Багира

Среда, 07 26th

Последнее обновлениеВт, 25 Июль 2017 9pm

Хочу, знаете, примерить на себя мантию известных наших историков — Н.М. Карамзина, С.М. Соловьёва и В.О. Ключевского. А точнее — не примерить, а занять их место. Ибо все труды этих трёх товарищей, посвящённые истории Древней Руси, безнадёжно устарели. Щяс я вам расскажу ИСТИННУЮ историю наших далёких предков…

«Русь изначальная»

Журнал: Запретная история №12(29), 2017 год
Рубрика: Древняя Русь
Автор: Дмитрий Инзов

Карамзин, Соловьёв, Ключевский до каких пор мы будем читать всё это старьё?!

Повторение — мать учения!

Фото: история РусиРасскажу вам про нашего известного князя Владимира Красно Солнышко (крестителя Руси). Я вообще-то уже про него рассказывал — в одном из первых номеров «Запретной истории». Но так ведь это давно было. И места тогда было мало — всего одна страничка. Да и я — только-только разогревался. Так что, образно говоря, я тогда эту историю только наметил пунктиром. Теперь пришло время рацветить её подробностями и разными живописными деталями.

Дедушка «раздвоился»…

Итак, приступим. Семью князя Владимира трудно назвать благополучной. Дедушка Владимира — князь Игорь (годы правления: примерно 912-945) — как известно, погорел на почве собственной жадности. Он так достал славянское племя древлян своим рэкетом (вымогал дань больше, чем было оговорено прежде), что те восстали, схватили князя и убили его. Причём убили креативно: беднягу привязали к верхушкам согнутых деревьев (по свидетельству византийского летописца Льва Диакона). После чего верёвки, которые удерживали деревья в согнутом виде, обрубили. Деревья распрямились и — знамо дело — разорвали Игоря напополам. В общем, с бедолагой произошло своеобразное раздвоение личности (извините за чёрный юмор).

…А бабушка стала серийной убийцей!

За смерть дедушки (как все мы знаем со школьной скамьи) люто отомстила бабушка Владимира — княгиня Ольга. Сначала она закопала заживо 20 древлянских послов, которые прибыли в Киев «мириться» («И, склонившись к яме, спросила их Ольга: «Хороша ли вам честь?» Они же ответили: «Горше нам Игоревой смерти». И повелела засыпать их живыми; и засыпали их»). Второе посольство древлян Ольга сожгла в бане, пока те мылись, готовясь к встрече с княгиней. Затем она прибыла в древлянскую землю — якобы справить поминки по убиенному мужу. Заманила на эти поминки кучу древлян (ну типа — день примирения и согласия и все такое) и велела перерезать их всех.
Что, в общем-то, позволяет нам назвать Ольгу первой женщиной-серийной убийцей в российской истории.

Да… Умели жить деды

Вот как арабский путешественник Ибн-гФадлан в 922 году описывал повседневную жизнь князя Игоря (?-945) — дедушки князя — Владимира: «А ложе царя русов огромно и инкрустировано драгоценными самоцветами. И с ним сидят на этом ложе сорок девушек! для его постели. Иногда он пользуется как наложницей одной из них в присутствии своих! сподвижников. И этот поступок они не считают постыдным. Он не спускается со своего ложа, так что если он захочет удовлетворить некую потребность, то удовлетворит её в таз. И он не имеет никакого другого дела, кроме как совокупляться с девушками, пить и предаваться развлечениям…».

Кроме закапывания и сожжения людей живьём, княгиня Ольга истребила и весь древлянский «областной центр» — город Искоростень. По легенде, она попросила у жителей Искоростеня символическую дань — по три птицы с каждого дома. Ну, доверчивые древляне ей птичек доставили. А она привязала к бедным пташкам паклю, серу и прочие горючие материалы, подожгла и выпустила на волю. Одуревшие от страха птицы полетели, знамо дело, в родные гнёзда — под крыши искоростеньских домов. Город, естественно, запылал. В горящий Искоростень ворвались воины Ольги и добили тех, кто уцелел от огня.

Вивисекция от Ярослава Мудрого

Небольшое лирическое отступление. В 1981 году на киевской киностудии им. Довженко был снят фильм «Ярослав Мудрый». В принципе, когда вы видите по телику заставку «Фильм снят на к/с им. Довженко» — можете смело переключать канал. Потому что ничего путного на этой киностудии никогда не снимали.
Так вот, в этом фильме главный герой (Ярослав Мудрый, сын Владимира) пытается обелить весьма мрачную репутацию своей прабабки (княгини Ольги). Мол, — говорит Ярослав, — я проводил опыты. Поджигал птиц и смотрел, куда они будут лететь. Оказалось — не в гнездо летят, а прочь от гнезда!
Этот момент мне напомнил чудесный анекдот, навеянный рекламой: «У детей, которым давали Растишку, кости становятся крепче на 70%! Многочисленные исследования показали, что перелом наступает лишь при нагрузке 970 Н/см2!».
В общем, создатели фильма как бы пытались нам сказать, что князь Ярослав Мудрый занимался вивисекцией (мучительством животных). Ну да об Ярославе Мудром речь будет впереди. А пока продолжим про Владимира…

Папа был русской «боевой машиной» №1…

Неудивительно, что сын садистки Ольги — князь Святослав (отец Владимира) — тоже получился на полголовы отмороженным. Всю свою жизнь он — извините за тавтологию — жил только интересами войны. Порубиться на мечах с неприятелем, крушить черепа, выпускать кишки, разрубать на части — для него это было самое милое удовольствие.
Но зато был в большом авторитете — как у своих, так и у чужих (византийцы, как известно, его именем пугали детей). Авторитета Святослав добился тем, что он постоянно тренировался. И со временем превратился в раскачанного мастера боевых искусств: со стальными бицепсами и безупречной техникой рукопашного боя и фехтования на всех видах холодного оружия (мечи, ножи, топоры и т.д.).
В общем, князь стал тем, кого в американских боевиках называют ёмким словом fight machine («боевая машина»).
Святослав устраивал лютые замесы — с хазарами, болгарами, византийцами, — в которых он самолично перерезал целую туеву кучу народа. Но, как говорится, победитель победителю всегда сыщется. В 972 году князь Святослав, возвращаясь из очередного похода на Византию, попал в засаду поганых печенегов и был ими убит.
Как известно, дикари сделали из черепа русского супербойца чашу и с удовольствием бухали из неё винишко. Но Святославу это, в принципе, было уже и не важно…

А мама — секс-рабыней!

И вот мы подходим уже непосредственно к герою нашего рассказа. После гибели князя Святослава в печенежской западне, от него осталось три сына — Ярополк, Олег и Владимир. Однако семейного согласия между братьями как-то не наблюдалось. Дело в том, что старшие братья — Ярополк и Олег — были детьми Святослава от его законной жены Предславы. А вот младший Владимир был сыном княжеской секс-рабыни (её звали Малуша). Святослав, чтоб вы знали, был язычником. А языческие законы допускали сожительство с несколькими женщинами. Причём дети от рабынь (если их признавал отец) считались почти тем же, что и дети от законных жён.
Почти, но не совсем. Старшие Ярополк и Олег всегда попрекали Владимира его «неполноценным» происхождением. Да и для женщин (как мы увидим в дальнейшем) это было тоже важно…
Ну а что было дальше — мы узнаем в следующем номере. До скорой встречи!

Святослав (942-972) великий князь киевский, папа князя Владимира.

«Осень наступила,
Падают листы,
Мне никто не нужен,
Кроме Ты!»
Князь Святослав всегда проявлял воинское благородство. Он заранее предупреждал противника, что идёт на него войной. «Иду на Вы!» — писал он своему врагу (так гласит летопись).
Вообще-то, правильнее было бы сказать «Иду на Вас!». Но, видать, Святослав туго знал русский язык. Что, впрочем, неудивительно. Нельзя же одновременно качаться до посинения и грамоту учить! Тут уж либо ты спортсмен, либо интеллигент. А так чтоб «и нашим, и вашим» — так не получится.
Упорный кач, знаете, не особо способствует и различным сантиментам. Вот как, например, известный византийский хронист Лев Диакон описывал поведение Святослава и его воинов на «временно оккупированной» территории Византии: «И вот, когда наступила ночь и засиял полный круг луны, скифы [славяне] вышли на равнину и начали подбирать своих мертвецов. Они нагромоздили их перед стеной, разложили много костров и сожгли, заколов при этом по обычаю предков множество пленных: мужчин и женщин. Совершив эту кровавую жертву, они задушили несколько грудных младенцев и петухов, топя их в водах Истра [Дуная]…».
Нет, всё понятно, конечно. У меня только один вопрос — а петухов-то за что?!