Багира

Понедельник, 09 25th

Последнее обновлениеПн, 25 Сен 2017 1pm

Всеволод Михайлович Запорожец был в науке не последним человеком: доктор технических наук, профессор ВНИИ ядерной геологии и геохимии. Тем удивительнее тот факт, что этот материалист до мозга костей впервые строго научно доказал, что и на том свете есть жизнь. Более того, разработал процедуру, которая позволяет каждому лично убедиться в его правоте.

На том свете все молодые и красивые

Журнал: Все загадки мира №1, 2017 год
Рубрика: За чертой
Автор: Любовь Попова

Чтение с пелёнок

Фото: контуры мирозданияЗапорожец родился в Петербурге в 1908 году в «классово чуждой» среде. Какая только кровь не текла в его жилах — русская, французская, польская, английская, украинская! В семье тягу к знаниям прививали с раннего детства, поэтому мальчик читал уже с 5 лет. Тётушка, владелица большой библиотеки, не только снабжала племянника книгами, но и старалась обсуждать с ним прочитанное. Мальчик жадно заглатывал беллетристику, научно-популярную литературу. Заметив интерес племянника ко всему таинственному и загадочному, тётка стала предлагать ему и эзотерическую литературу. Так Всеволод узнал о привидениях, загробной жизни и медиумах. Но тогда, в раннем детстве, он даже не предполагал, во что выльется это увлечение через много лет.

Бригадный метод

На рубеже веков всё в жизни российского общества стремительно менялось: на смену царскому режиму пришло Временное правительство. Затем у власти оказались большевики. В это смутное время Всеволоду пришлось поступать в вуз. Он успешно сдал экзамены в два института, но его никуда не приняли — Запорожец считался «классово чуждым элементом». На следующий год вышло постановление — обязательно зачислять всех вторично сдавших экзамены в эти же вузы. Всеволод снова попытал счастья — и опять от ворот поворот по той же причине. Хорошо, что отец вспомнил, что его друг детства — председатель Совнаркома. Одна короткая записка решила дело, и Запорожец был зачислен в вуз прямо посреди учебного года. Кстати, спустя год тот самый друг детства был расстрелян.
В Горном институте в ту пору внедрялся «бригадный метод» — кто-то один учил и сдавал материал, а зачёт ставили всем. Всеволод частенько отдувался за всех, поэтому после получения диплома вынес из вуза хорошие знания.

По городам и весям

Шла индустриализация, специалистов в стране катастрофически не хватало. Запорожец попал в состав небольшой экспедиции, которую направляли на Байкал. Всеволод Михайлович никогда не жалел, что оказался на другом конце света, без привычных удобств и комфорта. Там он научился ценить простые радости жизни: прогулку на туркменском скакуне, чистую родниковую воду, русскую баню. После Байкала были Кавказ, Средняя Азия, Сибирь и Дальний Восток. Ближе к войне ему поручили работы на нефтепромыслах.
Обстановка, надо сказать, была очень тревожная, напряжённая. Он знал, что в столицах арестовали многих его друзей и сотрудников, и понимал: рано или поздно доберутся и до него. И действительно, один из сослуживцев сознался Запорожцу, что ему велено писать на него донос. Потом с таким же признанием подошёл ещё один сотрудник. Стали писать втроём…
От тюрьмы его спасла, как ни странно, война. Его отозвали в Ленинград, а оттуда — на Среднюю Волгу искать месторождения нефти и газа. Тогда же в Москве был создан НИИ прикладной геофизики, и Всеволода Михайловича привлекли к его работам. Он 30 лет посвятил практике и ещё 30 — теории. Но в 70 лет Запорожец вышел на пенсию, чтобы наконец отдохнуть. Однако судьба распорядилась иначе: ему предстояло вновь заняться исследованиями, только теперь в совершенно другой области.

Научный подход

В этот период у Всеволода Михайловича случилось страшное горе — умерла горячо любимая жена. Он не находил себе места. Супруга была смыслом его жизни. И вдруг её не стало. Дальнейшее существование без неё казалось бессмысленным и никчемным. Но в душу закралось сомнение: «Неужели она ушла насовсем? Может, всё-таки правду говорят, что и на том свете есть жизнь?…» Но как убеждённый атеист и материалист, он не готов был сразу поверить в это. Ему, как учёному, требовались неопровержимые доказательства. Тогда Запорожец засел за книги. Он не просто прочитал 1500 томов из Ленинки — он основательно изучил их. Специально для него библиотека выписывала литературу из Лондона, в частности сочинения Артура Конан Дойла на тему парапсихологии.
Всё больше погружаясь в новую область, Запорожец понял: люди, серьёзно изучавшие этот вопрос, пришли к убеждению, что загробная жизнь существует и с покойниками можно общаться. Проблема в том, что до него никто не сумел подвести под это научную базу.

Есть контакт!

Всеволод Михайлович прослышал, что у знакомой его приятельницы «хорошо бегает блюдечко». Он пригласил её к себе. Пришла простая симпатичная женщина. На вопрос, состоится ли контакт, ответила так же просто: «Ну мои-то Саша Пушкин и Серёжа Есенин обязательно придут». И действительно, сразу завертелось блюдечко и «на связи» появился «Саша Пушкин»…
За более чем 25 лет общения Запорожца с потусторонним миром состоялось около 500 сеансов! Протоколы всех «заседаний» хранились у него в виде исписанных общих тетрадок. Итогом работы стала книга «Контуры мироздания» в 500 страниц толщиной — с краткой историей спиритизма, разъяснением основных спиритических терминов и понятий, чертежом медиумоскопа и, главное, описанием методики доказательства существования загробной жизни.
Самой трудной задачей оказался поиск подходящих медиумов — сам профессор подобными способностями не обладал. Всего в его опытах участвовали более 50 спиритов. Одни были более талантливыми, другие — менее, некоторые и вовсе оказывались шарлатанами.

Балерина и хулиган

Запорожцу удалось выяснить немало интересного. Например то, что умершие сохраняют своё сознание, только у них нет ушей, глаз, рта, голоса и рук, поэтому общение с ними может состояться лишь в том случае, если им удастся «вселиться» в тело живого человека. На том свете для поддержания «жизни» питаться не обязательно, но если очень хочется, можно есть фрукты, которых там в изобилии. В загробном мире влюблённые соединяются вновь или обретают новую любовь, однако секса между ними нет, как нет и деторождения. Нет там ни войн, ни насилия, ни болезней, ни старости, зато все до единого пребывают молодыми и красивыми. Души не нуждаются во сне и не обязаны работать, но при желании могут найти себе занятие, например, как узнал Запорожец, его жена там по-прежнему танцует.
Да-да, контакт с ней состоялся! Только не сразу. Поначалу «линию» постоянно занимал какой-то хулиган по имени Женя. Оказывается, и в том мире есть свои хулиганы. Женя был самым назойливым. Зато от него Запорожец узнал много любопытного. К примеру, о том, что на том свете свои «подразделения»: ад, чистилище, рай. Хуже всего приходится самоубийцам. Но и у них есть шанс, поскольку там идёт постоянное духовное совершенствование. Женя пребывал, как понял профессор, в аду. Позже Запорожец понял: функция Жени и подобных ему — мешать проникновению живых в тот мир.
А жене вдовца там было очень хорошо. Но когда он выразил желание поскорее воссоединиться, она возразила: «Торопиться сюда не стоит, здесь все очень грустят о земной жизни. Живи сколько положено. Иначе Бог разгневается на то, что ты пренебрегаешь его даром».
Всеволод Михайлович прожил долгую жизнь, более 90 лет, и ушёл из этого мира счастливым…

Основные постулаты теории В.М. Запорожца

• Пространство мироздания многомерна.
• Наряду о вещественным миром существует психический план мироздания.
• Посмертная жизнь протекает на психическом плане.
• Психическое сопространство граничит с вещественным, это граница полупроницаема.
• Психическое сопространство стратифицировано — разделено по четвёртой координате на ряд подпланов, населённых полузамкнутыми сообществами отошедших.
• Наша Вселенная не единственная. Путь к внеземным цивилизациям, скорее всего, лежит по четвёртому измерению пространства, а не по непреодолимым просторам вещественного мира. Преодоление этого пути явится одной из будущих задач психизма.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Непознанное Оккультизм На том свете все молодые и красивые