Багира

Пятница, 10 20th

Последнее обновлениеПт, 20 Окт 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Согласно проведённым опросам, у людей разных стран слово «Чехия» ассоциируется с такими словами, как «пиво», «хоккей» и «Швейк». Сами чехи тоже гордятся своим пивом и хоккейной сборной, а вот роман о бравом солдате Швейке и сочинившего его писателя Ярослава Гашека откровенно недолюбливают.

Отец бравого солдата Швейка

Журнал: Мир криминала №17, сентябрь 2017 года
Рубрика: Тайная жизнь замечательных людей
Автор: Валерий Ярхо

Фото: Ярослав ГашекЛитературный дар Ярослава Гашека вызревал в довольно специфической обстановке. Гимназического курса Гашек не окончил, зато довольно рано увлёкся политикой. Во время антинемецких беспорядков, вспыхнувших в Праге в 1897 году, Ярослав, которому было только 14 лет, принимал участие в демонстрациях против немецкого засилья, погромах немецких магазинов и стычках с полицией. Тогда же его впервые арестовали и по закону о чрезвычайном положении, введённому в Праге, могли даже расстрелять. Ярослава спас возраст — мальчишку пощадили и, недолго продержав в кутузке, отпустили на все четыре стороны.

Ради любви

Бросив учёбу в школе, Ярослав стал учеником аптекаря, но надолго ни в одной аптеке не удержался и отправился бродить по свету. Без какой-то особенной цели в компании приятелей он обошёл многие места Чехии, Словакии и Моравии. Вернувшись в Прагу в 1899 году, Ярослав смог поступить в Торговую академию. Денег на учёбу у него не было, но как отличный ученик он учился в академии бесплатно.
Через три года, окончив академию, молодой человек получил место в банке «Славия», но вскоре его уволили за прогулы без уважительных причин. Лето 1903 года он посвятил пешим путешествиям, в ходе которых неоднократно арестовывался полицией разных мест за бродяжничество.
Осенью Гашек вернулся в Прагу, и именно тогда он стал пробовать себя как писатель-юморист. Оказалось, что Ярослав не только остер на язык, но и перо у него весьма бойкое. У него открылся талант превращать в уморительно смешные рассказы многое из того, что он повидал, бродя по свету, или о чём слыхал.
Став литератором, Ярослав мало поменялся нравом. Он обожал пражские трактиры и кабачки. Всюду заводил массу знакомств. Лез в драки. Затевал скандалы. Много пил. Но настал момент, когда ему пришлось буквально демонстративно взяться за ум. Виной тому была любовь — родители Ярмилы Майеровой, руки которой он просил, не желали отдавать дочь за «известного в Праге хулиганствующего анархиста», как называли Гашека в газетных заметках, сообщавших об очередном его аресте.
Чтобы добиться расположения родителей Ярмилы, Ярослав занял место редактора журнала «Мир животных», отрёкся от анархизма и даже примирился с церковью, на которую прежде частенько нападал в своих сочинениях. Эти шаги помогли, и Ярмила стала его женой. Но натура Ярослава брала своё. Из «Мира животных» он вынужден был уйти после скандала, вызванного серией статей о придуманных им самим животных, птицах и насекомых. Для поддержания бюджета Гашек основал «Кинологический институт», где беспородных псов путём перекраски и прочих «цыганских» приёмов превращали в собачьих аристократов и сочиняли фальшивые родословные. Совладельцами этого заведения числились его тесть и жена, о чём Ярослав им благоразумно не сообщил. Затея кончилась обращениями в суд покупателей барбосов. Обвинения в мошенничестве грозили всем совладельцам тюремным сроком, но, по счастью, присяжные не нашли доказательства вескими и подсудимых освободили.

Манифест гуляки

Вскоре после этого Ярослав Гашек угодил в сумасшедший дом, куда его доставили с Карлова моста. Будучи, как всегда поздним вечером, сильно выпивши, Ярослав таращился на воду Влтавы, и его приняли за самоубийцу, который хочет сигануть с моста в реку. Полицейский патруль «самоубийцу» скрутил и доставил в участок. При опросе задержанный назвался Яном Непомуцким (это святой мученик, которого утопили во Влтаве, сбросив с моста в мешке) и что ему примерно 518 лет от роду. После этих заявлений его отправили в психиатрическую лечебницу.
Покуда недоразумение разъяснилось и Ярослав снова оказался на воле, подоспела избирательная кампания в австрийский парламент. Неугомонный пан Гашек включился в борьбу за депутатский мандат, основав партию Умеренного прогресса в рамках законности, выдвинувшую его кандидатом. Им были сочинены манифест партии и программа, включавшая в себя такие пункты, как повторное введение рабства, национализация дворников, реабилитация животных, обязательное введение алкоголизма, бесплатная горчица к сосискам и прочее в таком роде. Предвыборные собрания проходили в трактирах, которые набивались битком. На них выступали ораторы, речи которых вызывали гомерический хохот. На выборах в том округе была зарегистрирована партия, за Гашека даже проголосовали 38 человек из трёх тысяч имевших право голоса.
К этому времени семейная жизнь с Ярмилой рухнула окончательно. Однажды Ярослав едва не потерял сына. Он принёс младенца Рихарда в трактир, чтобы показать его приятелям. Мужчины выпили за здоровье младенца, и пошло у них такое веселье, что папаша только через три дня вспомнил о сыне, оставленном в том трактире, где изначально сошлась компания. Когда Гашек туда пришёл и спросил о Рихарде, ему сказали, что обнаружившая исчезновение мужа и сына опытная пани Ярмила пошла по следам гуляки и довольно скоро обнаружила своё чадо брошенным на попечение трактирщика. На этом этапе семейная жизнь четы Гашеков прекратилась.
Расставание с супругой не вогнало Ярослава в депрессию. Он продолжал много писать. И столь же много пил. Ему нравилось эпатировать публику. Так, летом 1914 года он с приятелем своим выкупались в женских костюмах и сфотографировались на память. Этот снимок был опубликован в пражских газетах, вызвав много шума. Впрочем, эту сенсацию вскоре затмила другая — началась Первая мировая война.
Вскоре после начала войны Гашек поселился в одной из гостиниц, сообщив портье следующие данные о себе: «Иван Сергеевич Толстой из Москвы. Цель приезда: ревизия австрийского Генерального штаба». Через несколько часов его арестовали как русского шпиона. На допросе Гашек заявил, что он просто хотел проверить бдительность контрразведки. Когда разобрались, кто он такой, то махнули рукой и… отправили под конвоем на призывной пункт.

Рождение Швейка

В Праге Ярослав Гашек появился только спустя семь лет. Что с ним было на фронте и в плену, где он оказался, сказать наверняка не возьмётся никто. Слухов было множество. Знаменитого пражского озорника раз пять или шесть похоронили, но он вернулся живой, хотя и не очень здоровый, с русской женой Александрой Львовой.
По разным обрывочным сведениям, после революции в России Гашек примкнул к большевикам. Воевал, работал в газетах и журналах. Занимал разные должности в революционных органах управления. На родине он оказался не совсем по своей воле — как член компартии
Гашек вместе с другими чехами-коммунистами был направлен в ставшую независимой Чехословакию Коминтерном.
Когда деньги, полученные от Коминтерна, кончились, чтобы свести концы с концами, Гашек со своим приятелем экс-контрабандистом паном Сауэром решили основать собственное издательство. Издавать они собирались сочинения Гашека, и тому пришлось, оторвавшись от пива и сливовицы, усердно писать. Так начала создаваться первая часть романа о похождениях Швейка. Её Ярослав написал быстро и издал отдельной книжкой.
Роман имел успех у читателя и принёс некоторые деньги. На радостях Гашек ударился в загул, и тогда хитрый пан Сауэр подговорил художника Панушку выманить Ярослава из Праги, подальше от любимых кабаков. Выйдя раз со своими приятелями из дому за пивом, Ярослав и сам не заметил, как оказался в городке Липнице. Туда к нему приехала жена, и, осев в провинции, автор продолжил работу над романом.
За последние девять месяцев жизни Гашек выдал 750 страниц текста, но дописать свой главный роман так и не успел. Здоровье его было подорвано загулами и военными приключениями. На последних этапах работы он уже мог только диктовать тексты своему секретарю. Когда известие о смерти Гашека достигло Праги, друзья не поверили в него, считая, что Ярослав их снова разыгрывает.
Роман о Швейке имел оглушительный успех. Он был издан на 57 языках, и всюду фразы из него разошлись на цитаты. Только на родине к Швейку относятся весьма прохладно. Чехам кажется, что Гашек извратил представления о народе, выведя его сборищем плутов, хулиганов и придурков, которыми наполнен роман.
Не каждому писателю удаётся такая гигантская задача — сформировать пусть и ошибочное, но устойчивое мнение о собственном народе в глазах всего мира. Пражскому пьянице и хулигану, присланному Коминтерном для подготовки революции, это удалось сделать с шутками и прибаутками, как, собственно, и всё остальное в его жизни.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Судьба и биография Литераторы Отец бравого солдата Швейка