Багира

Понедельник, 12 18th

Последнее обновлениеВс, 17 Дек 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Во многих западноевропейских книжных коллекциях сохранились образцы книг, нередко духовного или религиозного содержания, в переплёте из человеческой кожи. Удивительное сочетание несочетаемого — книги, несущие свет и знания и самое настоящее мракобесие в их оформлении.

Страшные книги

Журнал: Загадки истории №39, сентябрь 2017 года
Рубрика: Невероятные артефакты
Автор: Михаил Ефимов

Французская конституция 1793 года переплетена человеческой кожей!

Фото: переплёт из кожи человекаК началу XVIII века страны Западной Европы переживали бурную перестройку общества. Этот период назвали эпохой Просвещения. В это «просвещённое» время в Европе, как ни странно, получили распространение весьма мрачные вкусы. Так, многие библиофилы, соперничая друг с другом в приобретении редких образцов книг с изящными и оригинальными переплётами, выбирали переплёты… из человеческой кожи!

Мастера своего дела

Искусство изготовления книжных переплётов всегда было востребованным. Оно рождалось в стенах христианских монастырей, где для богослужебных книг изготовлялись переплёты из дерева — крышки, а их поверхность украшалась резьбой, покрывалась бархатом или кожей и обвивалась украшениями из слоновой кости, драгоценных металлов и камней. Украшение переплётов было тогда занятием ювелиров и стоило больших денег.
Для «домашнего обихода» в Средние века книжные переплёты обтягивались кожей, как правило, бычьей, снабжались металлическими уголками и застёжками. Часто кусок брали такой большой, что всю книгу можно было завернуть в кожу и завязать узлом, чтобы повесить себе на пояс, отправляясь в дорогу.
Творчество переплётчиков достигло совершенства на севере Италии. Миланские мастера украшали обложки книг многочисленными фигурными композициями и медальонами, используя тиснение, мозаику и позолоту. Свою технику они перенесли во Францию, и с XVI столетия французские переплёты стали образцовыми. Самыми любимыми были изображения кружевных узоров, цветов, лавровых веток и разнообразных завитков.
Желание впечатлить оставалось неизменным. Неслучайно во многих западноевропейских книжных коллекциях сохранились образцы нетрадиционных переплётов, выполненных в разных обстоятельствах. Так, в Париже, в музее Карнавале, хранится датированный 1793 годом небольшой томик конституции Первой французской республики, переплетённый в человеческую кожу и поступивший в музей из библиотеки Тюрго.

Плоды революции

Эта техника была официально разрешена в XVII веке. Она получила большую популярность во времена Великой французской революции и оставалась такой среди высших сословий даже в XIX веке. Обычно таким образом переплетались книги по анатомии, завещания, судебные решения. Конечно, существовало множество легенд, связанных с данной техникой, почти все из них отражали её в чёрном свете и осуждали.
Барон д'Ольн, или Анн Робер Жак Тюрго, французский государственный деятель, экономист и разносторонний учёный, был автором сочинений по языкознанию, философии, истории, географии, политике, религии. Он участвовал в создании Энциклопедии» Дидро и д'Аламбера и по роду своей многообразной деятельности собрал большую коллекцию книг. Он не дожил нескольких лет до Французской революции 1789 года, и, возможно, томик конституции попал в его коллекцию позднее от наследников.
В другом хранилище, в музее города Нанта, есть барабан, изготовленный из кожи ярого роялиста, завещанной им для того, чтобы в ходе контрреволюции призывать в поход монархистов против республиканцев.
Нант, как и Париж, пережил ужасы революционного бунта. В 1792 году из разграбленного местного собора Святых Петра и Павла восставшими был извлечён драгоценный реликварий из золота и эмали, в котором хранилось сердце королевы Франции Анны Бретонской, ставшее символом Бретани — провинции, где родилась Анна. Сердце королевы просто выбросили (оно так и не было найдено), а золотой сосуд отправили на переплавку на монетный двор. К счастью, его удалось спасти.

Усеянный звёздами

В эпоху Просвещения — идейного течения, основанного на убеждении в решающей роли разума и науки в познании подлинной природы человека, — в Англии хирург Джон Хантер, один из основоположников экспериментальной патологии, переплетал свои медицинские книги в кожу тех людей, чьи трупы ему приходилось вскрывать.
В библиотеке английского герцога Мальборо хранятся два тома, переплетённые в кожу колдуньи Мэри Ратмен, казненной за убийство в начале XIX века. В другой английской библиотеке многотомный судебный отчёт по громкому делу Кордье, обвинённого в убийстве, переплетён в кожу самого убийцы.
Ещё одно известное «завещание» приобрёл в конце XIX столетия французский астроном, основатель журнала «Астрономия» и автор научно-популярных книг Камиль Фламмарион. Все его труды неоднократно издавались в России, ведь в них, рассчитанных на широкий круг читателей, доступно раскрывались тайны космоса.
Фламмарион, часто разъезжая с лекциями, самозабвенно рассказывал о фантастической красоте внеземных миров и вероятности жизни на других планетах. Собирая разного рода информацию, поступавшую, в частности, от многочисленных корреспондентов, Фламмарион сделал знаменательный вывод о том, что душа человека остаётся жива после смерти плоти, но «бесплотный дух не заключён в нашем пространстве, он живёт в четвёртом измерении, в гиперпространстве».
У выдающегося астронома, к тому же обладавшего весьма эффектной внешностью, было множество поклонников, особенно среди женщин. Среди последних — одна молодая особа, которая оставила о себе долгую память в его жизни.
28-летняя графиня Санаба всё свободное время проводила за усердным изучением звёздного неба.
Сочинения Фламмариона её особенно увлекали, и она попросила своего супруга, который был намного старше её, пригласить знаменитого мэтра провести весной несколько дней в их замке в горах на юге Франции. Учёный приехал, и как-то раз графиня призналась ему в том, что страдает, но не от любви (в этом она не созналась), а чахоткой. Она хладнокровно заметила, что кончина её близка, и добавила: «Я вам впоследствии сделаю подарок, а вы меня очень оскорбите, если не примете его».
Вскоре Фламмарион уехал в Жювизи (пригород Парижа), где находилась устроенная им обсерватория, и совершенно забыл о таинственном обещании его почитательницы. Но однажды на его имя пришёл пакет с письмом, обрамлённым траурной каймой. Астроном вынул из пакета кусок… белой толстой кожи. Письмо, написанное врачом графини, гласило: «Я исполняю желание умершей… Я должен был ей поклясться, что перешлю вам на другой день после её смерти кожу с её плеч, которою вы так любовались при вашем посещении. Она желает, чтобы вы переплели в эту кожу первый экземпляр вашего сочинения, издаваемого вами после её смерти».
Фламмарион не побрезговал и принял «подарок». Он вручил его одному кожевнику, и тот тщательно обрабатывал кожу в течение трёх месяцев. Затем учёный велел переплести в неё одно из своих сочинений — «Звёзды и достопримечательности неба». Обрез книги был красный, усеянный золотистыми звёздами. На переплёте золотыми буквами были напечатаны слова: «В воспоминание об умершей».
Душа усопшей графини никогда не беспокоила Фламмариона ни в снах, ни наяву — видимо, умиротворенная, она нашла приют в гиперпространстве. Книга Фламмариона до сих пор хранится в библиотеке покойного астронома в Жювизи.

Ценности Гарварда

Удивительно, но книги в подобных «оригинальных» переплётах до сих пор хранятся даже в известных учебных заведениях. Например, в Гарварде, где не так давно библиотекари обратили внимание на несколько книг с «подозрительными» переплётами. В числе этих книг были томик римской поэзии, сочинение по французской философии и трактат о средневековых испанских законах. Внутри последней книги под названием Practicarum guaestionum («Практические проблемы») красовалась любопытная надпись: «Это всё, что осталось от моего дорогого друга Йонаса Райта, с которого была заживо содрана кожа на четвёртый день августа 1632 года». Переплёт прекрасно сохранился. Цвет кожи жёлтый, с коричневыми и чёрными пятнами. Вероятно, законы тех лет не позволили бедняге Райту сохранить свою кожу.
А в Париже, в Национальной библиотеке Франции, хранится рукописная Библия XIII века в переплёте из кожи неизвестного монаха.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить