Багира

Понедельник, 09 25th

Последнее обновлениеПн, 25 Сен 2017 1pm

Несмотря на середину осени, стояла тёплая и ясная погода, на прекрасный город опустился южный вечер. Тихо журчала прозрачная вода в арыках, о чём-то шелестела листва пирамидальных тополей. Но вот жара спала, и дневной зной перешёл в мягкую летнюю ночь. Город погрузился в сон, и никто из жителей не подозревал, что до страшной катастрофы осталось несколько часов.

Гибель Ашхабада

Журнал: Тайны СССР №4/С (спецвыпуск), июнь 2017 года
Рубрика: Хроника катастроф
Автор: Леонид Лужков

Фото: ашхабадское землетрясениеАшхабад как населённый пункт был основан только в 1881 году. К сожалению, в те времена специальных исследований в области сейсмологии не проводилось. И даже печальный опыт прошлого — разрушение в результате землетрясения столицы древнего Парфянского государства города-крепости Ниса, располагавшегося неподалёку от Ашхабада, — остался без внимания.

Беды ничто не предвещало

Опасность проигнорировали и в 1925 году, когда Ашхабад стал столицей новой союзной республики — Туркменской ССР. В связи с этим в городе началось большое строительство. К 1948 году Ашхабад занимал площадь около пяти тысяч гектар, а население составляло 115673 человека. Такая точность объясняется тем, что только недавно отменили продуктовые карточки, которые тщательно учитывались. Большую часть жилого фонда составляли одноэтажные дома с плоскими крышами. В те времена строительство из железобетонных панелей с металлической арматурой только начиналось, поэтому дома в основном строили из жжёного сырцового (саманного) кирпича на основе мелких барханных песков. А дефицит кровельного материала заставлял промазывать крыши глиной, чтобы они не пропускали воду. Мазали так часто, что на крышах скапливался слой глины толщиной до полуметра.
В военные годы и сразу после войны в Ашхабаде не велась реконструкция — все силы были брошены на восстановление разрушенных городов на западе Советского Союза. Но самое главное — столица Туркмении располагалась в активной сейсмической зоне, что долгое время не принималось во внимание.

На гигантской телеге

Подземные толчки начались в ночь с 5 на 6 октября 1948 года в 2:17 по местному времени. Один из очевидцев, заведующий отделом сейсмической службы Архангельский вспоминал: «Сопровождаемое каким-то шумным гулом, началось сильное сотрясение с резкими рывками вверх-вниз. Казалось, я очутился на гигантской телеге, помчавшейся с огромной скоростью по булыжной мостовой. На фоне сильного гула слышался треск разрушаемых стен; в хаотичном беспорядке, дрожа и подпрыгивая, задвигались мелкие предметы и мебель… Лампочка, раскачиваясь и мигая, ещё горела, когда по штукатурке чёрными молниями побежали трещины, превращая стены в разрозненные куски и глыбы, которые, расшатанные друг на друге, ещё удерживали готовый обрушиться уже наклонившийся потолок.
И в этот момент ярко сверкнула вспышка короткого замыкания электропроводки. На счёт три я выскочил уже из двери, и в это мгновение сильный толчок отбросил меня в сторону так, что, падая в темноте, я уже вылетел во двор, ударившись головой о ствол дерева, росшего в трёх метрах от дома».
Академик Дмитрий Наливкин в ту ночь находился в здании ЦК компартии Туркмении. Поначалу он вообще подумал, что враги решили взорвать ЦК. А потом понял, что стоит у открытого окна и держится за раму. «За окном было что-то невероятное, невозможное. Вместо тёмной прозрачной звёздной ночи передо мной стояла непроницаемая молочно-белая стена, а за ней ужасные стоны, вопли, крики о помощи. За несколько секунд весь старый глиняный, саманный город был разрушен, и на месте домов в воздух взметнулась страшная белая пелена пыли, скрывая всё».
Как потом установят учёные-сейсмологи, магнитуда землетрясения составила 7,3 балла по шкале Рихтера. Негативную роль сыграли и гидрологические особенности региона. В зоне Ашхабада глубина залегания грунтовых вод составляла от 2 до 10 метров, и вертикальная ударная волна превратила водяную массу в подобие тарана.

Как феникс из пепла

Над разрушенным городом воцарилась зловещая тишина. И только спустя некоторое время, по свидетельству одного из, очевидцев, появились признаки жизни в виде криков о помощи, стонов раненых, детского плача. Электрическая сеть и телефонная связь были полностью нарушены. Не работал телеграф, была повреждена водопроводная сеть, возникли несколько локальных очагов пожаров, которые, впрочем, опасности не представляли. Тем не менее в этом хаосе паники не было. Первыми на ситуацию среагировали врачи местных больниц, которые, собравшись на центральной площади, развернули походный госпиталь — обеденные столы, покрытые простынями, превратились в операционные, в вёдрах кипятили воду. При свете костров и факелов кто-то из хирургов проводил трепанацию черепа, кто-то ампутировал конечности.
Первым о катастрофе в Москву сообщил командующий Туркестанским военным округом генерал армии Иван Петров, он же отдал приказ об отправке на место происшествия вверенных ему воинских подразделений.
Утром 6 октября была образована правительственная комиссия при Совете Министров СССР по ликвидации последствий Ашхабадского землетрясения. И уже в середине дня в пострадавший регион отправились воинские эшелоны, военно-медицинские «летучки» и поезда с медикаментами и продовольствием, на аэродроме стали приземлятся транспортные самолёты Ли-2. Спасательные работы удалось организовать на высшем уровне. 8 октября железнодорожным транспортом и авиацией удалось эвакуировать более двух тысяч пострадавших жителей, на следующий день — в три раза больше.
Почти все одноэтажные здания из сырцового или обожжённого кирпича обвалились или были разрушены. Единицами насчитывались дома, пригодные к эксплуатации, да и то лишь после капитального ремонта. Людские потери оценить сложно. Называются разные цифры — от 35 до 110 тысяч погибших. Последняя цифра явно преувеличена, если учесть, что все население города не превышало 116 тысяч. Точные данные мы уже никогда не узнаем.
Объём капитальных работ по восстановлению инфраструктуры был определён в гигантскую по тем временам сумму — 316,9 миллиона рублей. А тем временем спасатели и местные жители разбирали завалы в поисках уцелевших. Не менее важным было извлечение трупов, поскольку в жарком климате тела быстро начинали разлагаться, а это создавало угрозу возникновения очагов инфекций, которые привели бы к эпидемиям. Вот что вспоминал один из очевидцев: «Трупов было так много и запах был так ужасен, что по некоторым улицам и у некоторых домов невозможно было идти. Здесь раскапывали в противогазных масках, отыскивая имущество, пытались спасти все что возможно. Всё было завалено кирпичами и мусором, но ужасный запах облегчал поиски. Было объявлено: погибших оставлять на обочинах дорог — будут ездить грузовики и подбирать трупы. Но в первый день никто не подъезжал, забот было много и с живыми. Только на следующий день за город, на кладбище потянулась вереница грузовиков, наполненных страшным грузом». Тем не менее оперативная работа штаба под руководством первого секретаря ЦК компартии Туркменистана Шаржа Батырова позволила в кратчайшие сроки ликвидировать последствия землетрясения и приступить к восстановлению города уже с учётом сейсмологических требований к строительству. И он возродился, как птица феникс из пепла.

Не портить юбилей

Если об Ашхабадском землетрясении в советских газетах писали подробно, то информация о гибели 9 июля 1949 года пяти тысяч жителей таджикского города Хаит, поглощённого оползнем, возникшим в результате землетрясения, была засекречена. Причина — не портить радостное настроение народа в связи с грядущими торжественными мероприятиями по поводу 70-летия Сталина.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Природа Природные катаклизмы Гибель Ашхабада