Багира

Вторник, 10 17th

Последнее обновлениеВт, 17 Окт 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Имя советского разведчика Фёдора Парпарова стало более-менее широко известно в 2005 году после выхода в свет книги «Неизвестный Гитлер». Там он представлен в качестве переводчика мемуаров приближённых Гитлера. Однако истинная работа Парпарова состояла отнюдь не в допросах камердинера и адъютанта фюрера, а в разведывательной работе на территории нескольких стран. А также в вербовке ценных агентов, преимущественно женского пола.

Любимец женщин и гениальный разведчик

Журнал: Война и Отечество №18(14), август 2017 года
Рубрика: Тайны спецслужб
Автор: Евгений Иванов

Майор госбезопасности Фёдор Парпаров

Знаток языков

Фото: Фёдор ПарпаровФёдор Карпович Парпаров родился 23 ноября 1893 года в городке Велиж, Псковской губернии. Правда, при рождении его звали Файвель Калманович, это уже после прихода в Главное политическое управление (ГПУ) он стал Фёдором Карповичем. Как было принято в еврейских семьях дореволюционной России, Файвель довольно рано пошёл работать: в 14 лет устроился в лесоэкспортную фирму в Риге в качестве ученика конторщика. Именно там проявился талант будущего разведчика в изучении иностранных языков, которые давались ему очень легко. К моменту призыва в ГПУ он свободно говорил на немецком, английском, французском и испанском языках.
В августе 1918 года Файвель-Фёдор вернулся в Велиж, где Фёдор Карпович Парпаров устроился на работу в городской отдел РКП(б). В ноябре того же года его приняли в партию, а вскоре назначили заведующим организационно-инструкторского отдела горкома. Впрочем, на этой должности Парпаров проработал недолго. В апреле 1919 года он вступил добровольцем в РККА. Сперва был проаым красноармейцем, затем политинспектором, далее комиссаром штаба дивизии, комиссаром инженерного управления армии.
Карьера военного комиссара складывалась весьма успешно, что неудивительно: для того времени образование у Парпарова было весьма неплохим, а происхождение вполне пролетарским. Но в 1920 году Файвель-Фёдор заболел тифом и был демобилизован из армии. По выздоровлении Парпаров отправился в Москву, где поступил на юридический факультет МГУ, одновременно устроившись в трест «Моссукно», заместителем начальника административного отдела.
Видимо, именно в университете Парпаров и обратил на себя внимание спецорганов: как партиец со стажем, да ещё знающий несколько языков, он был просто находкой для внешней разведки, которая в то время ещё переживала период становления. Именно при содействии спецорганов молодого специалиста направили для работы в торгпредство СССР в Германии. Где Парпаров развернулся вовсю. Из характеристики на Парпарова того времени: «…хорошо воспитанный, эрудированный сотрудник. Обладает весьма привлекательной внешностью, умеет привлечь внимание женщин, имел много интимных связей до женитьбы. Жена Раиса Иосифовна, еврейка, очень предана мужу. Парпаров может быть использован для вербовки нелегальной агентуры, в первую очередь — женского пола…».
Может показаться странным, как это примерный семьянин может быть использован для «сексуальных» вербовок. Но стоит напомнить менталитет коммунистов того времени, когда для блага революции допускалось всё.

Из «легалов» в нелегалы

Парпарову предписывалось работать в белоэмигрантской среде, но довольно быстро его перенацелили на немецкий высший свет. Дело в том, что советских дипломатов и торговых работников в Германии (в отличие от многих других стран) в высшем немецком свете встречали довольно благосклонно. Ведь СССР не участвовал в заключении позорного для Германии Версальского договора. Более того, Советская Республика вышла из войны задолго до её окончания, дав немецким войскам шанс всё-таки выиграть войну. И только вступление в войну США окончательно похоронило этот шанс.
Ввиду того, что после войны в немецком обществе испытывался недостаток блестящих кавалеров, Парпаров (напомним: хорошо эрудированный, привлекательный, знающий несколько языков) имел в обществе успех. Ему удалось завербовать несколько весьма перспективных агентов женского пола, которые поставляли ему информацию как политического, так и экономического характера. Но на этом Парпаров не остановился: через своих любовниц он вербовал и мужчин. Как следует из справки ИНО того времени, агент Пилот (такой псевдоним был у Парпарова) за время своей работы в Германии умудрился завербовать двух молодых офицеров, военного инженера, жену майора германского Генштаба, любовницу крупного предпринимателя, секретаршу военного атташе одной из скандинавских стран. В сущности, круг лиц, привлечённых Парпаровым к нелегальной работе, позволял создать резидентуру, что и было принято во внимание в Москве. Однако к 1929 году деятельность Парпарова на ниве сексуальных успехов среди высшего света стала привлекать пристальное внимание спецслужб Германии. И в Москве приняли решение отозвать Парпарова для переподготовки к деятельности разведчика-нелегала. А после приезда отправили в специальную школу для разведчиков, где существовало два факультета: «Воронья слободка» (для мужчин-курсантов) и «Ласточкино гнездо» (женский факультет).
Об этой школе в настоящее время ходит много противоречивых слухов и легенд, а потому стоит остановиться на ней поподробней. В частности, некоторые исследователи утверждают, что агентов в числе прочих премудростей обучали технике применения сексуальных ловушек, причём этот курс составлял важнейшую часть их подготовки. Курсанты получали обширную информацию о сексуальной жизни в странах, где им предстояло действовать, просматривали множество специальной литературы и порнофильмов из этих стран.
Помимо этого курсантов обучали технике владения своим телом и чувствами в сексуальной обстановке. А поскольку все обучаемые были тщательно отобраны из наиболее способных к длительным и высокоэмоциональным секс-действиям, то они успешно совершенствовали качества, которыми их щедро наградила природа.
По наиболее распространённой версии, эту школу организовал Генрих Ягода, а одобрил создание председатель ГПУ Вячеслав Менжинский в 1931 году. Однако получается некое несовпадение в датах: если такая школа действительно существовала, то Парпаров никак не мог в ней учиться, потому что в 1930 году он уже работал в Германии.

Информированная любовница

На этот раз в Германию Парпаров отправился вместе с женой и маленьким сыном. Где объявил себя невозвращенцем, так как якобы был не согласен с политикой, проводимой руководством Советского Союза. А во время прошлого приезда не сделал этого только потому, что жена и сын оставались в Москве. Благодаря своим связям Парпаров довольно просто получил вид на жительство, а затем и румынский паспорт.
Но по каким-то причинам румынский паспорт разведчика не устроил. В 1931 году он через супругу вице-консула Коста-Рики получил паспорт гражданина этой республики. А затем (получив начальный капитал из фондов нелегальной разведки) зарегистрировал экспортную фирму по продаже бытовых товаров, открыв её отделения в Австрии, Польше, Франции, Скандинавии, Португалии, а также в Египте, Алжире, Турции, Иране и Афганистане. Такая дислокация филиалов представляла надёжную крышу для зарубежных поездок самого резидента и его агентов.
В это же время произошло событие, на первый взгляд рутинное, но, как оказалось, повлиявшее на всю дальнейшую карьеру Парпарова. В мае 1931 года на светском рауте он познакомился с очаровательной 35-летней дамой, супругой одного из заместителей министра иностранных дел Германии Константина фон Нейрата. Фёдор счёл такое знакомство весьма перспективным и пустил в ход все своё мужское обаяние, так что первое интимное свидание состоялось уже через неделю.
Парпаров произвёл на Марту (это её оперативный псевдоним, подлинное имя неизвестно) такое впечатление, что до конца своих дней она была безгранично ему предана. В какой-то мере этому способствовали семейные обстоятельства Марты — муж был старше её на 20 лет. Замминистра отдавал все своё время служебным делам, приносил домой важные документы и привлекал супругу к работе над ними — Марта обладала острым умом, была образованна и великолепно печатала на машинке.
Поняв, какие перспективы сулит продолжение их отношений, Парпаров на следующий же день направил запрос в Москву. Вскоре Центр одобрил его план, разрешив вербовку, и в Москву пошла информация. Её ценность трудно было переоценить: муж Марты присутствовал на всех совещаниях у фон Нейрата, а затем и у следующего министра иностранных дел Иоахима фон Риббентропа, а иногда и у Гитлера, когда тот стал рейхсканцлером. Помогая мужу с его служебными документами, Марта нередко работала и в министерском кабинете, где он знакомил её с проектами директив, подлежащих утверждению Гитлером. Иногда донесения Парпарова ложились на стол начальника ИНО одновременно с их представлением фюреру.
Муж Марты сопровождал Нейрата и Риббентропа на всех международных переговорах. Как правило, в составе германской делегации была и Марта. Естественно, содержание переговоров она немедленно докладывала своему любовнику. Более того, по его заданию Марта сделала слепок ключа от сейфа в домашнем кабинете мужа, а получив от Фёдора дубликат ключа, копировала находившиеся в сейфе документы. Так, к примеру, были получены сведения об источнике германской разведки в Генштабе Чехословакии, регулярно снабжавшем Берлин сведениями о состоянии и боеготовности чехословацких вооружённых сил. Благодаря этим данным советская разведка предприняла меры к тому, чтобы чешские органы безопасности разоблачили и арестовали этого важного агента абвера.
Всё рухнуло в феврале 1938 года, когда Парпаров был срочно отозван в Москву. Семья же подданного Коста-Рики осталась в Берлине. Он не успел даже толком попрощаться с любовницей. Оставил лишь заверения в любви, пароль для связи и обещание вернуться при первой же возможности.
Однако Парпарова после возвращения арестовали и обвинили в работе на германскую разведку, куда он якобы был завербован Мартой! Но Фёдор Карпович сумел устоять перед пытками и признательных показаний не подписал. Да к тому же накал чисток пошёл на спад. Через год Парпарова выпустили из тюрьмы, но уволили из НКВД.

Гибель любимых женщин

В органах его восстановил Павел Фитин, новый начальник ИНО, который сумел убедить Лаврентия Берию, что, если не вернуть на службу хотя бы часть старых кадров, об успешной деятельности внешней разведки придётся забыть лет эдак на пять. Пока не вырастут новые кадры. Парпарова вернули на службу, присвоив ему звание майора ГБ, соответствующее армейскому полковнику. Отдали Фёдору и награды, заработанные ранее: два ордена Красного Знамени и орден Красной Звезды.
Парпаров, вернувшийся в аппарат ИНО, неоднократно поднимал вопрос о восстановлении агентурной связи с Мартой, настаивая на необходимости своей командировки в Берлин. Наверное, он тоже её любил, раз настойчиво добивался командировки в Германию, где ему появляться было небезопасно. Дело в том, что после предательства Вальтера Кривицкого тот рассказал, что невозвращение Парпарова в СССР было лишь частью операции НКВД. И вместо Парпарова в Германию едет Елизавета Зарубина. Она встретилась с Мартой, сообщила ей пароль и вручила письмо от Парпарова. Связь была восстановлена, Марта стала передавать весьма ценную информацию, которая неопровержимо свидетельствовала, что Гитлер начнёт вторжение в СССР весной или в начале лета 1941 года. Но, как уже не раз упоминалось, в Кремле этой информации не верили.
Связь с Мартой была утрачена после начала войны. После Победы Парпаров предпринимал попытки найти её, но было уже поздно. Во время одной из бомбёжек Берлина был разрушен её особняк, тяжело ранен муж. Всё это подорвало её психику. Марту уложили в спецклинику и подвергли эвтаназии…
Во время войны Парпаров был зачислен в Четвёртое управление НКВД, занимавшееся подготовкой и заброской в тыл противника диверсионных групп. В 1944 году как специалист по Германии, владеющий немецким языком, он был переведён в Главное управление НКГБ по делам военнопленных, где возглавил группу, работавшую с германскими генералами.
После Победы Парпаров был включён в состав оккупационной администрации, отвечал за безопасность участников Потсдамской конференции глав государств-победительниц, занимался подготовкой материалов для Нюрнбергского процесса и присутствовал на его заседаниях в качестве переводчика.
В Нюрнберге он совершенно случайно встретился со своим сыном, тоже хлебнувшем невзгод за время их разлуки, узнал от него о гибели жены Раисы Иосифовны. Больше Парпаров так и не женился, да и с сыном виделся всего пару раз, потому что тот наотрез отказался возвращаться в СССР. Полковник Фёдор Карпович Парпаров был уволен в отставку летом 1950 года, заведовал военной кафедрой МГУ и скончался в Москве в 1960 году.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Судьба и биография Военные Любимец женщин и гениальный разведчик