Багира

Воскресенье, 09 24th

Последнее обновлениеВс, 24 Сен 2017 12am

Среди славных российских героев, сражавшихся на крымской земле, одно из почётных мест занимает выдающийся инженер, граф Эдуард Иванович Тотлебен. Именно благодаря его таланту и самоотверженности стала возможна легендарная многомесячная оборона Севастополя в годы Крымской войны 1853-1856 годов…

Инженерный гений России

Журнал: Война и Отечество №7(13), июнь 2017 года
Рубрика: Крым наш
Автор: Сергей Марусенко

Защитник Крыма Эдуард Тотлебен

Счастливый случай

Фото: Эдуард ТотлебенЭдуард Тотлебен родился в 1818 году в Митаве. Окончил инженерное училище в Санкт-Петербурге. По выходе из училища воевал на Кавказе, принимал участие в нескольких экспедициях. В 1851 году перешёл в гвардейские инженеры и поселился в Петербурге.
С началом Крымской войны Тотлебен состоит при штабе русской Дунайской армии, где совершил ряд блестящих рекогносцировок под огнём турецких батарей. Но, в общем, дела на Дунае шли для русских не блестяще — сказывалась вопиющая некомпетентность высшего командного состава. Долгие годы продвижение по военной лестнице получали знатные влиятельные царедворцы и их родственники. Теперь русской армии приходилось расплачиваться за ошибочную кадровую политику царского правительства.
Впрочем, князь Михаил Горчаков, бездарно командовавший русской армией на Дунае, сам того не ведая, оказал России огромную услугу — в августе 1854 года он отправил Тотлебена инспектировать севастопольские укрепления. Это случайное распоряжение фактически изменило ход Крымской войны. После высадки англо-французских интервентов Тотлебену пришлось остаться в Севастополе, где он и возглавил все инженерные работы.
Значение его деятельности невозможно переоценить. Благодаря таланту и неутомимости Тотлебена практически беззащитный Севастополь был превращён в неприступную крепость.
Когда в сентябре 1854 года англо-французские войска высадились в Крыму и направились к стенам Севастополя, положение города можно было смело назвать безнадёжным. Северная сторона главной базы Черноморского флота была фактически не укреплена. Там была лишь выстроенная в своё время «тоненькая стенка в три обтёсанных кирпичика», как её ядовито называли моряки. При этом шутники добавляли, что зато стены в домах царских интендантов были очень толстые. Деньги и строительные материалы, выделенные в своё время на возведение севастопольских укреплений, были попросту разворованы!
Причём даже эти чахлые укрепления располагались так неумело и нелепо, что окрестные возвышенности господствовали над ними, сводя все их оборонительное значение к нулю. Не хватало орудий. А те, что имелись, были размещены совершенно неудачно. Достаточно сказать, что на Малаховом кургане — сердце всей севастопольской обороны — к началу осады находилось всего пять орудий. Причём все пять — среднего калибра. Батарея из этих пяти пушек была совершенно не защищена, так как проведённые (по бумажной отчётности!) земляные работы на самом деле даже и не начинались!

Роковая ошибка захватчиков

Тотлебену нужно было срочно исправлять результаты многолетнего чиновничьего казнокрадства и разгильдяйства. Но как успеть расчистить эти «авгиевы конюшни», когда враг уже стоит у ворот? К счастью, интервенты сами пришли на помощь осаждённым. Командование союзников совершило вопиющую стратегическую ошибку: неприятель решил наступать на Севастополь не с безоружной северной стороны, а с южной — где у русских были более-менее сносные укрепления.
Английские, французские, турецкие батальоны потянулись отлежавшей перед ними совсем беззащитной северной стороны к югу.
В те дни адмирал Корнилов записал в своём дневнике такие слова: «Должно быть, Бог не оставил ещё России!».
Защитники Севастополя не переставали удивляться этой грубой ошибке французского и английского командования. «Знаете? Первая просьба моя к государю по окончании войны — это отпуск за границу. Так вот, поеду и назову публично ослами английских и французских генералов», — так сказал Нахимов своим соратникам.
Теперь надо было срочно использовать эту ошибку захватчиков. И Тотлебен с головой окунается в работу. Очевидцам непонятно было даже, «когда спал и ел этот человек»! С утра до ночи Тотлебен пропадал на бастионах: руководил строительством оборонительных рубежей. Чрезвычайно трудны были условия, в которых ему приходилось работать. Достаточно сказать, что в городе не было даже самых обыкновенных железных лопат и кирок. Суммы, ежегодно отпускаемые на так называемый шанцевый инструмент, осели в карманах чиновников! Тотлебен посылает курьеров в Одессу. Но оказалось, что «кирок здесь вовсе нет, лопат же отыскано у торговцев 4246 штук». Эти железные лопаты отправлены были из Одессы «на 12 конных подводах». Обоз прибыл в Севастополь лишь 17 октября. А до той поры рабочие копали землю при помощи деревянных лопат — и это в каменистом крымском грунте! Можно только восхититься самоотверженностью этих простых русских работников, своей кровью и потом исправлявших преступления военных чиновников.

Русское «ноу-хау»

За недостатком времени нельзя было и мечтать о возведении сильных и «правильных» укреплений. Приходилось работать одновременно на всех пунктах, пользуясь всеми подручными средствами. И самое доступное из всех подручных средств лежало буквально под ногами — это был обыкновенный песок. Тотлебен придумал простую и гениальную вещь. Если нет возможности создать форты из камня, то можно их возвести из мешков с песком! И вот все батареи, все важные пункты опоясались, в прямом смысле, стенами из песка. Да, за день боя все эти мешки с песком разметывались в клочья от неприятельского огня. Но за ночь русские солдаты набивали песком новые сотни и сотни мешков. И так изо дня в день. Кроме того, у песка было ещё одно важное преимущество — мобильность. Очень быстро все эти мешки можно было переместить в любую точку поля боя. Таким образом, русские солдаты могли продвигаться вперёд или отступить назад в подготовленную точку, не подвергая себя лишнему риску.
Эта система «передвижных укреплений Тотлебена» (так её и называли в Европе) произвела подлинный переворот в военно-инженерной науке. А уж сколько раздражения и злости вызывали творения гениального русского инженера у неприятеля — можно только догадываться. Англичане и французы засыпали русские позиции тоннами ядер и пуль, но наутро вновь видели перед собой эти проклятые песчаные брустверы!
Не перечислить всех тех инженерных находок, которые придумал Тотлебен, чтобы защитить Севастопль. То, что сейчас выглядит как само собой разумеющееся, тогда было подлинным открытием. Так, Тотлебен придумал в главных пунктах обороны размещать сильные батареи. Все эти пункты соединялись траншеями для стрелков. Между главными пунктами также ставились ещё отдельные батареи, послабее. Таким образом все подступы к городу получали сильную фронтальную и фланговую оборону пушечным и ружейным огнём.
Работа велась беспрерывно днём и ночью. В короткое время вокруг города выросла сплошная оборонительная линия, атаки на которую захлебывались кровью. Тогда неприятель решил подорвать ключевые севастопольские укрепления путём подкопа. Но и здесь русский инженер обошёл французских и английских «коллег». Предвидя такой вариант событий, Тотлебен заранее сам провёл встречную сеть минных галерей! Когда вражеские сапёры приблизились вплотную, заряды были подорваны. Попытка взять Севастополь «из-под земли» провалилась.
Тотлебену удалось сделать невозможное. Практически незащищенный город смог держаться целых 11 месяцев против превосходящих сил врагов. Лишь в сентябре 1855 года остатки севастопольского гарнизона вынуждены были покинуть крепость. Но имена легендарных севастопольских героев, в том числе и Эдуарда Тотлебена, навсегда остались в памяти потомков…

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Судьба и биография Военные Инженерный гений России