Багира

Суббота, 09 23rd

Последнее обновлениеСб, 23 Сен 2017 6am

С детства каждому из нас знакомы захватывающие истории о подвигах богатырей — Ильи Муромца, Алёши Поповича, Добрыни Никитича и многих других. Куда менее известны былины, повествующие о ратной доблести женщин, часто одерживавших победы над мужчинами. Кто же были эти богатырши и существовали ли они на самом деле?

Девицы удалые, воинству учёные

Журнал: Тайны 20-го века №13 — 24, июнь 2017 года
Рубрика: Миф и реальность
Автор: Екатерина Кравцова

Легенды или быль?

Фото: поляницы РусиПатриархальная традиция установила жёсткие рамки, в которых должна была проводить жизнь славянская женщина: ведение хозяйства, безоговорочное повиновение супругу, воспитание детей. Однако стоит лишь внимательнее взглянуть на страницы истории, как становится понятно: женщины Древней Руси жили по другим законам.
Римский патриций Калокир, побывавший с посольством при дворе киевского князя Святослава, оставил записки, где поделился с просвещёнными современниками невероятными подробностями увиденного. Оказывается, в качестве личной княжеской охраны выступали молодые сильные девицы, отменно владевшие луком и мечом и сопровождавшие Святослава повсюду, от дипломатических переговоров до военных походов. Патриций Калокир был в недоумении: выходило, что эти девы способны заткнуть за пояс любого воина-мужчину, раз уж глава государства доверил им свою жизнь.
Будь это свидетельство единственным, от него ещё можно было бы отмахнуться — мол, поблазнилось заморскому гостю. Но другой византиец, Лев Диакон, в рассказе о битве греков с дружиной Святослава также упомянул о доблести русских женщин. Они сражались наравне с мужчинами, и отличить их могли, только снимая доспехи с воинов, павших в бою. Записи X столетия подтверждаются данными современных археологов. Изучение скелетов, найденных в местах битв Святослава с хазарами, позволяет утверждать, что солидную часть русского войска составлял так называемый слабый пол.
Вообще точная наука археология преподнесла скептикам, не верящим в существование «русских амазонок», немало сюрпризов. В 30-е годы XX века на черноморском побережье было найдено древнее захоронение знатного человека в дорогом доспехе и при полном вооружении. Детальный анализ останков «князя» дал удивительный результат: в могиле с воинскими почестями захоронили женщину. Спустя полстолетия на территории Украины обнаружили ещё одно женское погребение. В могиле вместе с покойной лежали разнообразное оружие, золотые украшения и двое мужчин с признаками насильственной смерти (вероятнее всего, принесённые в жертву рабы). Захоронение выглядело таким пышным, словно в нём погребли правителя. Не была ли это могила царицы славянских амазонок? Личность усопшей много веков назад женщины осталась неизвестной, но славянские легенды и былины сохранили имена других воительниц, славных не только ратными умениями, но также умом и даже колдовскими способностями.

Возлюбленная бога

Одной из таких женщин была поляница Златогорка. Одно из упоминаний о ней осталось в былине об Илье Муромце и его дочери. Былинный образ богатырши выглядит не просто внушительным, а прямо-таки устрашающим:

Едет поляница удалая,
Удалая поляничиша великая.
Конь под нею как сильна гора,
Поляница на коне будто сена копна,
Она палицу булатную покидывает
Да под облако, под ходячее,
Одною рукой палицу подхватывает,
Как пером-то лебединым, ею поигрывает.


Илья Муромец сошёлся со Златогоркой в битве, видимо, не только ратной, но и любовной, потому что через много лет ему суждено было встретиться со своей дочерью от поляницы и не признать её.
Легенда рассказывает, что воинственная Златогорка зналась не только с богатырями — она стала женой солнечного Даждьбога. Однажды он летал соколом в небесах и углядел сверху златокосую красавицу в шлеме и кольчуге, едущую чистым полем.

Знаете ли вы что…

Илья Муромец окончил свои дни иноком Феодосиева монастыря. При изучении мощей богатыря установлено, что позвоночник его деформирован. Возможно, вследствие травмы Илья и в самом деле просидел на печи 33 года.

Захотел бог помериться с богатыршей силой, обернулся витязем и напал на Златогорку с палицей. Усилия его, впрочем, были напрасны: женщина заметила только третий его удар, а до того считала, что её «комарик кусает». Проявить доблесть Даждьбогу не удалось — Златогорка даже не стала с ним драться, просто объявила, что желает пойти за него замуж, а не то зашибет насмерть. Бог не возражал взять в жены смертную (уж очень хороша была), поэтому они стали жить в любви и согласии и нажили двоих детей, Хорса и Коляду. Спустя годы ехали Даждьбог и Златогорка по Святым горам, и встретился им каменный гроб, завороженный Чернобогом. Богатырша залезла в гроб, а выбраться назад уже не смогла, и решила, что ей пришла пора оставить Явь. Перед смертью она вдохнула свою чудесную силу в мужа, и стал он ещё могущественнее, чем был. Златогорка ушла в верхний мир Прави по осени, и отображением её гибели в славянском мире стала уборка урожая, когда люди срезают золотые колосья пшеницы и складывают их в амбары на хранение. В древних храмах зерна из первых сжатых колосьев помещали в символическую каменную гробницу с отверстиями в стенках, а весной оттуда прорастали молодые колоски в память о Златогорке.

Не силой, так хитростью

Случалось, что богатырскую удаль и силу женщины получали по наследству — именно так вышло с дочерью витязя Микулы Селяниновича, Василисой Микулишной. Былины рассказывают, что боги подарили ей красоту, ясный ум и силу духа, а от отца она унаследовала воинские умения, позволявшие ей биться на равных с мужчинами. Ума Василисе определённо было не занимать, поскольку она запрещала супругу, купцу Ставру Годиновичу, хвастать на людях добрыми качествами жены. Ставр пренебрёг запретом и однажды на пиру у князя киевского Владимира Мономаха принялся расхваливать достоинства своей Василисы. В придачу он громко требовал от князя возврата крупного долга и за непотребное поведение был упрятан в темницу. За женой невоспитанного купца была послана стража, однако женщина опередила посланцев. Она остригла косы, переоделась татарским послом и явилась в Киев, по её словам, требовать дань за 12 лет.
Племянница Владимира Забава Путятична заподозрила в татарине переодетую женщину и заставила дядюшку испытать гостя. Былина рассказывает, что Василиса не дала себя разоблачить: она с лёгкостью одолела двух самых могучих княжеских борцов и обошла в состязании пятерых самых метких лучников.
Затем «татарский посол» разошёлся окончательно и потребовал себе в жены Забаву Путятичну, да так, что князь не посмел отказать. На свадебном пиру, однако, татарин скучал, ругал гусляров и песельников и в конце концов потребовал привести Ставра Годиновича, который якобы отменно играл на гуслях. Ставра привели, и переодетый татарин обернулся красавицей Василисой Микулишной. Легенды умалчивают, как киевский князь проглотил своё полное поражение от женщины, но Ставр с Василисой без препятствий были отпущены восвояси. Важно, что этот конфликт не обернулся кровопролитием — женщина вернула из заточения мужа, и на этом история закончилась.
Интересно, что заключение Ставра под стражу по приказу киевского князя — реальный факт. Новгородская первая летопись сообщает о беспорядках в вольном городе, которые были подавлены войском Владимира Мономаха. Часть новгородского боярства была доставлена в Киев для следствия, и некоторые из них попали в темницу, а среди них — сотник Ставр. Правда, о том, как его вызволяла из тюрьмы жена, в летописи ничего не говорится.

Ошибка Дуная

К сожалению, не все былины заканчивались так же благополучно, как рассказ о Василисе Микулишне и её муже. Примером тому может служить предание о Дунае-богатыре. Русские земли он никогда не оборонял, нанялся на службу к литовскому королю и воевал за него. Долго ли, коротко шла его служба, но однажды Дунай вернулся в Киев, где поссорился с Добрыней Никитичем и едва не угодил в тюрьму. Сидеть бы добру молодцу в порубе, но представился случай выслужиться: нужно было доставить Владимиру Красно Солнышко невесту — дочь того самого литовского короля Апраксию. Посольство прошло удачно, короля силой убедили дать согласие на брак, и девушку повезли к жениху. Правда, за ними отправилась другая королевская дочь — богатырша Настасья, вероятно, с целью вернуть сестру в отчий дом. Дунай принял её за мужчину, одолел в бою, но в последний момент увидел, что бился с женщиной. Настасья так покорила его своей доблестью, что Дунай решил взять её в жены. Путешественники прибыли в Киев, князь обласкал Дуная и приблизил к себе. И все бы хорошо, но на одном из застолий случилась беда. Кто-то из княжьей дружины стал громко хвалить Настасью за меткую стрельбу, и уязвлённый Дунай потребовал устроить состязание. Настасья выказала отменную точность, трижды пробив стрелой кольцо, лежащее на голове мужа. Но, когда настала пора Дуная сделать то же самое, он дважды промазал, а с третьего выстрела угодил прямо в сердце своей жене. Осознав, что натворил, богатырь с горя бросился на свой меч. Его кровь, как считается, дала начало реке Дунай, а кровь Настасьи — реке Чёрной. Мораль трагической старинной былины проста: бывают состязания, в которых не остаётся не только победителей, но и выживших.
Правда, абсолютное большинство «русских амазонок» без сожалений меняли битвы на любовь и семейное счастье, добровольно подчиняясь своим избранникам. Но слабыми женщинами их по-прежнему можно было назвать с трудом: при необходимости они всегда вставали рядом с мужьями и помогали им оружием, хитростью или ведовством.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Древняя Русь Девицы удалые, воинству учёные