Багира

Четверг, 11 23rd

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Алоиза Пашкевич — белорусская поэтесса, прозаик, общественно-политический деятель, актриса, педагог, была автором одного из первых белорусских букварей. Она много сделала для того, чтобы белорусы ощутили себя независимой нацией…

Созвездие Тётки

Журнал: Тайны 20-го века №37, сентябрь 2017 года
Рубрика: Женщина в истории
Автор: Анна Семененко

Алоиза Пашкевич отправляла революционеров в психиатрическую больницу!

Фото: Алоиза ПашкевичРодилась Алоиза Пашкевич 3 июля (по старому стилю) 1876 года в поместье Пешчин (Пещин) в Виленской губернии, недалеко от города Лида. Тогда эта территория входила в состав Северо-Западного края Российской империи и считалась исконно русской, населённой православными «белыми русинами».

Ранние годы

Детство Пашкевич прошло в фольварке Старый Двор, где она росла у деда. В семье, кроме неё, было ещё пятеро детей: два брата и три сестры. Своё первое образование будущая поэтесса получила в Виленской частной женской семиклассной гимназии Веры Михайловны Прозоровой. Плата за обучение в этой гимназии была высока — 100 рублей в год, но за прилежную учёбу и очень хорошие оценки Алоизе была назначена стипендия. В 1902 году она поступила на Курсы воспитательниц и руководительниц физического образования (Высшие курсы Лесгафта) в Санкт-Петербурге, которые работали при первом научно-исследовательском институте по физическому воспитанию — Биологической лаборатории. Эти курсы были первым в Российской империи педагогическим институтом по физическому образованию. Пашкевич их не окончила, но в 1904 году экстерном сдала экзамены за полный курс Александровской женской гимназии.
В Санкт-Петербурге Пашкевич увлеклась национальной белорусской идеей и участвовала в деятельности студенческого «Кружка белорусского народного просвещения и культуры», созданного в 1902 году студентами из Белоруссии Антоном и Иваном Луцкевичами. Кружок пропагандировал национальную белорусскую культуру — не польскую и не русскую — и вёл поиск путей её возрождения. Члены этого кружка говорили что белорусы — самостоятельная славянская нация, со своей древней историей, этнографией и культурой. Белорусский язык — это вовсе не «местный крестьянский говор», а самостоятельный и самобытный национальный язык со своими филолого-фонетическими особенностями.
В том же 1902 году началась и литературная деятельность Алоизы. Писала она на белорусском языке — не западнорусском (старобелорусском), до XVII века распространённом на территории Великого княжества Литовского, а на том, который в XIX веке был фактически создан заново, на основе белорусских устно-разговорных народных диалектов. В нелегальных изданиях кружка — «Каляднай тсанцы» и «Велжоднай т'санцы» — были помещены её стихи «Мужык не змяжуся», «Музыкант беларусю», «Ня-маш, але будзе».

Революционная деятельность

После окончания образования Алоиза вернулась в Вильно, где работала фельдшером в городе Новая Ви-лейка под Вильно (сейчас — район Вильнюса Науйойи-Вильня), индустриальном пригороде столицы Северо-Западного края. Во время Первой русской революции 1905 года Пашкевич с головой ушла в пропагандистскую работу. Девушка создавала рабочие и женские кружки, выступала на митингах, занималась агитацией среди рабочих и крестьян и распространением прокламаций. Есть легенда, что она прятала революционеров в городской психиатрической больнице.
Одновременно Пашкевич участвовала в основании Белорусской социалистической громады и руководстве ею. Эта левая политическая партия ставила вместе с требованиями социалистических преобразований вопрос о национально-культурной автономии (позднее — собственной государственности) для белорусов. Фактически это была первая белорусская национальная политическая партия. Кстати, после революции 1905 года власти Российской империи официально разрешили использовать белорусский язык для издания газет, журналов и книг.
Пашкевич поддерживала связь с литовскими и российскими социал-демократами, в частности с одним из лидеров и основателей коммунистической партии Литвы Винцасом Мицкявичусом-Капсукасом и Борисом Вигилевым («товарищем Степаном»), членом комитета Российской социал-демократической рабочей партии и одним из соратников Владимира Ульянова (Ленина).

Зарубежный опыт

Рабочие и служащие нововилейской лечебницы образовали «революционную организацию», которая вскоре была раскрыта властями. Алоиза под угрозой ареста эмигрировала в Галицию (Австро-Венгрия), в город Львов. Здесь она стала вольной слушательницей философского отделения Львовского университета. В 1906 году в Жовкве (неподалёку от Львова) она издала свои сборники стихов «Скрыпка беларуская» и «Хрэст на свабоду». Последний за стихотворение «Соседям в неволе», в котором были строки «Беларусь, Лiтва, Расея // Гоняць вон цара-зладзея!» был запрещён российской цензурой. Белорусская литература в лице Пашкевич обрела свою первую поэтессу.
В том же году в Петербурге увидело свет и «Першае чы-танне для дзетак беларусау», написанное Пашкевич. На обложке этой книги впервые появился псевдоним Тётка. Добрая, славная Тётка сказывала детям сказки, сочиняла стихи, учебные тексты о родной земле, загадки, прибаутки. Книга на практике реали-зовывала распространённую в то время среди польской шляхты Северо-Западного края Российской империи идею конструирования белорусской национальности на основе выявления оригинальных народных черт. Наряду с этим «Першае чытанне для дзетак беларусау» и «Букварь», вошедшие в число первых белорусских учебников, были направлены на воспитание детей на примерах крестьянского трудолюбия и любви к родной земле.
Тётка пробует свои силы и в прозе (рассказы «Зелёнка», «Новогоднее письмо», «Ми-хаська», «Осенние листья», «Лишняя»), в 1914 году она редактировала юношеский краеведческий иллюстрированный журнал «Лучинка» (вышло шесть номеров), широко освещавший вопросы обучения и воспитания молодёжи.
В своих публицистических статьях («Как нам учиться», «Берегите родное слово» и др.) Тётка выступила как пропагандист демократических взглядов на проблемы народного просвещения.
Пашкевич вошла в историю литературы под псевдонимом Тётка, но на самом деле она подписывала свои сочинения несколькими именами: Мацей Крагиука, Гаурылай з Полацка, Банадысь Асака, Тымчасов.
Алоиза Пашкевич продолжила своё образование на гуманитарном факультете Ягеллонского университета в Кракове, где изучала философию, филологию и историю. Некоторое время она провела в Закопане, надеясь вылечиться от открывшегося у неё туберкулёза. Совершала путешествия в Финляндию, Швецию в Италию. Во время поездки в Финляндию познакомилась с Эльзой Реберг — лидером национального движения саамов. Но тоска по родине настойчиво звала поэтессу домой. В 1906 и 1910 годах она нелегально выезжала в Санкт-Петербург и Вильно под чужим паспортом.
В эмиграции в 1912 году Тётка вышла замуж за инженера, выпускника Санкт-Петербургского технологического института, Степонаса Кайриса — будущего вице-премьера провозглашённой в 1918 году Литовской советской республики. В советской литературе брак называли фиктивным, заключённым только ради смены фамилии и возможности таким образом вернуться на родину, так как Кайрис был социал-демократом и противником коммунистов. Пара жила в Вильно, где Кайрис служил инженером городского водоснабжения и канализации. Друзьями Тётки были будущий классик польской литературы Элиза Ожешко, художник и композитор Микалоюс Чюрленис, литовский поэт Йонас Билюнас, украинский славист Илларион Свентицкий, один из первых польских футуристов Ежи Янковский.
В 1915 году Тётка организовывала белорусские школы и учительские курсы в Вильнюсе, помогала в создании приютов. Пашкевич-Кайрис и после замужества продолжала литературно-просветительскую деятельность, поддерживала любительскую труппу Игната Буйницкого, которая исполняла песни и спектакли на белорусском языке и даже принимала участие в некоторых представлениях.
Во время Первой мировой войны Пашкевич отправилась сестрой милосердия на фронт. Какое-то время работала фельдшером в тифозном бараке. В 1916 году, вернувшись в Вильно, она получила письмо о тяжёлой болезни отца. Алоиза отправилась в Старый Двор, где свирепствовала эпидемия тифа, но, к сожалению, отец поэтессы скончался до её приезда, и Алоиза стала оказывать помощь соседям. Во время одной из поездок по окрестным деревням бесстрашная женщина заразилась тифом и 5 февраля 1916 года умерла.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Судьба и биография Литераторы Созвездие Тётки