Багира

Суббота, 09 23rd

Последнее обновлениеСб, 23 Сен 2017 6am

Здравствуйте, господин Д. Инзов! Вот уже 2 месяца, как я подсел на ваш журнал — «Запретная история». Рад тому, что ваши первородные инстинкты не порабощены моралью. Мне импонирует то, что вы разглядываете в замочную щель времени матушку-историю, когда она не одета. Александр Синдерев

Исторический вуайеризм и «слабак» Джек Лондон

Журнал: Запретная история №15(32), июль 2017 года
Рубрика: Инзов отвечает на вопросы
Автор: Дмитрий Инзов

Назад к Homo Naturalis! («природному человеку»)

Фото: Джек ЛондонДа, я считаю, что давно пора отбросить все эти фальшивые мещанские условности.
«Ах, это (подсматривать в замочную скважину) неприлично!» — возмущенно восклицает над текстом Инзова какая-нибудь старая дева.
«Обсуждать чужую личную жизнь — это непорядочно!» — охает кисейная барышня.
А я скажу: к чёрту «порядочность»! В мире нет ни «приличного», ни «неприличного». Есть только Правда. И то, как она написана — интересно или скучно. А остальное всё — выдумки мракобесов. Пора сорвать уже с глаз эти шоры, навешанные советской изуверской пропагандой. Пришло время свободному, сильному человеку вырваться из тесной душной клетки замшелого «соцреализма» и так называемой моральной (а на самом деле — ханжеской) литературы!
Пора вернуться «Назад в будущее» (или «Вперёд в прошлое»). А именно: вернуться на 100 лет назад — во времена Джека Лондона и Киплинга! Пора стать освобождённым от условностей буржуазного общества «первобытным зверем».
Этого «чистого зверя» — «дитя природы» воспевала литература начала XX века. Но потом — всё пошло наперекосяк. Первая мировая война. Коммунисты. Нацисты. Об идее «первозданного человека» надолго забыли.
И вот теперь Д. Инзов подхватил знамя, выпавшее из рук Киплинга и Джека Лондона, Мопассана и Куприна. Инзов объявил войну всем условностям и всей фальши этого «официального», «приличного» мира. Всё, что не запрещено УК РФ, — позволено. А «моральный закон» — это всего лишь абстракция, дым, пар. И как пар — быстро улетучится.

Джек Лондон «срезался» на половом вопросе

Но Инзов — это вам не просто какой-то там Джек Лондон. Инзов — круче! Потому что старина Джек остановился там, где для Инзова нет остановки. Вот как, например, знаменитый Корней Чуковский (в 1913 году) высмеивал литературные потуги знаменитого американца: «Нынче все помешаны на первобытности: пожалуйста, чтобы первобытнее! Звериность, дикость — величайшая ныне хвала. Любите так чисто и свято, как звери! — ведь воскликнул же современный поэт, и вот юркий американский репортёр, чтобы потрафить на спрос, скинул галстук и жёлтые ботинки, вдел колечко в ноздрю, встал на четвереньки и рычит, изображает из себя blonda bestia, дикаря, леопарда, и все стонут, рыдают от восторга: — Обольстительный Джек Потрошитель!».
А далее Корней Чуковский рассказывает, на чём «срезался» этот американский «литературный Потрошитель». А срезался старина Лондон всё на том же половом вопросе.

«Морской волк» — приторный дамский роман?

Вот, например, в его знаменитом романе «Морской волк» два интеллигента — мужчина и женщина — попадают на необитаемый остров. Читаем дальше восхитительную заметку К. Чуковского: «Вот в звериных шкурах, с дубинами в руках, на берегу океана, как первобытные пещерные жители», охотятся за дикими зверьми какие-то самец и самка…
Всё превосходно. Оба в пустыне. Живут под одною кровлей и месяц, и два, и три. Но когда этот великолепный дикарь хочет у своей милой дикарки поцеловать кончики пальцев, она говорит: ах, нет! Почему же?
Оказывается, они не повенчаны! И только когда вдали показался спасительный корабль, а значит, и законное супружество, дикарка стала податливее, и всё пошло как всегда во всех бульварных романах: «Наши глаза встретились… и я заключил её в объятия… Мои губы прильнули к её губам:
— Моя крошка, моя маленькая женщина…
— Мой муж, — сказала она с счастливым вздохом, пряча головку на моей груди.
— Ещё один поцелуй, радость моя, — шепнул я, — один поцелуй раньше, чем они придут.
— И спасут нас от искушения, — договорила она с очаровательной улыбкой, полной самой нежной любви»…
Лондон знает своего потребителя и ни на дюйм не пойдёт против него. И если обыватель требует пиетета к своей двуспальной постели, наш Заратустра даже на необитаемом острове будет охранять эту постель…».

Сказочник разнёс америкоса в лоскуты!

Вот так вот в пух и прах разнёс наш знаменитый сказочник американского болтуна Джека Лондона.
Конечно, тут американский писатель явно лажанулся. Мол, дикари — дикарями. А политкорректная мещанская «святость брака» — это святое! (извините за тавтологию).
И получилась ужасно лживая сусальная картинка. Мол, молодые мужик и девка живут, значит, как дикие звери на острове. Живут долго. Три месяца.
И что ж получается по Джеку Лондону: за это время зверь-самец и зверушка-самка ни разу ничего греховного друг с дружкой не делали? И даже поползновений никаких не было? Позвольте усомниться.
Я, конечно, не знаю, как там у них в Америке — не бывал. Но с российскими гражданами и гражданками, я уверен, такая тема бы не прокатила. Наших граждан и гражданок и на три дня нельзя наедине оставлять — сразу начнут спариваться.
Впрочем, чего и вам желаю. Не слушайте вы Джеков Лондонов разных. Езжайте лучше вдвоём на остров (можно обитаемый) и займитесь там общественно полезным делом. А если для каждого такого дела разрешения из ЗАГСа ждать, то тогда никаких загсов в стране не хватит. Вот такой вам будет мой совет.

P.S. А Джеку Лондону этому мы ещё нос-то утрём! Д. Инзов гарантирует…

Карманный словарик Д. Инзова

Вуайеризм (фр. voyeurisme; от фр. voir «видеть») — сексуальное извращение. Подглядывание за людьми, занимающимися сексом или «интимными» процессами. Вуайеризм в большинстве случаев связан с тайным наблюдением за другим человеком.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Судьба и биография Литераторы Исторический вуайеризм