. В бою у некоего «моста» (возможно, эстонская деревня Маасте) русские потерпели поражение, и, хотя большинство ратников прорвались к главным силам, враги могли похвастать тем, что от их рук пал один из предводителей новгородцев Домаш Твердиславович. Александр занервничал и решил отступить на свою территорию через узкий пролив, соединяющий северную оконечность Псковского озера с южной частью Чудского озера.
Все эти манёвры осуществлялись на территории, покрытой, замерзшими болотами. Льдом были скованы и оба озера, хотя в начале апреля покров был не слишком надёжным, особенно в прибрежной зоне.Так или иначе, несмотря на вражеские попытки отрезать князю Александру путь отхода, русское войско достигло своего берега, где и заняло позицию для решающего сражения. Сеча произошла 11 апреля 1242 года.

«Звенят мечи, трещат шлемы…»

Место битвы известно лишь предположительно. Летописные упоминания урочища Узмень и Вороньего камня указывают на Вороний остров и участок в 400 метрах к западу от современного берега мыса Сиговец. Проводившая в 1952 году в этом районе исследования экспедиция Академии наук СССР следов битвы ни на берегу, ни на дне озера не обнаружила, что само по себе ещё ни о чём не говорит. Рельеф дна и побережья вполне мог измениться, а вооружение павших по причине его дороговизны усердно собиралось победителями.
О том, что произошло, Ливонская рифмованная хроника повествует весьма лаконично. Получив известие, что ливонские рыцари увидели русских, епископ Герман «не оставил это без внимания» и двинул на помощь рыцарям своих пехотинцев. «Что он решил, то и произошло. Они после этого долго не медлили и присоединились к силам братьев-рыцарей. Они привели слишком мало народа, войско братьев-рыцарей тоже было слишком маленьким. Однако они пришли к единому мнению атаковать русских. Немцы начали с ними бой. Русские имели много стрелков, которые мужественно вышли вперёд и первыми атаковали людей короля. Знамёна братьев-рыцарей проникли в ряды стрелявших, было слышно, как звенят мечи, трещат шлемы, как с обеих сторон падают на траву убитые. И тогда войско братьев-рыцарей было полностью окружено, поскольку у русских было очень много войск, так что на каждого немецкого рыцаря было по 60 человек. Братья-рыцари упорно сопротивлялись, но их одолели. Часть дерптцев вышла из боя, это было их спасением, они вынужденно отступили. Там были убиты двадцать рыцарей. А шестеро взяты в плен».
Сопоставление с информацией русских летописей позволяет определить факты, которые автор Ливонской хроники постарался закамуфлировать. Если по 60 русских приходилось на одного немецкого рыцаря, это не значит, что русские в 60 раз превосходили крестоносное воинство. Датские рыцари здесь явно не учитываются, равно как и тяжеловооружённые конные» воины Тевтонского ордена, рыцарями не являвшиеся, но по своему вооружению ни в чём им особенно не уступавшие. Дерптцы, или эстонская пехота, как можно понять, не «вышли из боя», а убежали, причём понеся значительные потери. Не случайно русский летописец лаконично сообщает, что «чуди побили без счёта». Но самое главное, ливонский автор не объясняет, почему именно битва была проиграна.
Князь Александр выстроил своё войско у берега, расположив на правом фланге лучников и лёгкую конницу. В центре — самую многочисленную, но и самую слабую часть своего войска — пешее ополчение. На левом фланге и в резерве — собственную дружину и, вероятно, подкрепление из Владимира. Расчёт делался на то, что противник ударит по слабому центру, увязнет, а затем его можно будет атаковать с флангов, взяв в клещи, — в общем, повторить манёвр Ганнибала при Каннах.
У крестоносцев по начальной диспозиции на левом фланге находились датчане, в центре — пехота епископа Германа, на правом фланге — братья-рыцари. Однако главные силы крестоносцев атаковали не расположенную против них княжескую дружину, а именно слабый русский центр, что, собственно, Александру и требовалось.

Клин клином

Атаковали ливонцы свиньёй, или, проще говоря, клином, когда в первом ряду скакали три рыцаря, во втором — пять, в третьем — семь и т.д.
Некоторые историки указывают, что свинья считалась походным порядком, причём двигалась она очень медленно — буквально со скоростью пешехода. По идее, приблизившись к русским метров на сто, рыцари должны были перестроиться в линию и атаковать, пустив коней рысью. Однако многое можно объяснить, если исходить из того, что рыцарская атака стала импровизацией, причём импровизацией неудачной.
Скорее всего, пытаясь догнать русских и неожиданно на них наткнувшись, крестоносцы решили, что имеют дело не с выстроившимся к бою, а с растянувшимся на марше противником. Такого врага действительно следовало атаковать немедленно, не тратя время на развёртывание в боевой порядок. Таким образом, свинья имела неплохие шансы разорвать русское войско, а затем его и рассеять. И естественно, что крестоносцы решили обрушиться на то место, которое считали самым слабым. Датчане, которые могли сыграть более активную роль в сражении, оказались на периферии атаки, а противостоящие им лучники сделали все, чтобы отвлечь их внимание. Епископ Герман двинул свою пехоту с большим опозданием, а сама чудь к героизму не стремилась.
Прорвать центр быстрым ударом не получилось, поскольку, будучи потеснёнными, ополченцы отступили к обозу, используя сани как укрытия, преодолеть которые у тяжеловооружённых конников не получалось. К тому же на помощь пришли подпиравшие центр дружинники из резерва.
В общем, свинья завязла, и в этот момент русские фланги перешли в контратаку. Главные силы ливонцев оказались взяты в клещи, которые, благодаря численному превосходству русских, разжать не получилось.
Чудь, датчане и не попавшие в ловушку ливонцы предпочли ретироваться. Ландмейстера ордена взять в плен не получилось, поскольку за битвой он наблюдал издали и убежал также быстро, как и епископ Герман.
Считается, что именно при бегстве многие тяжеловооружённые рыцари, оказавшись на слабом прибрежном льду, проваливались под воду. Деталь вполне вероятная, но не бесспорная (например, по Ливонской хронике, убитые падали на траву). Скорее всего, русские летописцы добавили этот штрих из описания битвы при Омовже (1234), где отец Александра Невского тоже разбил тевтонов с их чудью.
Так или иначе победа была стопроцентной. Как позднее было написано в «Житиё Александра Невского»: «И прославилось имя его во всех странах, от моря Хонужского и до гор Араратских, и по ту сторону моря Варяжского и до великого Рима».
Войны Ливонского ордена с Новгородом и Псковом, а затем и с Московским царством будут вестись ещё три с лишним столетия. Однако бороться за выживание (причём безуспешно) придётся уже не русским, а крестоносцам.

Битва на Чудском озере 5 (11) апреля 1242 года

Командующие
Русское войско — Новгородский князь Александр Ярославич
Тевтонский орден — Ландмейстер Андреас фон Вельвен и епископ Герман Дерптский

Силы сторон
Русское войско — До 17 тысяч (новгородцы, владимирцы, псковичи)
Тевтонский орден — До 12 тысяч (немецкие рыцари и эстонская пехота)

Потери
Русское войско — Неизвестно
Тевтонский орден — От 400 конных рыцарей убитыми и 50 пленными, чуди убито «без числа»

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Древняя Русь Укрощение тевтонской свиньи