Багира

Суббота, 09 23rd

Последнее обновлениеСб, 23 Сен 2017 6am

Разными путями приходят люди в большую литературу. Кто-то ради денег и славы, кто-то в надежде изменить мир, а иные — в поисках спасения от ужасов жизни. Последний случай — про Бажова.

Павел Бажов: Уральский скиталец

Журнал: Дарья Биография №8, 2017 год
Рубрика: Литература
Автор: Никита Ловчинский

Фото: Павел БажовВ уральском городке Сысерти 15ы января 1879 года в семье простого горнорабочего родился единственный ребёнок — будущий автор «Малахитовой шкатулки» и «Серебряного копытца» Павел Бажов.
Детство мальчика было тяжёлым. Отец любил сына и жену, был асом в своём деле, но часто пил. Всякий раз, хлебнув лишнего, начинал оскорблять начальство, и остановить его никто не мог. «Сверло» (так его прозвали за злой язык) часто увольняли — без работы он сидел месяцами. Чтобы найти хоть какое-то место, семья переезжала с рудника на рудник. И на каждом новом месте история повторялась — сдав смену, «Сверло» снова пил и ругал начальство…
Семью спасала мать: сутками напролёт вязала шали и чулки, которые продавала соседкам. Однако из нищеты семья так и не выбралась — отец рано умер от алкоголизма, а мать ослепла…

«Спасительная путёвка в люди»

Уже в первом классе заводской школы стало ясно, что у Паши редкие способности и тяга к учению. Преподаватель литературы показал одарённого паренька знакомому ветеринарному врачу из Екатеринбурга. К удивлению родителей, тот разрешил Бажову жить у себя во время обучения в духовном училище. «Это была спасительная путёвка в люди», — как позже скажет писатель.
Из Екатеринбурга Бажов переехал в Пермь, где продолжил обучение в духовной семинарии. До карьеры священника оставался лишь шаг — диплом духовной академии. Но Бажов вдруг круто изменил свою жизнь: подал документы в Томский светский университет и… на экзаменах провалился. Конечно, Бажова «срезали» сознательно: повлияли низкое социальное происхождение и неоднократное участие в студенческих революционных волнениях.
Учиться дальше Бажов не стал — устроился преподавателем в женское епархиальное училище. И правильно сделал: именно здесь он нашёл любовь всей жизни.

Преступная страсть

В это трудно поверить, но до 30 лет у Бажова не было ни одного романа. Все силы и время молодого человека забирали работы и подработки. Ведь нужно было кормить не только себя, но и овдовевшую мать. Бажов не роптал — до обеда преподавал, потом давал частные уроки, а после, уже вечером (иногда и по ночам!) писал статьи в уральские газеты и журналы.
Однажды Павел Петрович зашёл в новый класс и… понял, что пропал. Валентина Иваницкая отличалась от всех: умная, красивая, статная, с толстой косой. Что же делать? Девушке всего 15, Бажову — уже 28. К тому же она его ученица! 4 года писатель боролся со своим чувством, стыдился его, считал преступным, пытался побороть. Тщётно.
И вот сданы все выпускные экзамены. Ещё пара дней, и Бажов расстанется со своей лучшей ученицей навсегда. «Будь что будет!» — решил учитель и заплетающимся от страха языком признался Иваницкой в своих чувствах. В ответ девушка бросилась писателю на шею. Оказывается, она влюбилась в него в первый же день учёбы. В 1911 году влюблённые поженились.
«Моя жена — самая большая удача в моей жизни!» — скажет спустя десятилетия Бажов. Она не просто сделала писателя счастливым — она сохранила его для великой русской литературы.

Под колёсами революции

Не будучи певцом революции, как Горький, Бажов был ярым её сторонником как гражданин. Сказались ужасы детства: простые уральские рабочие жили бедно и тяжело. Потому и пили, и дрались, и шли на преступления. Павел Петрович искренне верил, что большевики изменят Русь, что наступит на любимом Урале счастье, равенство, богатство.
В 1905 году Бажов был «на баррикадах»: участвовал в акциях протеста, даже 2 недели провёл в тюрьме. В 1917-м вступил в партию большевиков и стал редактором революционной пермской газеты «Окопная правда». Эта должность едва не стоила писателю жизни. Колчак, захватив Пермь, начал жестокие политические чистки. В тюрьме оказалась чуть ли не треть города, в том числе и Бажов. Камеры, поначалу переполненные, пустели быстро — за сутки белые расстреливали по несколько десятков человек. Обезумев от ужаса и голода, Бажов решился на побег. Босиком по снегу, спотыкаясь о трупы, вдоль железнодорожных путей брёл страдалец в Екатеринбург. Выручил сердобольный крестьянин — спрятал Павла Петровича в куче сена и провез через казачьи посты.
Дома — новый кошмар: дети плачут от голода, жена бьётся в горячке с мёртвым младенцем на руках, все её родственники пропали… Поручив семью соседу, Бажов ушёл партизанить в лес под Томском, а уже оттуда — на Алтай. Мог ли он тогда подумать, что его подвиги партия не оценит и приговорит к расстрелу за книги, полные правды?

Здравствуй, прошлое!

Гражданская война отняла у супругов Бажовых троих детей из семи. В надежде забыть страшное прошлое, Павел Петрович с головой окунулся в работу — в уральских политических изданиях он был и редактором, и журналистом, и критиком, и наставником для молодых. Параллельно помогал краеведческому музею, собирал уральский фольклор, писал первое художественное произведение — «Уральские были». Пока полностью реалистичное.
В начале 1930-х Бажов совершил ошибку — взялся за написание политико-исторического очерка «Формирование на ходу». Казалось бы, всё складывалось хорошо: заказ престижный, «сверху»; цель благая — описать процесс становления новой власти на полях сражений красных с белыми. Книга получилась мощная, страстная, правдивая. Правдивая настолько, что власть ужаснулась и вызвала писателя на допрос.
«Ну, прощай, Валя!» — сказал Павел Петрович, собрав узелок для лагерей.
Однако через сутки вернулся домой: следователя, который вёл дело Бажова, самого отправили в ГУЛАГ. Долго радоваться не пришлось: сын писателя Алексей погиб при взрыве на заводе. Официальная версия — несчастный случай, неофициальная — политический заказ, месть журналисту-дисседенту.
Бажов снова забылся в труде. Много ездил по стране, писал об ударных стройках. В 1936 году попал на Бумкомбинат в Краснокамске. Написать о проекте нужно было хорошо, а рассказать нечего — работа шла с опозданием и ошибками, руководителей одного за другим уносил вихрь сталинского террора… В итоге Бажов сдал лишь малую часть рукописи под названием «Как мы жили и работали». Материал, естественно, не пропустили, а автора исключили из партии и уволили с работы.
В этот жуткий период жизни, в 1937 году, Бажов и создал легендарную «Малахитовую шкатулку» — сборник уральских сказов, полный романтики, красоты, народной мудрости, дивной мистики. Он творил в никуда — забыв о современности, уже ни на что не надеясь. Бежал от бед, лечил душу детскими воспоминаниями о древней стране горных мастеров… И вдруг невероятное: уже после первой публикации книги в 1939 году ему возвратили партбилет, приняли в Союз писателей СССР, дали сначала Ленинскую, а затем и Сталинскую премии. За несколько лет книгу перевели на 100 языков мира! Переиздания раскупались миллионными тиражами, из библиотек «Малахитовую шкатулку» попросту воровали.
В чём же уникальность сказов Бажова? В их удивительной неполитичности, народной языковой самобытности, русской глубинной человечности. Они вернули людям веру в труд, в чудеса, в великую силу пусть и измученной, но все же непобедимой России, такой родной и уникальной.
…В последние годы жизни Бажов не щадил себя. Став депутатом СССР, старался помочь как можно большему числу обездоленных, выслушать и понять каждого, кто писал ему или приходил в его дом.
В 1950 году, на 72-м году жизни, Павла Петровича не стало. Незадолго до смерти он завершил свой последний сказ «Живой огонёк». В наших сердцах он горит до сих пор.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Судьба и биография Литераторы Уральский скиталец