Багира

Понедельник, 10 23rd

Последнее обновлениеВс, 22 Окт 2017 6pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Трансплантация органов и тканей — сложный, но весьма эффективный инструмент в борьбе со смертельно опасными заболеваниями. Многочисленные пересадки сердца, печени, почек, продлившие жизни тысяч безнадёжных, казалось бы, пациентов, стали вполне штатными операциями. Сегодня хирурги и физиологи стремятся расширить сферу возможностей медицины и вывести трансплантологию на принципиально новый уровень. Так сказать, освоить те области, о которых раньше могли помыслить только писатели-фантасты.

Нозые горизонты трансплантологии

Журнал: Тайны Вселенной №10(120), 2017 год
Рубрика: Медицина
Автор: Карина Мельна

Современные первопроходцы

Фото: трансплантация органовСовременная трансплантология, взращенная на исследованиях выдающихся хирургов и физиологов XX века, демонстрирует бесспорные успехи. Но всё же сухие данные беспристрастной статистики говорят о том, что методики пересадки ещё далеки от совершенства. В среднем 70-80% операций по трансплантации жизненно важных органов — сердца, печени, почек, поджелудочной железы — завершаются успешно. Хотя если учесть, что до операции пациенты балансировали на грани смерти, это весьма хорошие показатели. Столь высокого уровня удалось достичь благодаря усовершенствованию методик определения совместимости органов реципиента и донора, а также использованию иммунодепрессивных препаратов нового поколения.
Существует особый тип операций по пересадке органов и тканей, которые стали возможны только при нынешнем уровне развития медицины, хотя обсуждения подобных процедур проходили в научном мире десятилетиями.

Знаете ли вы что…

Пот не имеет запаха. Запах появляется только при соприкосновении пота с бактериями на поверхности кожи. Кроме того, диета, эмоции, лекарства и уровень гормонов в организме также влияют на запах пота.

Знаете ли вы что…

Основоположником трансплантации жизненно важных органов является французский хирург и биолог Алексис Каррель. Он выступил инициатором экспериментальной трансплантации сердца и кровеносных сосудов, за что был удостоен Нобелевской премии в области физиологии и медицины в 1912 году. Кроме того, доктор Каррель разработал основные принципы консервации и поддержания жизнеспособности донорских органов.

Одной из таких трудоёмких операций стала полная пересадка лица. Проведение трансплантации подобного рода впервые предложил Питер Батлер ещё в 2002 году, но тогда его инициатива была встречена критикой и жаркими спорами об этичности. Переломным моментом, позволившим преодолеть ряд наиболее спорных аспектов, стала операция по частичной пересадке лица 2005 года, проведённая изуродованной собственной собакой француженке Изабель Динуар. Немногим позже, в марте 2010 года, хирург Хуан Баррет провёл первую в истории полную трансплантацию лица, спасшую жизнь испанца по имени Оскар, который в результате страшного огнестрельного ранения лишился рта, а с ним и возможности есть, дышать и говорить. Доктору Баррету пришлось восстановить лицевые мускулы, верхнюю челюсть, нос, губы, зубы, небо и слёзные протоки. Благодаря усилиям этих не побоявшихся неудач первопроходцев процедура пересадки лица помогла десяткам пациентов вернуться к нормальной жизни.
Ещё одно уникальное событие в истории трансплантологии произошло в 2014 году в Швеции. 36-летняя женщина стала матерью первого в мире ребёнка, рождённого с помощью донорской матки. Более того: трансплантология даёт возможность почувствовать радость полноценного родительства не только женщинам, но и мужчинам. В том же 2014 году в ЮАР хирургам впервые удалось провести успешную пересадку пениса, а уже через год счастливый пациент сообщил о беременности своей подруги.

Жизнь с двумя сердцами

В деле спасения человеческой жизни хороши любые, даже самые экспериментальные средства. Так, 15 августа 2017 года новосибирские хирурги совершили невозможное для молодой девушки, умиравшей от ранения в сердце. Кардиохирурги из Национального медицинского исследовательского центра им, академика Е.Н. Мешалкина под руководством Александра Чернявского совместно с московскими разработчиками установили девушке сразу два искусственных прибора в левый и правый желудочки.
Умирающей пациентке срочно требовалась пересадка донорского органа, но из-за крайне тяжёлого состояния она бы просто не вынесла хирургического вмешательства, поэтому было принято экстренное решение по установке аппарата, который поддержал бы жизнь девушки до того момента, когда её организм восстановится и будет готов принять чужеродный орган. Уникальность разработанного московскими учёными механизма заключается в том, что он обособленно функционирует в разных отделахсердца и позволяет регулировать кровяное давление, на что не способны зарубежные аналоги, создающие слишком высокое давление, пагубно сказывающееся на состоянии лёгких.

Чужая голова

В декабре 2017 года итальянский нейрохирург Серджио Канаверо, нащупавший точку опоры в Харбинском госпитале Китая, планирует перевернуть мир: он собирается провести беспрецедентную операцию по пересадке человеческой головы.
Благодаря исследованиям выдающихся умов прошлого века — американского физиолога Чарльза Гатри, советского трансплантолога Владимира Демихова, американского нейрохирурга Роберта Уайта, — уже неоднократно проводились успешные операции по трансплантации головы крыс, собак и обезьян. Но из-за многочисленных трудностей пересадка человеческой головы оставалась несбыточной мечтой, пока доктор Канаверо, ставший изгоем в научном сообществе и нааоящей звездой СМИ, не решился на этот рискованный шаг.
Научное сообщество встретило проект Канаверо крайне враждебно: смелые идеи стоили итальянскому нейрохирургу карьеры в Туринской университетской клинике. Начиная с 2015 года, когда было объявлено о намерении провести пересадку человеческой головы, пресса загудела от обилия разноплановых отзывов. Одни называют Канаверо спасителем и революционером, другие же непреклонно окрестили его шарлатаном, жаждущим дешёвой славы. Не говоря уже об этических вопросах, которыми его непрестанно забрасывают коллеги и правозащитники, вроде активистов РЕТА. Но это не очень заботит Канаверо. По словам доктора, проект HEAVEN (такое название получила грядущая операция) способен вывести человечество на принципиально новый уровень: «То, что мы хотим сделать, по уровню сложности это всё равно, что посадка космонавтов на Луне. После того как мы отделим голову от тела, у меня будет только час, чтобы заново сшить кровеносные сосуды. Мне нужно продумать и предусмотреть все мельчайшие детали».
Доктор Артур Каплан, директор по медицинской этике Медицинского центра Лангона Университета Нью-Йорка, бескомпромиссно заявил, что результатом эксперимента итальянского авантюриста от медицины станет в лучшем случае смерть пациента, в худшем — «подопытного» ждёт жесточайшее безумие, вызванное вторжением в мозг чужеродной биохимии. К тому же нет никакой гарантии, что Канаверо удастся преодолеть главную сложность в трансплантации головы — сращение спинного мозга, из-за чего пациент навсегда рискует оааться обездвиженным. Поэтому на данном этапе целесообразно проводить трансплантацию головы парализованным пациентам, чьи внутренние органы сильно повреждены. Именно этими печальными качествами обладает 30-летний русский программист Валерий Спиридонов, страдающий болезнью Вердниг-Хоффмана, спинальной мышечной атрофией. Молодой человек добровольно согласился стать первым в истории человеком, чья голова окажется на чужом теле. Однако 19 июня этого года операция неожиданно была перенесена из германской клиники в Китай, поэтому кандидатура Валерия оказалась под вопросом. Не исключено, что китайское правительство захочет видеть первопроходцем своего человека.
Технически процедура пересадки головы будет выглядеть следующим образом. У реципиента и донора одновременно отделят головы, срезы спинного мозга пациента и донора соединят с помощью полиэтиленгликолевого «клея», сошьют мышцы и кровеносные сосуды. После завершения операции пациент будет введён в искусственную кому на четыре недели и посажен на терапию мощными иммунодепрессивными препаратами, предотвращающими отторжение тканей. В случае успешного сращения ствола спинного мозга пациент сможет двигаться, чувствовать лицо и даже говорить своим голосом. Правда, врачи не отрицают, что и при благоприятном исходе пациент будет нуждаться в интенсивной психологической помощи.

Этика против прогресса

Несмотря на всепоглощающий цинизм нашего космического века, этические проблемы медицины остаются мощным сдерживающим фактором, заставляющим исследователей отказываться от особо смелых экспериментов. Даже вполне рутинные операции по трансплантации нередко вызывают волну негодования и ряд правовых и религиозных трудностей.
Забор органов у живого донора, даже с его добровольного согласия, является причинением вреда здоровью и попирает главный принцип медицины — «не навреди». Поэтому донорство возможно только в том случае, когда получаемая польза превышает наносимый вред. Даже изъятие органов у умершего человека с этико-правовой позиции оказывается крайне спорным занятием. Открытыми остаются вопросы добровольного прижизненного согласия на использование органов пациента в качестве донорских при отсутствии подтверждающего документа, а также констатации смерти. Не говоря уже о незаконном коммерческом распространении органов и категорическом запрете некоторых религиозных конфессий на вмешательство в тело человека даже после его смерти.
Так или иначе, несмотря на реальную помощь десяткам тысяч пациентов и колоссальные перспективы, трансплантология по-прежнему остаётся экспериментальной областью, сопряженной с риском. Да, возможно, снятие моральных ограничений развязало бы руки наиболее смелым физиологам и ускорило процесс совершенствования методик пересадки органов и тканей. Но с другой стороны, нельзя оставлять без внимания неотъемлемые права человека, данные ему с рождения, — право распоряжаться собственными телом и требовать уважения к нему, как к части человеческой сущности.

Знаете ли вы что…

Для стимуляции приживления пересаженных органов и тканей используется терапия на основе естественных для человеческого организма биологически активных веществ. На смену опасной иммуносупрессивной терапии пришли новые препараты гормона хореогонина, гепарина и вырабатываемых надпочечниками стероидов. Совместная работа трёх компонентов позволяет снизить их концентрацию в препарате, что снижает наносимый ими вред.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Медицина и биология Нозые горизонты трансплантологии