Багира

Вторник, 10 17th

Последнее обновлениеВт, 17 Окт 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

СССР и США соперничали во всевозможных областях: оборона, космос, спорт и даже медицина. Прорыв в последней уже в 1950-х годах обещала трансплантология. Вершиной должна была стать пересадка мозга и сердца. И если мозг до сих пор не покорился врачам, то успешную пересадку сердца провели ещё полвека назад. Советским хирургам пришлось догонять западных коллег.

Вызов природе

Журнал: Загадки истории №29, июль 2017 года
Рубрика: Назад в СССР
Автор: Алексей Аникин

Почему советский министр был против операций по пересадке сердца?

Фото: пересадка сердца в СССРЗнаменитые литературные произведения «Голова профессора Доуэля» и «Собачье сердце» давно подготовили общественное мнение СССР к тому, что пересадка человеческих органов — дело решенное. Осталось лишь найти подходящий способ. На практике же всё оказалось куда сложнее. Трудности были не только медицинского, но и административного характера.

Медицинская эволюция

Первые попытки трансплантологии предпринимались ещё в Древнем Египте, где врачи пробовали пришить отрубленную конечность.
Но о совместимости крови и тканей тогда ещё не знали. Только открытие групп крови Карлом Ландштейнером и его учениками в начале XX века (а позднее — и резус-фактора) немного приблизило к пониманию причин неудач.
В 1920-х годах хирург Каррель пересадил собаке почку, и та прожила три месяца. В 1933 году на основе его работ советский хирург Юрий Вороной пересадил почку 26-летней пациентке с отравлением ртутью. Донором был умерший 60-летний мужчина. Через два дня девушку убил иммунный конфликт, но за это время почка начала функционировать.
Хирург Вороной ещё четыре раза пересаживал почку, но никто из его подопечных не прожил более недели. Только в 1951 году британец Питер Медавар выдвинул теорию, что трансплантация невозможна без подавления иммунитета. Подтверждением стала успешная пересадка почки в 1954 году американским хирургом Мюрреем. Правда, донором и реципиентом выступили однояйцевые близнецы, у которых была идеальная иммунная совместимость. Но уже в 1963 году в США Томас Старзл и Джеймс Харди успешно пересадили печень и лёгкое, используя технологии иммуноподавления.
В СССР ещё в 1945 году профессор Николай Синицын осуществил пересадку сердца лягушке, и она жила несколько дней. А в 1965 году успешную пересадку почки произвёл академик Борис Петровский.
Другой хирург — Владимир Демихов — в 1955 году разработал методику пересадки человеческого сердца. Послушать Демихова приезжали светила мировой хирургии. На основе его работ в 1961 году в США хирурги Лоуэр, Стофер и Шамуэй успешно пересадили сердце собаке. Ещё через три года американец Джеймс Харди пересадил человеку сердце шимпанзе. Но пациент прожил с ним лишь полтора часа.
3 декабря 1967 года хирург из ЮАР Кристиан Барнард в госпитале Гроот Шур в Кейптауне совершил невозможное. Он пересадил сердце от 25-летней Денизы Дарваль, погибшей в автокатастрофе, 55-летнему бизнесмену Луису Вашканскому. Мужчина прожил 18 дней и умер от двусторонней пневмонии. Через месяц Барнард повторил операцию. Новый реципиент прожил около двух лет. Своим учителем Барнард называл академика Демихова.

Второй Барнард

После сообщений об успехе Кристиана Барнарда советские хирурги задумались о повторении операции. Вот только академик Петровский, первым пересадивший почку в СССР (на тот момент — уже министр здравоохранения), выступал против. Запрет был негласным, но попасть под гнев министра не желал никто.
Тем не менее академик Александр Вишневский — директор Московского института хирургии имени А.В. Вишневского — решил нарушить это табу. Для подстраховки, в 1967 году он обратился к министру обороны Андрею Гречко с просьбой провести эту операцию в Военно-медицинской академии в Ленинграде. Вишневский был генерал-полковником медицинской службы и главным хирургом Советской Армии, поэтому формально он подчинялся и министру обороны. Гречко идею одобрил.
Профессор представлял себе всю технологию пересадки сердца, ибо имел колоссальный опыт. В процессе подготовки в его институте было проведено более 100 экспериментов, связанных с трансплантацией. Здесь же разработали систему искусственного кровообращения организма и технологию кровоснабжения сердца вне организма. Это позволяло донорскому сердцу жить, пока реципиента готовят к операции.
Приехавшая в Ленинград группа врачей объездила больницы города и наметила 40 человек. Критерий был один — бесперспективность традиционного лечения и скорая смерть. Просеяв кандидатов, консилиум остановился на шести. Однако как раз в те дни по советскому телевидению показали фильм про Барнарда, где рассказали, что его пациент прожил 18 дней. На следующий день пять из шести кандидатов отказались от операции. Согласилась одна — 25-летняя жительница города Николаева, Любовь Пасинская.
В процессе подготовки врачи стали проводить мероприятия по улучшению работы организма девушки, дабы новое сердце не испытало сильной нагрузки. 2 ноября 1968 года консилиум пришёл к заключению, что готовность реципиента «оптимальна». Теперь срочно был нужен донор.
Его искали среди людей, погибших в результате несчастного случая. Как правило, это были люди с тяжёлой черепно-мозговой травмой. И вот, поздно вечером 3 ноября в реаниматологическое отделение ВМА поступила 19-летняя девушка, попавшая под поезд на станции Мга. Когда к ней прибыли врачи из группы Вишневского, прибор регистрировал нулевую активность мозга. Он был мёртв. Но сердце пациентки, подключенной к аппарату искусственного дыхания, ещё билось.
Вечером 4 ноября 1968 года донора и реципиента доставили в операционную. Сначала врачи изъяли сердце у донора и подключили его к аппарату перфузии. Орган стал сокращаться, сигнализируя о работоспособности. После чего Вишневский с помощниками изъяли сердце Пасинской и пересадили на его место сердце донора. И оно забилось!

Тернистый путь

Но радость была преждевременной. Спустя полчаса хирурги заметили, что правый желудочек не «тянул» кровоток из лёгкого. У «сердечников» часто наблюдается ухудшение лёгочного кровообращения. Ожидание, что желудочек адаптируется к новым реалиям, не оправдалось. Спустя 33 часа после начала операции Пасинская умерла.
Неудача Вишневского заставила министра Петровского укрепиться во мнении, что время пересадки сердца ещё не пришло. Но в 1971 году директор НИИ трансплантологии и искусственных органов Глеб Соловьёв, а в 1974 году директор Института сердечной хирургии имени Бакулева Владимир Бураковский нарушили табу. И оба потерпели фиаско! Их пациенты не прожили с новым сердцем и суток.
Между тем на Западе подобные операции постепенно превращались из революционных в рутинные. Советский Союз в этом направлении серьёзно отстал. Только после прихода к власти Михаила Горбачёва, когда начали рушиться запреты, в СССР решили вернуться к этому вопросу.
В 1987 году трансплантацию сердца в СССР решил провести директор НИИ трансплантологии и искусственных органов, академик Валерий Шумаков. Он прекрасно представлял все тонкости подобной операции. За 20 прошедших лет количество монографий не оставило «белых пятен» в этом вопросе. Кроме того, в 1978 году был выпущен препарат циклоспорин-А, подавлявший иммунитет, который отторгал чужой орган. Пациенты с новым сердцем жили более пяти лет. И всё же Шумаков испытывал огромное моральное давление. Риск стать очередным «неудачником» был велик.
Кандидатом на пересадку стала 27-летняя Александра Шалькова, страдавшая дилатационной кардиомиопатией. Полости её сердца были увеличены и не в состоянии обеспечить нужный кровоток. Приготовления к операции Шумаков провёл почти в состоянии секретности. Хирурги, как и космонавты, во многом суеверны. 12 марта 1987 года вместе с группой коллег он осуществил успешную пересадку сердца.
«Сделали операцию, перевели пациентку в реанимацию, она проснулась. А рано утром звонок из министерства: «Что у вас там делается?» — вспоминал Шумаков. — Отвечаем, что всё прошло нормально. Тут же приехал ответственный товарищ, зашёл в палату, посмотрел на пациентку. Поворачивается и говорит: «Мне нужен телефон». Дали ему телефон, и он начал звонить в отдел науки ЦК КПСС. Закончив разговор, повернулся и сказал: «Руководство просило передать вам поздравление…»
Александра Шалькова с чужим сердцем прожила почти восемь лет, и умерла от того, что нарушила режим приёма антииммунного препарата. Тем не менее, успех Шумакова показал, что и в СССР возможны такие операции. В настоящий момент, по данным Международного общества трансплантации, в мире ежегодно проводят 3800 пересадок сердца в год. В России — около 150.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Медицина и биология Вызов природе